home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Часть VI

Общее заключение по Московской операции

Общий ход Московской операции

В настоящем описании рассмотрены события большого политического и военного значения, развернувшиеся на московском стратегическом направлении и охватившие отрезок времени с половины октября 1941 года по конец января 1942 года, т. е. три с половиной месяца Великой Отечественной войны.

В нем кратко освещен провал первого (октябрьского) наступления немцев на Москву, приведшего их к затяжным боям на калининском, собственно московском и тульском направлениях без каких-либо решительных результатов.

Ослабление напряженности боевых действий с начала ноября на московском направлении (с целью производства перегруппировок, подтягивания сил и подготовки немцами нового наступления) явилось необходимой для них оперативной паузой и вместе с тем при рассмотрении общего хода событий представляет собою ту логическую грань, которая отделяет завершение первого наступления от начала второго.

С половины ноября началось второе генеральное наступление немцев на Москву. Эти и последовавшие за ними события, в соответствии с общим ходом их, могут быть разделены на такие законченные периоды (этапы):

1. Второе генеральное наступление немецко-фашистских войск на Москву и оборонительное сражение на Западном фронте (16 ноября – 5 декабря 1941 года). В результате этого периода немецко-фашистские войска на обоих флангах продвинулись вперед, глубоко вклинившись, в наше расположение, и нависли над Москвой с севера и юга. Но в ходе борьбы изменилось соотношение сил и взаимное положение сторон.

Немцы истощились в упорных боях с войсками Красной Армии; к концу этого периода они уже не имели сил для дальнейшего наступления и должны были перейти к обороне в невыгодном положении, готовясь отступать под нарастающими ударами Красной Армии. Войска Красной Армии изматывали и истощали наступавшего врага, ведя упорную и активную оборону на дальних и ближних подступах к Москве. К концу периода войска Западного фронта, усиленные резервами Верховного Главнокомандования, остановили противника, заставила его перейти к обороне в неблагоприятных для него условиях и готовились к решительному контрнаступлению на обоих флангах, имея теперь превосходство в силах над немцами и занимая более выгодное оперативное положение.

2. Контрнаступление Красной Армии на Западном фронте и поражение немецко-фашистских войск под Москвой (6–24 декабря). В результате декабрьского контрнаступления наших войск противник потерпел жестокое поражение. Обе его фланговые ударные группировки были разбиты и спешно отступали на запад. Центр пока сдерживал атаки войск Красной Армии. В дальнейшем на северном крыле немцам удалось временно остановить наше наступление на укрепленном рубеже рек Лама и Руза. На юге наши войска быстро форсировали Оку между Калугой и Белевом и, стремительно развивая свой удар, преследовали противника.

3. Дальнейшее наступление войск Западного фронта с рубежа рек Лама, Руза, Нара, Ока (25 декабря 1941 года – 31 января 1942 года). Этот период (почти равняющийся по своей продолжительности двум предыдущим) дал Красной Армии большой выигрыш пространства; противнику был нанесен ряд частных поражений; цельность его фронта была нарушена, создались благоприятные предпосылки для окружения войсками двух фронтов (Калининского и Западного) главных сил немцев, находившихся на московском стратегическом направлении. Но развертывавшиеся в январе события (описанные в третьей книге труда) не получили еще к этому времени своего логического завершения и продолжали развиваться в феврале. Для, удобства рассмотрения этот длительный этап может быть подразделен на три более коротких частных периода боевых действий в соответствии с тем, как перемещался центр тяжести событий в масштабе фронтовой операции.

• 25 декабря – 10 января – основное продвижение войск и главные события происходили на левом крыле фронта с выходом на рокаду Вязьма, Брянск.

• 10–20 января – прорыв немецкой обороны на правом крыле и развитие наступления на гжатском направлении.

• 20–31 января – главные события развертывались в центре: окружение юхновской группировки; раскол фронта в направлении Вязьмы.

Все эти действия были связаны между собой как тем, что они происходили в пределах одного фронта, так и последовательностью развития в пределах своего крыла или центра. Иногда события в рамках крыла не заканчивались полностью в данный отрезок времени, а продолжались и в дальнейшем. Но центр тяжести боев в масштабе фронта и основные события перемещались в такой последовательности: до 10 января – на левом крыле; вторая декада января – на правом крыле; позже – в центре и на прилегавших к нему направлениях.

В соответствии с делением Московской операции на основные этапы в настоящем описании было произведено рассмотрение этих этапов, а также даны выводы и заключения по каждому из них.


Работа командования

Московская операция предъявила исключительно высокие требования к работе командования и к управлению войсками.

Немецко-фашистское командование, разрабатывая план захвата Москвы и поражения Красной Армии, ставило решительные цели, которые должны были по их замыслу привести к скорейшему окончанию войны. Это был план опытного и искусного хищника, стремившегося к быстрым захватам и мечтавшего поживиться на чужом добре. Но немецкое командование недооценило силу сопротивления Красной Армии и жестоко просчиталось.

Потерпев поражение под Москвой, немецкое командование отказывается от активных операций и пытается задержаться на ряде оборонительных рубежей. В этой борьбе немцы оказывали большое упорство в обороне. Однако развивавшиеся в течение зимы широкие наступательные действия Красной Армии поставили войска противника в тяжелое положение. Вся центральная группа немецких армий генерала Бока не раз была на грани полной катастрофы.

За время с 6 декабря по 15 января, т. е. за месяц и 10 дней наступательных действий Красной Армии, немецкая армия потеряла на советско-германском фронте только убитыми около 300 000 солдат и офицеров.

За этот период советские войска захватили 4801 орудие, 3071 миномет, до 8000 пулеметов, свыше 90 000 винтовок, 2766 танков, 33 640 автомашин. Уничтожено более 1100 самолетов врага.

Эти данные наглядно показывают, какое тяжкое поражение потерпела немецко-фашистская армия под Москвой и на других участках советско-германского фронта.

Верховное Главнокомандование Красной Армии проявило большую оперативно-стратегическую предусмотрительность и дальновидность в организации отпора немцам под Москвой. На Западный фронт было выделено необходимое количество войск для ведения активной обороны, опиравшейся на целую систему укрепленных рубежей. В непосредственном тылу была организована Московская зона обороны, которая со своими войсками и укреплениями являлась как бы армией прикрытия Москвы и одновременно источником дополнительных резервов всех видов для фронта. В глубине страны создавались новые резервные армии, которые были своевременно сосредоточены распоряжением Ставки по обеим сторонам Москвы, за флангами Западного фронта.

В ходе борьбы на подступах к Москве Верховное Главнокомандование Красной Армии обнаружило большую твердость, мужество и искусство. Несмотря на исключительно трудную и острую обстановку на фронте, основные резервы были сохранены до решающего момента для активных целей и были поставлены на тех местах, где решалась участь сражения, где они были нужнее всего. В момент кризиса ожесточенного сражения под Москвой резервы Верховного Главнокомандования были введены в дело и обеспечили успех Красной Армии. Железная воля Верховного Главнокомандующего Красной Армии сломила все препятствия на пути к победе.

Вместе с тем командование Красной Армии проявляло в нужных случаях большую гибкость, трезво оценивая создавшееся положение, и принимало решения, наиболее выгодные в данной обстановке. Мы видели, как последовательно нарастал размах нашего контрнаступления с учетом развития событий: от разгрома фланговых группировок немцев крыльями Западного фронта до окружения остальных сил центральной немецкой группы армий силами двух наших фронтов и Ставки. Захватив в начале декабря инициативу действий в свои руки, командование Красной Армии твердо держало ее в руках во все время зимнего наступления.

Замысел и планы Верховного Главнокомандующего товарища Сталина нашли талантливых организаторов и искусных исполнителей в лице командования и войск Западного и Калининского фронтов. Им принадлежит большая заслуга в обороне Москвы и в разгроме немецко-фашистских полчищ на ее подступах.

Особо нужно выделить руководство командующего Западным фронтом генерала армии товарища Жукова. В очень трудных условиях обороны и отхода с последующим переходом в контрнаступление он дал образцы смелых и ярких решений, твердости, находчивости в выборе средств и способов действий, а также умения организовать отпор врагу в самой тяжелой обстановке и подготовить последующий разгром его.

Работа командования Западного фронта является примером, достойным глубокого изучения. Мы неоднократно отмечали это в своем изложении.

Роль командующих армиями в динамике быстро развивавшихся событий была также крайне ответственной. От их смелых и обоснованных решений, от их энергии и организаторских способностей во многом зависели ход и исход боевых действий. Работа командующих армиями по управлению войсками захватывала оперативные и тактические моменты. Она подвергалась рассмотрению и оценивалась нами на протяжении всего труда.

Мы видели, как в тяжелые дни обороны и отхода под натиском превосходящих неприятельских сил командующий 16-й армией генерал Рокоссовский и командующий 5-й армией генерал Говоров вместе с другими командующими армиями упорно и искусно отстаивали каждый рубеж, преграждая врагу путь на Москву. Под их прикрытием сосредоточивались глубокие резервы и занимали заранее указанные им места в общем оперативном построении. В отражении атак противника под Тулой замечательные страницы в историю войны вписала 50-я армия под командованием генерала Болдина.

Мы отмечали также важнейшее значение, которое имели при нашем переходе в контрнаступление действия 30-й и 1-й ударной армий под командованием генералов Лелюшенко и Кузнецова, а также 20-й армии, а на юге – 10-й армии генерала Голикова и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса генерала Белова.

Они, а также и командующие центральными армиями, успешно выполнившие поставленные им задачи, имеют большие заслуги в деле обороны Москвы и в разгроме немецко-фашистских захватчиков.


О характере операций

Изучение действий обеих сторон на московском стратегическом направлении за три с половиной месяца наглядно показывает тот большой масштаб, который могут получать современные операции крупных войсковых масс, преследующих очень важные и решающие по своему значению цели, в условиях маневренной войны – на обширных фронтах и при относительно небольших оперативных плотностях.

Армейские и фронтовые операции на московском стратегическом направлении в рассмотренный период имели свои характерные черты и особенности, на которых мы далее остановимся. Но наряду с армейскими и фронтовыми операциями мы видели в определенные моменты также операции групп армий (в рамках фронтовой операции), а вся совокупность борьбы на московском стратегическом направлении, несомненно, вышла за пределы фронтовой операции, переросла их.

Московское направление было исключительно ответственным; здесь преследовались важнейшие цели. Поэтому борьба приняла настолько острый характер и такие размеры, которые не могли вместиться в рамки даже такого обширного фронта, обладающего столь сильным составом войск, каким был Западный фронт.

Действия на московском направлении в целом явились большой операцией стратегического масштаба (стратегической операцией), к осуществлению которой привлекались по ходу борьбы силы и средства двух-трех фронтов и Главного Командования, руководимые Верховным Главнокомандующим товарищем Сталиным. В определенные периоды резервы и средства Верховного Главнокомандования играли решающую роль в этой большой операции.

Расширению рамок современных операций способствует также достигнутый уровень развития техники. Авиация, мотомеханизированные соединения, современные технические средства связи раздвинули рамки операций и увеличили допустимые пределы управления ими. Они ускорили темпы развития операций, сделали возможным быстро преодолевать большие пространства, достигать решительных оперативных и стратегических результатов в ограниченные сроки (при наличии благоприятных условий).

Вместе с тем характерной чертой современных операций явилась непрерывность боевых действий в течение длительного периода. Одна операция непосредственно переходила в другую, грани между ними стирались; наличие оперативных пауз между частными операциями – сравнительно редкое явление. На главных направлениях мы часто наблюдали непрерывный ряд последовательных операций и боев.

В Московской операции Ставка должна была не только в стратегическом масштабе координировать усилия фронтов, направленные к достижению единой цели, но в определенные периоды непосредственно вести эту большую операцию, добиваясь (когда это было нужно) тесного оперативного взаимодействия фронтов для решения общей задачи. Это тесное оперативное взаимодействие (в соответствии с конкретным развитием событий) требовалось не только для смежных войсковых объединений на стыках фронтов, но иногда охватывало и основные силы двух фронтов (как, например, во второй половине января).

Действия Западного фронта дают ценный материал для выводов и по фронтовой операции. Они частью приводились нами в предшествующем изложении. Но нужно иметь в виду, что Западный фронт (в соответствии со значимостью московского стратегического направления) не был типичным фронтом Отечественной войны. Он выделялся от соседних с ним фронтов по своей величине и большему составу войск. В своем непосредственном тылу он имел столицу Советского Союза – Москву. Это налагало отпечаток на масштаб и характер операций Западного фронта. В отношении же соседних с ним фронтов (Калининского, Брянского) нужно отметить, во-первых, их меньшую организационную устойчивость как организационно-стратегических объединений нескольких армий, они создавались или прекращали свое существование в соответствии с развитием обстановки; во-вторых, некоторое разукрупнение фронтов и фронтовых операций, сужение целей и объектов этих операций.

Характерные черты фронтовой операции по опыту Западного фронта:

1) Фронтовая операция преследует крупную стратегическую цель; достижение ее оказывает непосредственное влияние на ход кампании и войны. Современная фронтовая операция в своем развитии решает стратегические и оперативные задачи.

2) Фронтовая операция развертывается на важном стратегическом направлении, объединяющем целый пучок взаимно связанных операционных направлений, на которых действуют армии или группы армий.

3) Фронтовая операция объединяет действия нескольких армий, оперативных подвижных групп, фронтовой авиации, авиадесантов, выдвигая перед ними частные цели и ставя задачи, ведущие к достижению общей цели операции.

4) Большая изменчивость оперативных форм и содержания операции в зависимости от ее замысла и конкретных условий обстановки. Неравномерность развития операции на различных. направлениях, перерастание одной формы в другую и возможность фактического развертывания операции, отличного от того, которое предполагалось по первоначальному плану.

Оперативные формы могут меняться на каждом этапе операции, а иногда даже в пределах одного этапа. Об этом было сказано при разборе декабрьского контрнаступления.

Оперативное построение фронта включало два крыла и центр (состоявшие из полевых армий), подвижные группы, фронтовую авиацию и фронтовые резервы. Протяженность извилистой линии фронта была очень изменчивой (от 250 до 700 км). Все армии фронта располагались, как правило, в одном эшелоне. Фронтовые резервы (дивизии) находились на удалении 15–30 км от боевой линии. Оперативное построение фронта в большинстве случаев характеризовалось линейностью расположения и недостаточным количеством резервов. Однако нужно учитывать, что напряжение борьбы требовало от командования фронта непрерывного питания своих армий, ведущих тяжелые бои, а необходимая глубина оперативного эшелонирования войск и наличие крупных резервов приобретались за счет Московской зоны обороны и резервов Ставки, располагавшихся в полосе Западного фронта и обладавших большими силами.

Армейские операции являлись обычно составной частью одного из этапов фронтовой операции. Цели и задачи их определялись в соответствии с замыслом фронтовой операции. Величина и состав армии зависели от места и роли данной армии в операции фронта (главное или вспомогательное направление), от характера выполняемой задачи; иногда состав ее значительно менялся уже в ходе боев, когда армия получала более важную задачу.

Форма армейской операции определялась целями, поставленными перед ней, она зависела от сил и положения противника, сил и средств самой армии и характера местности. По большей части удар наносился с одного общего участка и в одном направлении. Оперативное окружение требовало привлечения нескольких армий.

Оперативное построение армии обычно имело следующий вид:

• в наступлении – дивизии в одном эшелоне (иногда в двух); армейские резервы в 12–15 км;

• в обороне – дивизии большей частью в одном эшелоне; дивизии второго эшелона (когда имелись) располагались в 8–15 км от боевой линии; армейские резервы (полк, дивизия) – на удалении 12–15 км.

Общий характер армейских операций зависит (наряду с другими данными) также и от организационного состава армии. Армия данной организации (фактический состав различных армий на Западном фронте многократно приводился в соответствующих главах) являлась оперативно-тактическим объединением войск. Армейская операция на Западном фронте разукрупнилась: ее цели сузились; задачи и объекты стали меньше. Роль каждой из армейских операций в общей операции фронта и ее самостоятельность уменьшились.

Наряду с этим резко увеличилась роль тактических элементов в действиях армии. Бой далеко не всегда замыкался в рамках дивизии. С упразднением корпусной организации командующий армией являлся организатором общевойскового боя на главном направлении. Эта крайне важная функция никак не может быть с него снята. Недостаточное уяснение этого вопроса некоторыми армиями приводило вначале к кризису общевойскового боя на главном направлении. В ряде случаев оперативно выполненная задача (например, окружение неприятельской группировки) не могла быть немедленно завершена и осуществлена в тактическом отношении: разгром, уничтожение на поле боя или пленение окруженной группировки противника (Клин, Сухиничи, юхновская группировка и др.).

Таким образом, оперативный элемент в армии сократился, а тактический возрос. Опыт Западного фронта показывает, что, несмотря на обширные фронты и относительно небольшую оперативную плотность, современная армия сравнительно редко решает самостоятельную задачу на отдельном операционном направлении. В обороне это бывает чаще, чем при наступлении. Обычно же две-три армии совместно решают одну общую оперативную задачу.

Армия в обороне, по опыту Западного фронта, в состоянии вести борьбу с наступающим противником в пределах тактической зоны, используя при этом свои дивизии первой линии и армейский резерв. Если силы наступающего не слишком превосходили силы обороняющегося, то армия в ряде случаев имела возможность остановить его на том или другом рубеже (оборона на реке Нара, в районе Алексина и др.). Но если противник наступал ударной оперативной группировкой (особенно если ему удавалось прорваться подвижными соединениями в оперативную глубину), то для уничтожения этой группировки собственных сил армии обычно бывало недостаточно. Требовалась энергичная помощь фронтового командования: авиацией, танковыми и кавалерийскими соединениями, стрелковыми дивизиями, техникой, боеприпасами (оборона 16, 30, 50-й армий в ноябре и начале декабря). Решающая роль при контрударах в оперативной глубине принадлежит фронтовым резервам.

Особенности операций, которые приходилось проводить армиям, заключались также в том, что это были частные операции последовательного типа, не имевшие строгой грани по времени и выраставшие одна из другой. Некоторые армейские операции проводились в одной группировке на всю глубину. Зачастую в них отсутствовал второй эшелон армии.

Своеобразие действий 16-й и 10-й армий выражалось, между прочим, в том, что ширина их полосы действий резко менялась. Так, 16-я армия в середине ноября занимала фронт протяжением около 70 км, имея часть сил во втором эшелоне. При отходе под натиском немцев на ближние подступы к Москве фронт ее постепенно сузился до 30 км, а при переходе в контрнаступление был еще меньше. Это позволило 16-й армии достичь хорошей оперативной плотности войск к концу оборонительного периода и обеспечило последующий переход ее в контрнаступление.

В 10-й армии фронт наступления колебался в значительных пределах. Эта армия вступила в Тульскую операцию в декабре, действуя в полосе шириной 100 км. К концу операции фронт 10-й армии имел протяжение не более 30–35 км. В полосе такой же ширины армия действовала и в первом этапе Белевско-Козельской операции. В этом случае, как показал фактический ход событий, армии могли иметь сильный второй эшелон в составе трех-четырех стрелковых дивизий, которые по мере развития боевых действий выводились в первый эшелон армии на те направления, где необходимо было усиление или развитие наступления. После выхода 10-й армии к западу от реки Ока ширина ее фронта резко увеличилась и достигла 150 км по внешнему обводу. В данном случае второй эшелон армии фактически почти отсутствовал (если не считать одной малочисленной дивизии).

В армиях, которым приходилось осуществлять операции на широком фронте и иметь в своем составе большое количество непосредственно подчиненных соединений (например, в 10-й и 50-й армиях было по восьми стрелковых дивизий, не считая других частей и соединений), довольно остро стоял вопрос с управлением войсками – особенно когда связь часто нарушалась. В таких случаях, видимо, было бы целесообразно объединять дивизии, действующие на вспомогательном направлении, в оперативную группу, чтобы разгрузить армейскую инстанцию для работы на главном направлении.

В процессе успешного развития боевых действий, в период пре следования отступающего противника и при организации прорыва на узком фронте мы наблюдали армейские операции в более развернутом виде. Но как только сила и активность противника возрастали сопротивление его усиливалось, одной армии оказывалось уже затруднительным решать самостоятельные оперативные задачи. Тогда появлялись довольно резко очерченные операции групп армий в рамках развивающейся фронтовой операции (например, правого и левого крыльев фронта в декабре; действия центральных армий по окружению кондрово-юхновской группировки немцев в январе и др.).

Этими операциями групп армий также непосредственно руководил фронт. Но потребность во взаимодействии нескольких соседних армий возникала часто; само взаимодействие должно было носить более тесный оперативно-тактический характер. Обстановка нередко требовала объединения нескольких армий и входящего в конкретные детали руководства их действиями. Между тем фронт имел громоздкий состав (10–11 армий); фронтовая инстанция была сильно обременена и загружена. При большом протяжении боевой линии управление фронтом не могло быть всюду непосредственным и должно было осуществляться из глубины.

Операции групп армий (даже проведенные наиболее успешно) не дали полного результата по ряду причин, в том числе, возможно, вследствие недостаточно согласованней в деталях работы армий, решавших одну общую оперативную задачу.


О ведении боевых действий

Длительные и упорные бои в Подмосковье, проведенные в холодную и снежную зиму, явились очень суровой школой для наших войск. Потребовалось огромное напряжение моральных и физических сил, чтобы сначала выдержать сокрушительные удары бронированных немецких клиньев и отстоять Москву, а затем сломить упорное сопротивление противника, нанести ему поражение и погнать его на запад. В этой титанической борьбе наши войска закалились, приобрели ценный опыт и научились побеждать немцев.

Ограниченные рамками оперативного исследования, мы могли только отдельными штрихами показать эпические картины борьбы советского народа, лишь очень кратко охарактеризовать героизм, мужество и самоотверженность отдельных лиц и целых частей, проявленные в боях под Москвой в эти великие дни. О них будут написаны целые тома, и, несомненно, ближние и дальние подступы к Москве явятся священными местами, которые с благоговением будут посещаться миллионами советских людей, чтущих память героев великой битвы за Москву. Их славные подвиги будут вечно жить в памяти народной.

Но наша задача сейчас другая. Мы должны показать здесь, что дал ценного в области тактики опыт боев в Подмосковье, чем обогатились наша теория и практика ведения боя в результате победоносных действий Красной Армии в Московской операции.

Опыт боевых действий войск Западного фронта (а также других фронтов) нашел свое выражение в директивах Ставки, отданных зимой 1941/42 года. Это были директивы об основах ведения боя и использования родов войск. Организация артиллерийского наступления, основные принципы применения танковых частей и соединений, использования военно-воздушных сил, инженерных войск, внедренные ныне в толщу Красной Армии, отражают в значительной мере боевой опыт победоносной Московской операции.

С этой точки зрения большого внимания заслуживают также руководящие директивы и приказы Западного фронта, суммирующие к весне 1942 го-да опыт ведения наступательных и оборонительных боев против немцев.

В отношении ведения Красной Армией наступательного боя указывалось, что немцы, действуя на обширном фронте, не в состоянии повсюду создать сплошную и плотную оборону. Оборона немцев, как правило, строится очагами, в виде опорных пунктов, объединенных в узлы сопротивления (ротные, батальонные). Основой их обычно являются населенные пункты, рощи и другие удобные местные объекты, тщательно приспособленные к обороне. Большое внимание уделяется организации системы огня, в частности, использованию огневых средств пехоты.

Такое построение обороны, при наличии ряда положительных моментов, все же допускает прорыв фронта, делает возможным просачивание между опорными пунктами и удар во фланг и тыл обороняющемуся. Захват опорного пункта нарушает общую систему обороны и открывает нашим войскам доступ в глубину оборонительной полосы.

Для контратак немцы обычно собирают резервы из глубины и с соседних участков. Чаще всего контратаки производятся отдельными батальонами с танками, стремящимися наносить удары с флангов по наступающим войскам. Применяется сильный минометно-артиллерийский огонь. Снарядов немцы не жалеют, но огонь обычно ведется малоприцельный, по площадям.

Успех наших наступательных действий достигается при условии тщательной разведки противника, хорошей подготовки войск к бою, четкой организации взаимодействия войск, умелого и твердого управления и хорошего материально-технического обеспечения боя. Артиллерия, минометы, огонь гвардейских минометных дивизионов имеют огромное значение при подготовке и ведении наступления; однако осуществить прорыв обороны без организованного огня наступающей пехоты невозможно. Следует учитывать, что противник, как только наметился наш успех, бросает авиацию для воздействия на наступающие войска, поэтому необходима хорошая организация ПВО.

Танки используются обычно на главном направлении. Танковая атака должна быть внезапной и массовой. Авиация и артиллерия подготовляют и сопровождают танковую атаку на всю ее глубину.

Первые боевые эшелоны стрелковых полков, не задерживаясь на переднем крае обороны, продолжают движение вперед. Овладение опорными пунктами, которые еще держатся, является задачей вторых эшелонов. При успешном нашем наступлении противник стремится быстро организовать контратаки, Поэтому закрепление достигнутых успехов и приведение захваченных объектов в оборонительное состояние имеют решающее значение. Расстроив огнем боевые порядки контратакующего противника, наша пехота и танки (при активной поддержке артиллерии, минометов и пулеметов) сами переходят в стремительную атаку.

При ведении нашими войсками оборонительного боя необходимо учитывать, что немцы, готовясь к наступлению, систематически и до деталей изучают нашу оборону. В наступлении, организуемом немцами, находят массовое применение авиация, танки, артиллерия и минометы на участке главного удара. Вместе с тем, прорываясь через наше расположение и просачиваясь группами автоматчиков в глубину нашей обороны, немцы стремятся создать видимость быстрого окружения обороны, захватить тыловые пути, посеять панику в тылах, нарушить управление и снабжение. Практика боев показывает хорошее взаимодействие авиации противника с его наступающими наземными войсками.

Исходя из этого, следует строить оборону так, чтобы:

1) затруднить противнику разведку нашей обороны; с этой целью соблюдать полную маскировку, бдительность, военную тайну; обмануть врага ложным расположением переднего края;

2) при построении обороны хорошо изучить и правильно использовать местность; подступы к позиции со стороны неприятеля должны тщательно наблюдаться и простреливаться;

3) оборона должна быть противоартиллерийской, противотанковой, противовоздушной, противопехотной; в соответствии с этими требованиями надо проводить мероприятия по наиболее полному и целесообразному использованию маскировки, огневых средств, местных рубежей. Каждый опорный пункт и батальонный район должны быть оборудованы как противотанковые районы.

Основы ведения оборонительного боя:

1) На дальних подступах надо поражать наступающие части противника авиацией и дальнобойной артиллерией. С выходом к рубежу боевого охранения вступают специально выделенные огневые средства с временных позиций. При выходе противника в исходное положение для наступления наша артиллерия, авиация, минометы наносят мощные удары по скоплению пехоты и танков.

2) С началом наступления противника артиллерия, минометы и часть станковых пулеметов ведут огонь по боевым порядкам наступающей пехоты.

С подходом противника к рубежу атаки все огневые средства открывают мощный огонь. Когда танки противника пошли в атаку, артиллерия переносит огонь по танкам. Задача противотанковой обороны – отбить атаку танков и не допустить прорыва ими переднего края обороны.

Задача всех огневых средств опорных пунктов и артиллерии (не занятой борьбой с танками) состоит в том, чтобы отрезать пехоту от танков, прижать ее к земле, нанести поражение, не дать ей возможности атаковать передний край оборонительной полосы. Все огневые средства неатакованных соседних участков также привлекаются к отражению атаки.

3) При вклинении противника в глубину обороны командиры полков и дивизий обязаны, продолжая оборону опорных пунктов, остановить продвижение врага массированным огнем и организовать контратаку силами вторых эшелонов, поддержанных танками.

Группы автоматчиков, просочившиеся за передний край, уничтожаются фланговым огнем соседних опорных пунктов, а также опорных пунктов, расположенных в глубине, и частными контратаками ближайших рот и батальонов.

При наступлении и обороне в суровых зимних условиях большое значение имеет выносливость войск, подготовленность их к действиям ночью, при больших морозах, в метель, на лыжах и пр. К этим видам боевых действий нужно тщательно готовить войска заблаговременно.


Опыт организации тыла и материального обеспечения

В ходе боев за Москву органы тыла и снабжения проделали огромную работу.

В оборонительный период – в обстановке массовой эвакуации населения, промышленного оборудования и запасов, в условиях резкого изменения грузопотоков и систематического воздействия неприятельской авиации на наши тылы и пути подвоза – аппарат тыла в целом справился со своей задачей, обеспечил бесперебойное снабжение войск и подготовил материальную базу для решительного контрнаступления.

С началом контрнаступления перед работниками тыла и снабжения встали новые многообразные задачи: организовать восстановление путей подвоза, обеспечить подвоз по удлинившимся грунтовым путям значительно увеличившегося количества грузов; изменить приемы и методы работы в соответствии с новой обстановкой. Тыл не полностью разрешил эти задачи. В конце января материальная обеспеченность войск значительно снизилась, все чаще имели место перебои в снабжении частей.

Опыт работы по организации тыла и материального обеспечения войск в Московской операции имеет исключительное значение. Битва за Москву развернулась на широком фронте. Вместе с тем основные силы группировались на решающих направлениях, поэтому плотность оперативного развертывания войск была неравномерной. Большие маневренные возможности современных армий позволяли изменять группировку войск и переносить центр усилий с одного направления на другое. Тыл должен был учитывать эти условия и приспосабливаться к ним.

Своевременное и полное материальное обеспечение войск в таких условиях (как показывает опыт работы тыла в Московской операции) требует:

1. Установления твердого лимита в расходовании материальных средств по этапам операции и направлениям, определяемого не «на глазок» и не по довоенным нормам, а исходя из реальной потребности войск в данной операции.

2. Создания путей подвоза и эвакуации с налаженными службами: регулирования и ремонтно-восстановительной; наличия в руках командования необходимого транспорта и резерва основных материальных средств.

3. Тесной и непрерывной связи руководящих работников тыла со штабами, имеющей целью полную и своевременную осведомленность тыла об оперативной обстановке и намерениях командования.

Не меньшее значение, как показал опыт, имеет надежно и быстро действующая связь тыла как с войсками, так и между различными органами тыла, обеспечивающая контроль за состоянием материальной обеспеченности, расходованием средств, организацией маневра материальными средствами.

Нарушение установленных опытом правил и плохая связь приводили к срыву снабжения частей, нерациональному расходованию н даже утратам ценных и весьма нужных запасов.

В подвижной обороне, при превосходстве противника в мотомеханизированных частях, организация тыла (расстановка людей, группировка запасов, приемы и методы работы) должна обеспечивать непрерывность снабжения даже в случаях нарушения связи войск со своими тылами и при этом исключать массовые утраты материальных средств. Этому требованию отвечают создание небольшого подвижного резерва и оставление в узлах дорог небольших запасов на грунте, а также организация оперативных групп тыла и расположение их в узлах связи.

В управлении тылом в оборонительный период преобладали распорядительные методы. Однако при отсутствии плана они превращались в аварийные, приводившие иногда к срыву снабжения и массовым утратам запасов. Планирование подвоза по железным, шоссейным и грунтовым дорогам является стержнем планирования работы тыла в целом. Затруднения в работе тыла, перебои в снабжении в конце декабря и в январе вызывались в значительной степени неполным использованием наличных транспортных средств, а также недостаточным их увеличением во время быстрого продвижения наших войск – в частности, на левом крыле.

Очень важно четкое и вместе с тем гибкое планирование работы тыла и материального обеспечения при прорыве заблаговременно укрепленной полосы противника и во время наступления. Без тщательно и всесторонне продуманной расстановки сил, расположения средств, распределения всего объема работы во времени и пространстве неизбежны разнобой в работе многочисленных звеньев тыла, нецелеустремленное использование материальных средств, срывы в снабжении войск.

Организация тыла и материального обеспечения десяти армейских соединений оказалась громоздкой и сложной. В целях разгрузки фронтового аппарата материальное обеспечение ударных (резервных) армий, подчиненных в оперативном отношении фронту, было на некоторое время возложено на центральные управления. На первом этапе, пока противник полукольцом охватывал армии Западного фронта, управление начальника тыла и довольствующие управления справлялись со своими задачами. В результате разгрома вражеских заходящих крыльев и начавшегося движения вперед фронт сильно возрос, задачи подвоза усложнились, а связь с армиями левого фланга часто нарушалась.

В целях улучшения материального обеспечения армий левого крыла в районе Тулы было создано головное отделение фронтовой базы, а также организована оперативная группа управления тыла. Эти мероприятия несколько улучшили снабжение левофланговых армий; однако затруднения, связанные с чрезмерно большим количеством обслуживаемых соединений и увеличившейся линией фронта, полностью не были устранены. Более целесообразным, видимо, было бы создание особого аппарата для обеспечения левофланговой группы армий.

В целом же в Московской операции командование и аппарат тыла получили богатую и исключительно ценную практику в организации тыла и материального обеспечения войск в различных видах боевых и оперативных действий. Опыт работы тыла в Московской операции является весьма поучительным.


Переход от обороны и отступления к решительному контрнаступлению в широком оперативно-стратегическом масштабе с разгромом наступающих сил врага является одной из наиболее трудных и сложных операций, которые предъявляют исключительно высокие требования к моральной крепости и доблести войск, к качеству командования и управления ими. Такие операции восходят к вершинам военного искусства. Военная история знает немного операций, подобных Московской.

Московская операция – чрезвычайно многообразное и динамичное явление. Почти все виды оперативных и тактических действий нашли здесь свое применение. Маневренные бои и сражения при наступлении и обороне, прорыв фронта и окружение, действия подвижных соединений и авиадесантов, быстрая смена оперативных и тактических форм заполняют собою рассмотренный период. Московская операция в большой мере обогащает наши представления о современном бое и операции. Она предостерегает нас от шаблонов и схем.

Нужно глубоко и серьезно изучать Московскую операцию. Пути дальнейшего развития военного искусства Красной Армии лежат через скорейшее и возможно более полное овладение опытом Великой Отечественной войны. Одни из наиболее ярких и волнующих страниц в ее истории принадлежат Московской операции.


Глава двенадцатая Заключение по январскому периоду | Битва за Москву. Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941 г. - 31 января 1942 г | Приложение 1