home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава вторая

Противник перед Западным фронтом в январе 1942 года

Общая оценка положения противника в начале января 1942 года

9-я и 4-я германские армии в составе четырнадцати корпусов, нескольких отдельных дивизий и групп в результате декабрьского разгрома под Москвой откатывались на запад под ударами войск Западного и Калининского фронтов. При отходе противник вел упорные сдерживающие оборонительные бои, переходя на ряде участков фронта в контратаки при поддержке танков и авиации.

К началу января немцам на своем северном крыле и в центре с чрезвычайными усилиями и ожесточенным сопротивлением удалось приостановить наступление войск Западного фронта и занять выгодный рубеж обороны. Этот рубеж проходил по западному берегу рек Лама, Руза, Нара до Башкино (10 км юго-западнее Наро-Фоминска) включительно, далее шел западнее Боровска и Малоярославца на Детчино, опускаясь на юг западнее Калуги.

На своем южном крыле противник под натиском 50-й и 10-й армий отходил в западном и северо-западном направлениях, ведя упорные бои на прерывчатой изломанной линии Зубово (30 км юго-восточнее Юхнова), Долгая (10 км южнее Юхнова), Юхнов, Мосальск, Мещовск, Сухиничи, Маклаки (28 км юго-западнее Сухиничей), Клинцы, Белев (иск.).

При наступлении на Москву германское командование вследствие успешного развития операции не предусматривало возможность глубокого отступления. По имеющимся данным, глубокие тыловые рубежи хотя и были намечены, но не были заранее достаточно подготовлены, а в распоряжении командования центральной группы армий и командующих 9-й и 4-й армий не оказалось свободных резервов, могущих занять новую линию обороны и принять на себя откатывающийся фронт.

Незначительные наличные резервы в процессе отхода были использованы германским командованием для восстановления положения, но они не смогли его спасти. В результате противнику не удалось осуществить планомерного отхода и создать сильные ударные группы за счет резервных частей и соединений.


Основные операционные направления и группировка сил противника в обороне

Наиболее важными операционными направлениями для неприятеля в полосе действии Западного фронта в первой половине января являлись следующие:

1. Волоколамско-гжатское направление (против 1, 20 и 16-й армий) было наиболее серьезным и опасным на левом крыле немцев. Гжатск – узел путей, идущих на Ржев, Вязьму, Юхнов, по своему военно-географическому положению он прикрывает наиболее удобные пути на Вязьму и далее на Смоленск, Гжатск образует вершину треугольника оборонительной позиции противника, основанием которого являются Ржев, Вязьма. Овладение гжатским узлом обороны нарушало оборонительную систему немцев и давало возможность обойти вяземский узел сопротивления с севера.

2. Можайское направление (против 5-й армии) являлось для противника важным, так как по кратчайшему расстоянию выводило непосредственно на Гжатск.

3. Медынское направление (против 33-й и 43-й армий) выводило непосредственно к Юхнову и давало возможность глубокого обхода вяземского узла сопротивления с юго-востока и юга.

4. Юхновское направление (против 49-й и 50-й армий) прикрывало кратчайшие пути с востока и юго-востока на Рославль и Вязьму; оно имело большое оперативное значение для врага.

5. Сухиничское направление (против 10-й армии) имело также серьезное значение. Сухиничи – железнодорожный узел, в котором сходятся пути, идущие от Смоленска, Рославля и Брянска, позволяющие осуществлять переброски войск и грузов.

Во второй половине января вследствие развития успешного наступления войск Западного фронта наиболее угрожаемыми для противника операционными направлениями были:

1. Новодугинское (против 20-й армии) – как кратчайшее направление, дававшее возможность охватить гжатский узел сопротивления с севера. Последовавший выход 1-й армии из состава Западного фронта (1-я армия была переброшена на Северо-Западный фронт), несомненно, повлиял на развитие операции 20-й армии, которая одна, приняв на себя участок 1-й армии, должна была вести дальнейшее наступление на 35-км фронте (вместо 20 км). Противник к этому времени вводом новых резервов и занятием выгодных рубежей усилил свою оборону.

2. Гжатское направление (против 5-й армии) выводило прямо к Гжатску. Однако и на этом направлении с уходом 16-й армии на южный участок Западного фронта полоса действий 5-й армии увеличилась до 50 км (вместо 20 км), что также влияло на ход дальнейшего наступления. Противник, учитывая важность этого направления, значительно усилил его обороноспособность вводом новых резервов из глубокого тыла.

3. Юхново-Вяземское направление (против 33, 43, 49 и 50-й армий) давало возможность глубокого обхода Вяземского укрепленного района с юго-востока и юга. Удержанию за собой юхновского узла сопротивления противник придавал крупное значение и сосредоточил в районе Юхнов на 75-км фронте части восьми дивизий.

4. Спас-Деменское направление (против 10-й армии и группы генерала Белова), угрожавшее глубоким обходом юхново-вяземской группировке противника. На этом направлении враг стремился сохранить за собой сухиничский опорный пункт; в дальнейшем, маневрируя резервными частями, собранными из разных дивизий, и сводными отрядами, немцы упорно удерживали занятую ими линию обороны, прикрывая шоссе Юхнов—Рославль.

5. Брянское направление, выводящее к важному узлу путей. На этом направлении противник вел упорные бои, стремясь выиграть время, обеспечить укрепление оборонительного рубежа перед 61-й армией и подвоз резервов из глубокого тыла.

Обычно германское командование распределяло свои силы в соответствии с важностью того или иного операционного направления. В процессе декабрьского отступления в оборонительных боях в первой линии находилась основная масса войсковых соединений противника.

Но к началу января этого уже не наблюдалось: значительное количество войсковых соединений было отведено во вторую линию. В то же время происходило некоторое увеличение общего количества соединений, находившихся перед Западным фронтом. Если в начале января 9-я и 4-я германские армии насчитывали перед Западным фронтом сорок три дивизии, то к 15 января количество их увеличилось до сорока восьми.

В зависимости от обстановки противник стремился маневрированием по фронту и из глубины обеспечивать важнейшие из угрожаемых операционных направлений необходимыми силами.

Оперативная плотность обороны выражалась следующими данными:

Битва за Москву. Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941 г. - 31 января 1942 г

Таким образом, в течение января, несмотря на удлинение линии фронта, средняя оперативная плотность обороны оставалась почти одна и та же. Ширина фронта обороны на дивизию первой линии возросла в среднем с 13 до 18 км; следовательно, произошло уменьшение плотности обороны первой линии противника. Это объясняется двумя причинами: 1) противник на правом крыле и в центре отходил на более сильные оборонительные рубежи; 2) к концу января возросло количество резервных дивизий (с 8 до 15).

Тактическая плотность обороны у противника на разных участках фронта была различной. На ударных направлениях немецкие дивизии занимали более плотные участки.

К 5 января максимальная плотность обороны на волоколамско-гжатском и можайском направлениях составляла: одна дивизия на 8 км; минимальная – на сухиничском направлении – одна дивизия на 33 км фронта.

На 15 января максимальная плотность обороны была на юхновском направлении: одна дивизия на 6 км; на волоколамско-гжатском – одна дивизия на 8 км; минимальная тактическая плотность – на спас-деменском направлении – одна дивизия на 29 км фронта.

К 25 января максимальная тактическая плотность обороны переместилась на новодугинское направление: одна дивизия на 5,8 км; на гжатском изменений не было: одна дивизия на 8 км; на спас-деменском направлении плотность оставалась минимальной, но еще более разреженной: одна дивизия на 38 км фронта.

Слабая насыщенность фронта обороны южного крыла 4-й германской армии позволила вести быстрое наступление 50-й и 10-й армиям и группе генерала Белова; здесь не было сплошного фронта, как это имело место на севере в 9-й армии. Линия фронта была изломана и носила прерывчатый характер. Немцы в ходе борьбы были вынуждены подбрасывать отдельные части и сводные отряды, вырывая их из состава разных дивизий и даже специальных частей.

Группировка сил противника на разных этапах оборонительного сражения была различной и зависела от слагавшейся на фронте обстановки и от важности операционного направления. В приложении 1 (см. в конце книги) дано боевое расписание немецких войск по периодам. Из него следует, что к 5 января наиболее крупные группировки противника действовали на волоколамско-гжатском (13 дивизий) и можайском (10 дивизий) направлениях. 15 января наиболее насыщенными были волоколамско-гжатское направление (13 дивизий), можайское – против 5-й армии (7 дивизий) и юхновское (6 дивизий). К 25 января крупные группировки противника были сосредоточены на новодугинском (9 дивизий) и гжатском (11 дивизий) направлениях.

Враг все время стремился противопоставить правому крылу и примыкавшей к нему части центра Западного фронта наиболее крупные силы, дававшие возможность задерживать наше продвижение вперед.

Происходило это вследствие того, что немцы учитывали опасность нависания правого крыла Западного фронта над их левым крылом, а также совершившийся прорыв и выход в их тыл войск Калининского фронта западнее линии Ржев, Сычевка. В этих условиях германское командование решило упорно удерживать район Ржев, Гжатск, Вязьма, Сычевка.

Как видно из боевого расписания, основную массу оборонявшихся германских войск первой линии составляли пехотные дивизии. На 5 января в первой линии состояло 25 пехотных дивизий, на 15 января – 29 пехотных дивизий, на 25 января – 28 пехотных дивизий. Основой обороны танковых дивизий являлись преимущественно моторизованные полки. На более важных операционных направлениях (волоколамско-гжатское, можайское, сухиничское) были использованы группы танков в количестве от 15 до 30.

Моторизованные дивизии в обороне использовались как пехотные соединения. Дивизии армейского резерва сосредоточивались на различной глубине от линии фронта и, как правило, располагались в населенных пунктах, приспособленных к обороне, как узлы сопротивления с ДЗОТ, проволочными заграждениями, ледяными валами и т. д. (Гжатск, Можайск, Верея, Юхнов, Жиздра) или как наскоро укрепленные опорные пункты (Середа, Поречье, Троица, Кондрово, Полотняный Завод, Сухиничи и др.).


Боевой состав войск и характеристика дивизий противника

Боевой состав 9-й и 4-й германских армий на 5 января по операционным направлениям был следующий:

Битва за Москву. Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941 г. - 31 января 1942 г

* Учтены только орудия дивизионной артиллерии.

Из таблицы видно, что два наиболее угрожаемых операционных направления против крупной группировки армий правого крыла и части центра Западного фронта (1, 20, 16 и 5-я армии) противник обеспечивал наиболее сильной группировкой своих войск в составе: 65 700 солдат (48 % всех сил), 463 полевых орудия (47 % полевой дивизионной артиллерии) и 175 танков (97 % всех имеющихся в наличии танков).

На юхновском направлении немцы, не имея достаточно сил и средств, вели оборону на широком фронте, сгруппировав до 25 % всех своих сил, кроме танков (3 %).

К 5 января перед Западным фронтом действовали части 2-го воздушного флота – 8-й авиационный корпус, штаб которого находился в Смоленске. Боевой состав авиации: бомбардировщиков 270, истребителей 95, разведчиков 35, всего 400 самолетов.

До конца января резких изменений в количественном составе и расположении 8-го авиационного корпуса не произошло. Аэродромы в основном располагались западнее линии Погорелое Городище, Гжатск, Юхнов. Количество самолетов на аэродромах колебалось от 8 до 12. Действия авиации осуществлялись преимущественно мелкими группами с задачей прикрытия своих отходящих войск. Одновременно фашистская авиация бомбардировала наши части на линии фронта и вела разведку тыловых объектов.

Боевой состав 9-й и 4-й германских армий на 25 января 1942 года (по расчетным данным):

Битва за Москву. Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941 г. - 31 января 1942 г

* Учтены только орудия дивизионной артиллерии.

Из таблицы видно, что на наиболее угрожаемом гжатском направлении на фронте в 50 км противник сосредоточил более четверти всей пехоты и артиллерии. Несмотря на увеличение общего количества дивизий с сорока трех (5 января) до сорока девяти (25 января), количество людского состава уменьшилось за счет потерь, которые немцы понесли в оборонительных боях и последовавшем за ними отступлении.

К 25 января враг имел в войсках почти то же наличное количество артиллерии и танков, какое было у него к 5 января; это произошло вследствие подвоза из тыла нескольких новых дивизий и частичного восстановления утраченной в боях материальной части артиллерии и танков.

Из таблицы также видно, что по сравнению с боевым составом противника на 5 января все операционные направления, кроме новодугинского, имели к 25 января небольшое количество танков. Оперативная важность этого направления, как кратчайшего для глубокого охвата Гжатска с севера, была ясна неприятелю, поэтому оно и обеспечивалось более сильной танковой группой.

Боевую характеристику соединений германской армии (действовавших перед Западным фронтом), составленную по различным источникам на январь 1942 года, можно свести к следующему.


Боевая характеристика танковых дивизий

Танковые соединения (2, 4, 5, 6, 7, 10, 11, 19 и 20-я танковые дивизии) действовали на Восточном фронте с начала войны, кроме 2-й и 5-й танковых дивизий, которые были переброшены на Восточный фронт в октябре 1941 года. Все танковые дивизии за период боев на Восточном фронте понесли крупные потери и неоднократно (два-три раза) пополнялись людьми и материальной частью. Потери в материальной части танковых дивизий противника характеризуются следующими данными: в среднем штатный состав танковой дивизии включал от 150 до 200 танков; с началом наступления на Москву большинство танковых дивизий было укомплектовано материальной частью почти полностью; в результате октябрьско-декабрьских боев общее количество танков во всех девяти дивизиях в первой половине января исчислялось в 250–300 машин. Часть из них находилась на фронте, часть была отправлена в тыл для ремонта. Краткая боевая характеристика танковых дивизий на первую половину января 1942 года показана в таблице.

Краткая боевая характеристика танковых дивизий противника на первую половину января 1942 года

Битва за Москву. Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941 г. - 31 января 1942 г
Битва за Москву. Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941 г. - 31 января 1942 г

Данные боевой характеристики демонстрируют:

1) крупные потери танковых дивизий в период октябрьско-декабрьских боев под Москвой вследствие сокрушительных ударов войск Западного фронта;

2) падение боеспособности германских танковых соединений, вызванное боевыми неудачами и крупными потерями в живой силе и материальной части.

3) то, что германское командование вынуждено было преобладающую часть танковых дивизий, еще сохранивших боеспособность, использовать в обороне как пехотные части, распыляя танки небольшими группами в тесном взаимодействии с пехотой.[102]


Боевая характеристика моторизованных дивизий

Битва за Москву. Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941 г. - 31 января 1942 г

Моторизованные дивизии, несмотря на крупные потери (от 60 до 70 %) в живой силе и артиллерии, понесенные в предыдущих боях, в основном сохранили боеспособность. Эти дивизии в январских боях на различных участках фронта обороны 9-й и 4-й германских армий или занимали оборонительный участок, или состояли в резерве.


Боевая характеристика пехотных дивизий

Преобладающее большинство пехотных дивизий (тридцать две из тридцати восьми) было переброшено на Восточный фронт в конце июня, в июле и в первой половине августа 1941 года. Шесть дивизий (35, 63, 208, 211, 213 и 216-я пехотные дивизии) переброшены на Восточный фронт в декабре 1941 года и в начале января 1942 года из Бельгии и Франции. Из общего количества семь пехотных дивизий кадровые, остальные (тридцать одна) были сформированы в дивизионных округах рейхсвера по мобилизации.[103]

Вследствие крупных потерь, понесенных за время войны, все дивизии несколько раз меняли свой личный состав, что не могло не отразиться на их состоянии. Однако преобладающее количество пехотных дивизий к началу января все же сохранило свою боеспособность. Лишь отдельные дивизии (52-я, 56-я, 197-я и 267-я пехотные), понесшие большие потери в предыдущих боях (особенно в декабре 1941 года), оказались небоеспособны.

Кроме того, на политико-моральное состояние и падение дисциплины влияли суровая зима (мороз доходил до 35°), вшивость, болезни, недостаток теплой одежды, усталость от войны, не всегда нормальный подвоз продовольствия и т. д. По показаниям пленных, имели место случаи, когда офицерский состав, чтобы не возбуждать недовольства солдат, был вынужден отменять ранее отданные приказания. В отдельных дивизиях в связи с прибытием пополнения офицеры обещали солдатам, что части, действующие зимой (56-я пехотная дивизия и др.), будут сменены и что весеннее наступление ликвидирует все трудности. Надо сказать, что подобная агитация в январе 1942 года еще оказывала влияние на некоторую часть гитлеровской армии. Наряду с этим в случаях открытого недовольства среди солдат (197-я и 267-я пехотные дивизии) немедленно применялись суровые репрессии.[104]

Таким образом, боеспособность пехотных дивизий противника к началу января была следующей:

Битва за Москву. Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941 г. - 31 января 1942 г
Битва за Москву. Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941 г. - 31 января 1942 г

Необходимо добавить, что в процессе октябрьских и декабрьских боев 1941 года все чаще наблюдалось расформирование полков из-за больших потерь. Отдельные дивизии имели по два полка вместо трех, а полки по два батальона.


Общий характер обороны противника

Общие принципы обороны 9-й и 4-й германских армий против войск Западного фронта в основном соответствовали уставным положениям.

В связи с зимними условиями и изменившимся характером боевых действий построение вражеской обороны имело некоторые особенности.

При наступлении на Москву германское командование намечало ряд оборонительных рубежей в своем тылу. В некоторых местах (например, за рекой Угрой) разведкой отмечались окопные работы противника еще до нашего контрнаступления. К началу января 1942 года в ближайшем тылу 9-й и 4-й германских армий уже определились общие контуры оборонительного рубежа по линии Ржев, Гжатск, Вязьма и далее на Брянск. Германское командование пыталось, прикрываясь сильными арьергардами с танками, сдержать напор наших войск с тем, чтобы главными силами закрепиться на рубеже Ламы, Рузы, Нары и далее на линии Малоярославец, Сухиничи, Белев. Оборона на северном участке частично базировалась в старых окопах, наших и германских, построенных еще в период октябрьских боев на обоих берегах рек Лама и Руза.

Из захваченных приказов по войсковым соединениям противника (23-я пехотная дивизия) видно, что позиции на Ламе и к, югу должны были защищаться до последнего человека. Подобные установки давал в своем приказе Гитлер, требовавший «цепляться за каждый населенный пункт, не отступать ни на шаг».

Оборонительный рубеж, за который цеплялись 9-я и 4-я германские армии, на 5 января в основном проходил по западному (а местами и по восточному) берегу Ламы, Рузы и Нары. На своем северном крыле и в центре враг осуществлял жесткую оборону; на южном крыле – вел сдерживающие бои, переходя местами в контратаки.

Система обороны противника в этот период была построена по принципу организации опорных пунктов и узлов сопротивления, базой которых в условиях зимы являлись населенные пункты. Оборонительная позиция каждого соединения состояла из ротных опорных пунктов и батальонных узлов сопротивления с промежутками между ними. Последние прикрывались системой фланкирующего перекрестного пулеметного огня, огня минометных батарей и автоматчиками; кое-где промежутки были заполнены снежными окопами и снежными (политыми водой) валами.[105]

Взаимодействие огневых сооружений противника в системе ротного опорного пункта создавалось сильным пулеметным, автоматическим и минометным огнем на основных направлениях. Ротный опорный пункт в основном имел два-три взводных оборонительных района, и, в свою очередь, каждый взводный оборонительный район имел две-три огневые точки. Наиболее слабо защищенным местом опорного пункта являлся тыл.

Глубина батальонного узла сопротивления 1,5 км, ротного опорного пункта – 500–750 м. Пехотные дивизии противника занимали в обороне на важных и опасных направлениях 8–10 км; на менее угрожаемых – от 12 до 15 км. Однако имели место случаи занятия обороны шириною по фронту до 20 км (98, 258, 31-я и другие пехотные дивизии). В подобных случаях такие дивизии усиливались артиллерией либо пехотной частью из другого соединения. Указанная выше система огня довольно широко дополнялась инженерными укреплениями полевого типа.

Огневые точки располагались в каменных или деревянных строениях, приспособленных к обороне, а также в специально построенных для этой цели дерево-земляных снежных точках и в снежных окопах. Все сооружения противника в преобладающем большинстве по своей конструкции являлись легкими полевыми постройками. Противник широко применял отепление блиндажей, расположенных вдоль основных путей сообщения. В этих блиндажах немцы с пулеметами и автоматами отсиживались до момента атаки; с началом атаки они выбегали и занимали позиции в расположенных поблизости окопах и огневых точках.

Ротные опорные пункты противника часто располагались на возвышенных местах; местность перед передним краем хорошо просматривалась и позволяла организовать хороший обстрел. Огневые точки располагались иногда и на обратных скатах, на расстоянии 150–200 м от гребня высоты, причем нередко встречались опорные пункты с круговым обстрелом. Для огневых средств противник широко применял по несколько запасных позиции; пулеметчики, автоматчики и отдельные орудия, перемещаясь с одной позиции на другую, создавали впечатление большого количества сил у оборонявшегося.

Крупные населенные пункты и города оборудовались противником как узлы сопротивления, причем система обороны строилась на тесном огневом взаимодействии опорных пунктов. Подступы к узлам сопротивления и промежутки между опорными пунктами прикрывались системой заграждений. Дороги, подводящие к опорному пункту и узлу сопротивления, минировались. Немцы широко применяли минирование в обороне. Так, в январе инженерными частями Западного фронта в разных районах оборонительного рубежа было уничтожено свыше 7300 противотанковых и противопехотных мин. Внутри населенных пунктов мины устанавливались на улицах, площадях, в общественных зданиях, жилых домах и в надворных постройках. Так, например, при оставлении Наро-Фоминска противник заминировал текстильную фабрику, площадь перед памятником Ленина, район рабочих казарм (100 мин); в Медыни были заминированы кюветы на улице Кирова, баррикады и все выходы из города (183 мины).

В промежутках между опорными пунктами применялась слабо развитая проволочная сеть, рогатки, малозаметные препятствия из гладкой проволоки, проволочные заборы на жердевых кольях и другие варианты оборудования.

Расположенные в глубине обороны рощи превращались в районы противотанковой обороны (ПТО), которые опоясывались линией окопов и прикрывались орудиями противотанковой обороны.

На танкоопасных направлениях иногда отрывался противотанковый ров. Противник в обороне часто применял «сюрпризы» в различных формах.

При ведении оборонительного боя противник центр тяжести переносил на удержание тактической зоны обороны, используя в этих целях силу заранее подготовленной системы огня. Сосредоточенным ружейно-пулеметным огнем, огнем артиллерии, минометов, автоматов он стремился уничтожить наступающие части еще до подхода их к переднему краю. В случае прорыва переднего края и вторжения наших атакующих частей в глубину оборонительной полосы немцы осуществляли контратаки полковыми и дивизионными резервами на флангах тактического прорыва с нанесением удара в направлении центра прорыва на переднем крае. При благоприятной обстановке, ослаблении и расстройстве наступающих войск применялись контратаки и перед главной линией обороны. При более глубоком проникновении атакующих частей в оборонительную полосу и угрозе прорыва тактической полосы (на 6–8 км) контрудар наносили корпусные и армейские резервы. Таким образом, соединения первой линии обороны, занимавшие оборонительную полосу, давали полное и предельное напряжение сил и средств, и лишь тогда, когда они были исчерпаны, в дело вводились более глубокие резервы. За первой оборонительной полосой в 8–10 км находилась вторая. Эта оборонительная полоса была прерывчатой и включала отдельные опорный пункты или узлы сопротивления, частью занятые корпусными резервами.

Третья линия обороны 9-й и 4-й германских армий располагалась в 18–20 км от переднего края. Она проходила по рубежу Княжьи Горы, Шаховская, Середа, Поречье, Можайск, Верея, Медынь, Кондрово, Полотняный Завод, Юхнов; перед фронтом 50-й и 10-й армий противник имел прерывчатую линию обороны, вел оборонительные бои на широком фронте и, видимо, не располагал заранее подготовленным и укрепленным рубежом.

Такие населенные пункты, как Шаховская, Середа, Поречье, Можайск, Кондрово, Полотняный Завод и др., были превращены в опорные пункты с отрытыми между ними снежными окопами, легкими блиндажами и ДЗОТ. Промежутки между опорными пунктами (так же, как и в первой линии обороны) простреливались фланкирующим огнем всех видов; на основных, наиболее угрожаемых направлениях против 20, 16, 5, 33 и 49-й армий противник местами возвел искусственные ледяные валы. В районе Медыни немцы при отходе достаточно основательно разрушили шоссе Малоярославец, Медынь; почти все мосты были взорваны, частью минированы. На параллельных дорогах противник поставил довольно большое количество заграждений. Населенные пункты восточнее Медыни (Адуево, Ильинское, Подсосино и др.) были укреплены, как ротные опорные пункты. В значительной части лесов неприятель успел завалить проходы, оплести их проволокой и минировать. Это в значительной степени затруднило действия наших наступающих частей и потребовало много времени, сил и средств для преодоления заграждений.

На указанной линии обороны располагались армейские резервы 9-й и 4-й германских армий: 106-я и 85-я пехотные дивизии, остатки 10-й танковой дивизии (которая укомплектовывалась), 107-я и 230-я пехотные и 20-я танковая дивизии. Первый тыловой основной оборонительный рубеж центральной группы армий проходил по линии Осташков (140 км северо-западнее Ржева), Белый, Ярцево, Ельня, Богданово, Жуково, Брянск. На этом тыловом рубеже строились укрепления полевого типа.

В общую систему обороны в январе входил оборонительный рубеж Ржев, Гжатск, Вязьма, станция Занозная (30 км севернее Кирова). Этот рубеж сильно укреплялся системой опорных пунктов и узлов сопротивления. В районе Гжатска в начале января были сосредоточены резервы центральной группы армий – 63-я и 255-я пехотные дивизии, находившиеся в 80–90 км от линии фронта.

На 15 января общая система обороны противника на его северном крыле почти оставалась без изменений. В центре немецкие войска вели оборонительные бои на линии Верея, Полотняный Завод, Юхнов, на южном крыле – на рубеже станция Занозная, Ольшаница, Зикеево, Мелехова, Фединское, Мценск.

К этому времени оборона представляла собой уже более усиленную и развитую систему опорных пунктов и узлов сопротивления.

Германское командование, поставив себе задачей во что бы то ни стало удержать треугольник Ржев, Гжатск, Вязьма, лихорадочно возводило здесь укрепления полевого типа и сосредоточивало войска 3-й и 4-й танковых групп и отдельные пехотные дивизии (5-го, 7-го и 9-го армейских корпусов). Противник к середине января усилил свое сопротивление за счет увеличения количества дивизий первой линии, стремясь задержать все растущий напор армий Западного фронта.

К 25 января общая система обороны 9-й и 4-й германских армий представляла собой еще более развитую сеть укреплений. Дивизии первой линии вели упорные оборонительные бои на рубеже Васильевское (12 км юго-восточнее Погорелое Городище), Треселы, станция Батюшково, Азарово, Вязища, станция Кошняки, Плюсково (25 км юго-западнее Кондрова), Юхнов, Зимницы (6 км юго-восточнее Фомина), станция Подписная (7 км юго-западнее Кирова), Сухиничи, Полюдово (10 км северо-восточнее Зикеева), Кцынь, Плоское, южнее Белева и далее на Мценск.

На своем северном крыле и частью в центре немцам удалось, опираясь на более развитую систему опорных пунктов и узлов сопротивления, задержать дальнейшее продвижение 20, 5 и 33-й армий. Этому способствовало еще и то обстоятельство, что правое крыло Западного фронта выделило из своего состава часть сил на другое направление. Общая длина линии обороны 9-й и 4-й германских армий возросла по сравнению с началом января почти на 150 км, но противнику удалось подтянуть новые резервные дивизии, оттянуть с фронта отдельные части и создать на основных, наиболее угрожаемых операционных направлениях довольно крупные резервы, особенно сильные на гжатском направлении (четыре пехотные, одна моторизованная и одна танковая дивизии).

197-я пехотная дивизия, как потерявшая боеспособность, отводилась в район Гжатска для приведения в порядок. Остатки 52-й и 56-й пехотных дивизий занимали второстепенные участки и были включены в состав других дивизий; 267-я пехотная дивизия выводилась в район Вязьмы для укомплектования.

На своем южном крыле против 10-й и 61-й армий немцы продолжали вести сдерживающие бои на широком фронте. В районе Сухиничей жиздринская группировка противника в составе 208-й пехотной дивизии, 35-го танкового полка (4-й танковой дивизии) и 691-й колонны (до батальона пехоты) вела упорные бои, стремясь прорваться на соединение с Сухиничским гарнизоном.

Оперативное построение обороны немцев представляло собой:

1) тактическую полосу обороны с общей глубиной от 6 до 8 км (иногда 10 км); она включала в себя дивизионные и корпусные резервы, причем последние образовывали в то же время и вторую линию обороны;

2) полосу армейских резервов в 18–20 км от переднего края; эта полоса составляла третью линию обороны и представляла собой сочетание опорных пунктов и узлов сопротивления, находящихся в огневой связи;

3) полосу резервов группы армий в 60–80 км от переднего края, которая также укреплялась прерывчатой системой опорных пунктов и занималась на важнейших направлениях войсковыми соединениям;

4) и наконец, в районе первого тылового оборонительного рубежа (район восточнее Смоленска), обычно в узле хорошо развитой сети дорог, на расстоянии 150–200 км от боевой линии, располагался фронтовой резерв.

Однако нужно иметь в виду, что резервов у немцев было мало, и по существу все основывалось на обороне тактической зоны.


Пути сообщения

К началу января 1942 года противнику путем большого напряжения удалось перешить часть железных дорог на европейскую колею. В полосе действий 9-й и 4-й германских армий были перешиты обе колеи на линии Минск—Смоленск—Вязьма, одна колея перешивалась на железнодорожных участках: 1) Вязьма—Можайск, 2) Смоленск—Рославль– Брянск, 3) Брянск—Орел.

Однако для эксплуатации этих линий пришлось перебрасывать из Германии не только подвижной состав, но и работников железных дорог. Доставленный подвижной состав, сильно устаревший в конструктивном отношении и изношенный, отличался большим разнообразием: паровозы, обслуживавшие пути, были преимущественно германские, в то время как вагонный парк в преобладающем количестве был собран из оккупированных европейских стран.

Пропускная способность перешитых дорог небольшая: на двухпутных железных дорогах она не превышала 20–25 пар поездов в сутки, на однопутных – около 15 пар поездов. Причины кроются в довольно низком техническом состоянии этих дорог, в недостатках построенных мостов, в отсутствии междустанционной связи, тягового оборудования, электростанций и водоснабжения. Кроме того, сказывались частые налеты партизан, почему на ряде участков движение поездов производилось неполные сутки.

Шоссейных и грунтовых дорог во фронтовой полосе германских армий имелось достаточно.

Основными тыловыми путями служили: 1) Можайск—Гжатск– Вязьма—Смоленск, 2) Малоярославец—Медынь—Юхнов—Рославль, 3) Орел—Брянск—Рославль—Смоленск.

Маневр войск вдоль фронта обеспечивали рокадные пути: а) Ржев– Зубцов—Гжатск—Юхнов—Сухиничи—Жиздра; б) Ржев—Вязьма—Мосальск—Мещовск—Людиново; в) Сычевка—Дорогобуж—Ельня—Рославль.

При отходе германских войск во фронтовой полосе в значительной степени использовался автотранспорт, несмотря на большие трудности его эксплуатации зимой, недостаток горючего и огромные потери грузовых машин.


План германского командования

Оперативное положение немецких войск в январе было тяжелым. Германское командование стремилось всеми мерами навести порядок в отступавших войсках и задержать наступление войск Красной Армии. Гитлер в своем приказе дал следующие установки:

«Цепляться за каждый населенный пункт, не отступать ни на шаг, обороняться до последнего патрона, до последней гранаты, вот что требует от нас текущий момент.

Каждый занятый нами населенный пункт должен быть превращен в опорный пункт. Сдачи его противнику не допускать ни при каких обстоятельствах, даже если он обойден противником.

Если все же по приказу вышестоящего командования пункт должен быть нами оставлен, необходимо все сжигать дотла, печи взрывать».

На усиление 9-й и 4-й германских армий были переброшены из Франции: в декабре – 16-я пехотная, в январе – 208, 211 и 213-я пехотные дивизии. В названных дивизиях был недостаток офицерского состава, плохо обученные контингенты солдат и некомплект вооружения. Кроме дивизий, переброшенных из глубокого тыла, были подброшены фронтовые резервы (63-я и 255-я пехотные дивизии) и отдельные части, снятые с других участков. Эти резервы были использованы для восстановления положения на угрожаемых для немцев операционных направлениях. Кроме того, остатки отдельных дивизий (52, 56, 197 и 267-я) спешно сводились в полки, остатки полков – в батальоны и вливались в более сохранившиеся соединения.

Оставшаяся материальная часть танковых дивизий частично использовалась на фронте, частично отводилась в тыл для немедленного восстановления.

Попутно спешно подбрасывались группы резервистов из тыла для укомплектования наиболее потрепанных, но еще сохранивших известную боеспособность дивизий. В процессе боя создавались сводные отряды и группы (группы Шевальери, Куно и др.).

В начале января в план германского командования входила задача во что бы то ни стало остановить дальнейшее отступление измотанных и обескровленных частей 9-й и 4-й германских армий, теснимых Калининским и Западным фронтами, занять удобную оборону и выиграть время для подготовки оборонительного рубежа Ржев, Гжатск, Вязьма, Занозная, Брянск. Противник широко применял отдельные очаги сопротивления (Юхнов, Сухиничи) на важнейших угрожаемых направлениях и вел упорные сдерживающие бои на других участках фронта.

Наибольшее сосредоточение отходящих фашистских войск наблюдалось в районе Сычевка, Гжатск, Вязьма, а также в районе Юхнова.


Выводы

1. Общее положение и состояние немецких войск перед Западным фронтом в январе 1942 года были неблагоприятными для них. Понеся большие потери, враг уже не был способен к активным операциям. Инициатива действий находилась в руках Красной Армии.

2. В январских боях противник, учитывая угрозу охвата его обоих флангов, пытался на своем северном крыле и в центре удерживаться на ряде промежуточных рубежей, выводя главные силы в западном направлении, первоначально на рубеж рек Лама, Руза, Нара, а затем на рубеж Ржев, Гжатск и южнее. На своем южном крыле противник стремился к тому, чтобы не допустить выхода наших частей на шоссе Малоярославец, Рославль, с целью обеспечения отхода своих главных сил.

Следует отметить, что, несмотря на тяжелые условия борьбы, противнику путем огромного напряжения сил и средств, маневрирования отдельными соединениями и частями, путем подтягивания резервов из глубокого тыла, наконец, ценою больших потерь в живой силе и материальной части удалось восстановить боеспособность своих войск и на довольно длительный срок обеспечить за собой рубеж по Ламе, Рузе и южнее.

Тем самым неприятель выиграл около трех недель времени и привел в более сильное оборонительное состояние рубеж Ржев, Гжатск, Юхнов.

3. Вследствие крупных потерь, понесенных 9-й и 4-й германскими армиями в декабре – январе, и недостаточных пополнений германское командование вынуждено было прибегнуть к расформированию отдельных полков и сведению некоторых дивизий в двухполковые, а полков – из трехбатальонных в двухбатальонные. Однако ширина боевых участков войск оставалась почти без изменения, что не могло не привести к общему ослаблению обороны.

Кроме того, к началу января германские дивизии и полки в организационно-штатном отношении уже давно не соответствовали тем полнокровным дивизиям, которые в июне 1941 года вероломно вторглись в пределы СССР. Войска 9-й и 4-й германских армий вместо положенных по штату 300 000 солдат в боевом составе имели около 142 000. Еще хуже обстоял вопрос с материальной частью танковых дивизий и артиллерии: в восьми танковых дивизиях вместо 1350 танков уже в первой половине января оставалось всего 262 танка. Наконец, дивизионная артиллерия вместо 1960 орудий насчитывала 979 орудий. А это значит, что 9-я и 4-я германские армии в пехоте и артиллерии в процессе предыдущих боев понесли потери от 50 до 56 %. Танковые дивизии потеряли 61,5 % танков. В конце января, в итоге тяжелых для противника оборонительных боев и большого количества обмороженных, потери в живой силе и материальной части еще более увеличились.

4. Политико-моральное состояние германских войск перед Западным фронтом в январе характеризовалось следующими данными;

а) тяжелая оперативная обстановка, создавшаяся для немцев на фронте;

б) крупные потери, понесенные немецкими войсками в результате отхода из-под Москвы;

в) суровая зима с морозами, доходившими до 30–35°; необеспеченность войск теплым обмундированием, завшивленность, измотанность, усталость, подрыв веры в быструю победу Германии.

Все это приводило к понижению боеспособности немецких войск.


Глава первая Общая обстановка на Западном фронте в начале января 1942 года | Битва за Москву. Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941 г. - 31 января 1942 г | Глава третья Попытки прорывов на правом крыле Западного фронта в конце декабря и начале января