home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава первая

Исходное положение и планы сторон. Замысел немецкого наступления на Москву

В первой половине ноября все виды разведки стали отмечать подтягивание и накапливание сил противника перед Западным фронтом, подготовку ударных группировок и стремление немецко-фашистских войск занять выгодное исходное положение для возобновления наступления в широком масштабе. В период с 1 по 11 ноября, по данным нашей разведки, силы противника перед Западным фронтом возросли на девять дивизий. Становилось ясным, что в недалеком будущем следует ожидать второй попытки немцев овладеть Москвой.

В штабе Западного фронта и в Генеральном штабе Красной Армии к началу второго наступления немецко-фашистских войск на Москву имелись в целом правильные сведения о группировке сил и о возможных намерениях противника.[7]

Еще 5 ноября начальник Оперативного отдела штаба Западного фронта в составленном им документе (схема с легендой) следующим образом определял вероятный план действий немцев: противник, видимо, готовит удар на обоих флангах Западного фронта:[8] 1) на севере – в направлениях на Клин и на Истру; 2) на юге – в направлениях на Подольск и на Лопасню. Но ему потребуется известное время для подтягивания резервов, приведения в порядок войск и тылов, отдыха и налаживания материально-технического обеспечения. Неприятельские силы расположены в настоящее время в нескольких группах: а) волоколамская группировка (пять-шесть дивизий, из них две танковые и одна моторизованная), предназначенная для вероятных действий от Волоколамска на Клин, Дмитров в обход Москвы с севера; часть сил может быть направлена через Истру прямо на Москву; б) дороховская (можайская) группировка (четыре-пять дивизий), находящаяся на кратчайших путях к Москве, с осью действий вдоль шоссе Можайск—Москва; в) малоярославецкая группировка (четыре-пять дивизий, из них одна танковая), повидимому, нацеленная на Подольск и далее на Москву с юга. Западнее Серпухова также определялось сосредоточение сил (тарусско-серпуховская группировка) в составе четырех-пяти дивизий (из них одна танковая) для возможных действий в направлении Серпухова.

В центре, в Наро-Фоминском районе, предполагалось наличие более слабых сил (около трех пехотных и одной танковой дивизий), предназначавшихся для связи между двумя активными крыльями. Оперативные резервы исчислялись в три-четыре дивизии, с расположением их у Можайска, Малоярославца, восточнее Гжатска, у Калуги. Всего, по имеющимся данным, было сосредоточено около 25–30 дивизий и до 350–400 самолетов с базированием их на передовые аэродромы.

Последующие данные уточняли и дополняли ранее имевшиеся сведения. Пленный, захваченный 12 ноября перед фронтом 33-й армии, показал, что подготовка к наступлению закончена и наступление может начаться ночью или утром 13 ноября; по его словам, полк, в котором он находился, будет сковывать, а другие войска будут обходить обороняющиеся части Красной Армии.

14 ноября Военный Совет Западного фронта доносил товарищу Сталину о положении на своем левом фланге:

«Части правого фланга 3-й армии Юго-Западного фронта продолжают безостановочный отход в юго-восточном направлении на Ефремов. С каждым днем разрыв между правым флангом 3-й армии Юго-Западного фронта и левым флангом 50-й армии Западного фронта увеличивается и к исходу 13.11 достиг 60 км.

Противник, не добившись успеха по захвату города Тула с юга, потерпев неудачу пробиться к Туле с сев. – зап., понеся при этом большие потери, воспользовавшись отходом частей 3-й армии Юго-Западного фронта, в течение 12 и 13.11 начал стягивать танковые и пехотные соединения к левому флангу 50-й армии. Противник продолжает безнаказанно создавать крупную группировку южнее Дедилово, Узловая для удара в сев. и сев. – вост. направлении в обход Тулы с востока во фланг и тыл 50-й армии».

В половине ноября наши разведывательные органы в центре пришли к выводу, что наиболее сильные группировки немцев находятся в следующих районах: а) в районе Волоколамск, Дорохово; б) на стыке Западного и Юго-Западного фронтов – в районе Тулы (два танковых корпуса – 24-й и 47-й). Мероприятия германского командования следует расценивать как подготовку к наступлению против крыльев Западного фронта в обход Москвы (на правом крыле в направлении Клин, Дмитров, на левом – в направлении на Тулу, Коломну) в сочетании с фронтальным ударом из района Наро-Фоминск.

Количество сосредоточенных пехотных дивизий в общей сложности приближалось к количеству дивизий, с которыми немцы перешли в наступление 2 октября 1941 года против Западного фронта (двадцать шесть пехотных дивизий в первой линии, две пехотные дивизии армейского резерва, около семи пехотных дивизий фронтового резерва; всего около тридцати пяти дивизий). Количество танковых соединений (до десяти танковых дивизий, всего 800–900 танков[9]) позволяло противнику начать операцию ударами крупных подвижных групп на важнейших направлениях. О вероятности такого варианта наступления противника говорило следующее:

а) стремление германского командования (переходящее в шаблон) применять в операциях свой обычный, излюбленный прием: действуя двумя фланговыми ударными группировками («клиньями»), окружать намеченный объект (в масштабе от обширных «Канн», имеющих целью окружить целиком главные силы противника, до «клещей», откалывавших, окружавших и уничтожавших одну из частных группировок или одну из частей оперативного построения противника). При этом первоначальное окружение обычно осуществлялось мотомеханизированными войсками (так называемое «танковое окружение»), а затем противник стремился его закрепить идущими вслед пехотными дивизиями («пехотное окружение»). В данном случае такой вариант действий позволил бы противнику выйти на фланги нашей московской группировки, а в дальнейшем окружить столицу и главные силы Западного фронта;

б) трудность фронтального наступления для немцев в данной обстановке и их попытки осуществить захват Москвы в лоб;

в) местные условия; в частности, возможность прикрыть левый фланг северной ударной группировки немцев и фланги южной группировки водными преградами (Московское море и Волжское водохранилище на севере и река Ока на юге);

г) отмеченные нами переброски войск противника в конце октября – начале ноября: от Калинина в район Волоколамска с 30 октября по 2 ноября и в направлении Орел, Мценск, Тула с 25 октября по 8 ноября.

В течение первой половины ноября армии Западного фронта продолжали вести бои преимущественно местного значения, с целью улучшения своего положения, отражая попытки противника проникнуть в наше расположение. Более значительные боевые действия развернулись на обоих флангах Западного фронта: на волоколамском направлении, а также в районе юго-восточнее Алексина, откуда противник пытался выйти в тыл Туле с севера.

Наши войска укрепляли оборонительные рубежи, производили частные перегруппировки, а также доукомплектовывались личным составом и материальной частью. Прибывали также новые войсковые соединения – стрелковые, танковые, кавалерийские, в результате чего наши силы наращивались. Так, 12 ноября в состав 16-й армии, прикрывавшей весьма ответственное направление на Москву, были включены пять кавалерийских дивизий.

10 ноября на серпуховское направление прибыл 2-й кавалерийский корпус генерала Белова, который после выгрузки сосредоточился в районе северо-восточнее Лопасни. На следующий день в район Лопасни прибыла 112-я танковая дивизия.

Сосредоточение конницы и танков на клинско-волоколамском и серпуховском направлениях производилось с целью прорыва на обоих крыльях в тыл противнику, с тем чтобы сорвать его подготовку к наступлению. Подобное мероприятие Ставки уже намечает активную оборону на Западном фронте, результаты которой сказались в последующий период.

15 ноября линия фронта наших войск проходила в общем направлении от западного побережья Московского моря на юг, восточнее Волоколамска, восточнее Дорохова (на можайском направлении), затем на Наро-Фоминск, западнее Серпухова, далее по реке Оке до Алексина, западнее Тулы и западнее станции Узловая. Войска Западного фронта (в составе 16, 5, 33, 43, 49 и 50-й армий) отбивали атаки пехоты и танков противника в центре 16-й армии и продолжали бои на фронте 49-й армии и правом фланге 50-й армии, ликвидируя попытки немцев окружить Тулу действиями с северо-запада.

На правом фланге Западного фронта, на стыке с Калининским фронтом южнее Московского моря, находилась 16-я армия, группировавшая свои основные силы на волоколамском направлении. На можайском направлении действовала 5-я армия; наро-фоминское направление прикрывала 33-я армия. Далее к югу шел фронт 43-й и 49-й армий. 50-я армия, недавно включенная в состав Западного фронта, обороняла Тульский район.

Разграничительная линия на севере, с Калининским фронтом: Вербилки, станция Решетниково, Княжьи Горы, Сычевка (все включительно для Западного фронта);[10] на юге, с Юго-Западным фронтом: Спасск-Рязанский, Михайлов, станция Узловая, Крапивна, Белев, Дятьково (все включительно для Западного фронта). Общее протяжение линии фронта (без учета мелких изгибов) на 15 ноября – около 330 км.

Всего на Западном фронте имелась (считая и войска 30-й армии): тридцать одна стрелковая дивизия, три мотострелковые дивизии, девять кавалерийских дивизий, четырнадцать танковых бригад, две танковые дивизии, шесть авиационных дивизий.[11] Боевой и численный состав некоторых соединений был весьма невелик. Всего в войсках Западного фронта на 15 ноября находилось (см. таблицу соотношения сил) около 240 000 бойцов, 1200 полевых орудий, 500 танков, 180–200 боевых самолетов (истребителей 80, бомбардировщиков 80, штурмовиков 20).[12]

Таблица соотношения сил на Западном фронте к 16 ноября 1941 года.

Битва за Москву. Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941 г. - 31 января 1942 г
Битва за Москву. Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941 г. - 31 января 1942 г

Примечание Цифры по боевому составу и соотношению сил сторон выведены путем сопоставления и изучения данных из нескольких источников.


Противостоящие неприятельские силы имели в своем составе около двадцати четырех – двадцати шести пехотных дивизий, четыре моторизованные дивизии, одиннадцать-тринадцать танковых дивизий; всего около сорока дивизий, развернутых перед Западным фронтом (см. таблицу соотношения сил).

Боевой состав этих войск выражался приблизительно в 230 000 солдат, около 1800 полевых орудий, 1300 танков, 600–800 самолетов. При сравнении соотношения сил в пределах всего фронта получаем почти равенство в пехоте, превосходство немцев в артиллерии, минометах, отчасти в авиации и более чем двойное превосходство в танках. Таким образом, количественное превосходство в технике к началу второго наступления было на стороне немцев.

Наряду с общим соотношением сил на всем фронте большое значение имеет соотношение сил по направлениям, где разыгрываются решающие события. Как будет видно далее, немцы смогли сосредоточить свои основные подвижные силы на обоих крыльях в соответствии с замыслом операции – поскольку инициатива действий в первой половине ноября была на их стороне – и в первый период достигли еще более значительного превосходства в силах и в технике на ударных участках. Подробно этот вопрос будет освещен при описании хода операции.

Оперативно-стратегическое положение противника на театре военных действий и количественное превосходство в танках давали немцам возможность наносить удары на Москву крупными подвижными группами в следующих направлениях:

а) Тургиново, Клин, Дмитров (расстояние около 100 км) и далее в обход Москвы с северо-востока;

б) Теряева Слобода, затем на Клин (или прямо на Солнечногорск) и далее на Москву, направляя главный удар вдоль Ленинградского шоссе (расстояние около 120 км);

в) Волоколамск, Ново-Петровское, Истра и далее на Москву (расстояние около 110 км);

г) Дорохово, Кубинка и далее на Москву, используя автостраду и Можайское шоссе (расстояние 70 км);

д) наро-фоминское направление, используя как ось шоссе Наро-Фоминск—Москва (расстояние 70 км);

е) малоярославецкое направление, с разветвлениями на Подольск или на Красную Пахру и далее на Москву;

ж) серпуховское – для действий на Москву с юга (расстояние 90 км) или в обход Москвы с юго-востока;

з) тульское направление, с частными разветвлениями на Михайлов, Зарайск, Венев, Каширу, Серпухов, причем уже обозначалось стремление противника обойти Тулу с юго-востока и окружить ее.

Все эти направления были ответственны, каждое из них имело свое значение в системе обороны Западного фронта, вследствие чего их необходимо было надежно прикрывать в обстановке готовившегося наступления противника. Кратчайшие направления к столице проходили через наш центр, но подвижные группировки немцев, по имевшимся сведениям, были сосредоточены против наших крыльев.

Верховное Главнокомандование Красной Армии принимало меры для отражения готовящегося наступления врага.

План Верховного Главнокомандования Красной Армии предусматривал:

1) создание в глубине страны мощных стратегических резервов (большое количество резервных формирований, образование резервных армий и пр.);

2) постройку ряда укрепленных рубежей и районов на дальних и ближних подступах к Москве, которые должны были образовать многополосную систему обороны столицы;

3) ведение упорной и активной обороны на подступах к Москве с запада, выделение необходимых для этого сил, опирающихся на укрепленные позиции;

4) сосредоточение оперативно-стратегических резервов у Москвы и расположение их за флангами, вне кольца возможного танкового окружения противника;

5) изматывание противника с нанесением ему контрударов и частных поражений на подступах к Москве с тем, чтобы истощить и остановить его;

6) переход в решительное контрнаступление в удобный момент с целью разгрома врага.

Основная задача войск Западного фронта в этой обстановке заключалась в том, чтобы, надежно обеспечивая подступы к столице, истощать, изматывать врага активной обороной на важнейших направлениях, наносить ему частные поражения, остановить его продвижение, задержать его до тех пор, пока не создадутся благоприятные условия для перехода в решительное контрнаступление.

В таком положении Западный фронт под командованием генерала армии тов. Жукова принял на себя удар огромной массы людей и боевой техники, брошенных немецко-фашистским командованием 15–16 ноября во второе генеральное наступление на Москву.

Как стало известно позже (уже после начала второго наступления немцев), к началу декабря германское командование сосредоточило и ввело в процессе наступления против Западного фронта 30–33 пехотных, 13 танковых и 4–5 мотопехотных дивизий, всего 47–51 дивизию. Эти силы были развернуты следующим образом:[13]

а) против нашего правого фланга на клинско-солнечногорском направлении – 3-я и 4-я танковые группы генералов Гота[14] и Гепнера в составе 1, 2, 5, 6, 7, 10 и 11-й танковых дивизий, 36-й и 14-й мотопехотных дивизий, 23, 106 и 35-й пехотных дивизий;

б) против левого фланга, на тульско-каширско-рязанском направлении – 2-я бронетанковая армия генерала Гудериана в составе 3, 4, 17 и 18-й танковых дивизий, 10-й и 29-й мотопехотных дивизий, 167-й пехотной дивизии;[15]

в) против нашего центра – 9, 7, 20, 12, 13 и 43-й армейские корпуса, 19-й и 20-я танковые дивизии противника.

Эти войска входили в состав 9-й и 4-й армий, 2-й танковой армии, 3-й и 4-й танковых групп и объединялись Центральной группой армий (командующий – генерал Бок; штаб группы армий – Вязьма), действовавшей на московском стратегическом направлении.

Гитлером был дан приказ в ближайшее время любой ценой овладеть Москвой. Немецко-фашистское руководство имело целью путем прорыва и глубокого обхода флангов нашего Западного фронта выйти нам в тыл, разбить противостоявшие войска Красной Армии, окружить и занять Москву. Для этого противник стремился: а) на севере захватить Клин, Солнечногорск, Рогачево, Дмитров, Яхрому; б) на юге занять Тулу, Каширу, Рязань и Коломну; в) затем ударить на Москву с трех сторон – с севера, запада и юга – и овладеть ею.

Германское информационное бюро сообщало в начале декабря:

«Германское командование будет рассматривать Москву как свою основную цель даже в том случае, если Сталин попытается перенести центр тяжести военных операций в другое место».

Таким образом, оперативный замысел немецкого командования сводился к концентрическому наступлению на Москву с нанесением своими подвижными силами основных ударов на заходящих крыльях («клинья»); находящиеся в центре пехотные соединения должны были вести вспомогательное наступление.


Северное немецкое крыло должно было, овладев районом Клин, Солнечногорск, Дмитров и наступая частью сил на Москву, развить удар в обход столицы с северо-востока и войти в связь с войсками южного крыла к востоку от Москвы. Главная задача южного немецкого крыла (основным ядром которого была 2-я танковая армия) заключалась в том, чтобы осуществить быстрый прорыв через наш фронт в направлении на Тулу и далее через рубеж реки Ока между Рязанью и Серпуховом, захватить важные промышленные районы с городами Тула, Сталиногорск, Кашира, а затем окружить столицу с юго-востока, замкнув вместе с северной группой кольцо на востоке от Москвы. 24-му танковому корпусу по первоначальному замыслу предстояло прорваться через Тулу, к переправам на реке Ока у Каширы и Серпухова. 47-й танковый корпус, наращивая удар 24-го танкового корпуса, должен был овладеть районом Коломны и создать предмостные позиции, обеспечивающие переправу войск через реку Москва. 2-й танковой армии придавались для выполнения этой операции два армейских корпуса (43-й и 53-й).

Немецкий центр должен был вначале сковывать силами своих армейских корпусов войска Красной Армии на кратчайших подступах к Москве с запада, а затем, с развитием операции на крыльях, нанеся удары через Звенигород и Наро-Фоминск, прорваться к столице, чтобы раздробить наш фронт на изолированные куски и сделать невозможным дальнейшее организованное сопротивление Красной Армии под Москвой.

Этот оперативный план был не хуже и не лучше других подобных планов германского командования, осуществление которых в иных случаях давало успех. По своему замыслу и построению этот план, на первый взгляд, как будто соответствовал уровню развития военного искусства и современной техники. Для наступления были собраны большие силы, они занимали выгодное исходное положение, были концентрически нацелены на столицу Советской страны. Прямым движением перед собой они должны были выйти во фланг и тыл войскам Западного фронта и окружить Москву. Немецко-фашистскому руководству казалось, что имеются все предпосылки для нанесения последнего удара огромной силы, который еще до наступления зимы должен был решить судьбу Москвы, всей кампании и даже войны. Это был план опытного и искусного хищника, стремившегося к быстрым захватам.

Однако условия, в которых протекала великая битва под Москвой, были уже иные, более благоприятные для Красной Армии, чем в начале войны. Начали сказываться результаты предшествовавшей пятимесячной борьбы Красной Армии и всего советского народа под мудрым руководством товарища Сталина против фашистских захватчиков. В новых условиях борьбы, которые сложились на Западном фронте в ноябре – декабре 1941 года, при благоприятной для Красной Армии политической и стратегической ситуации, этот оперативный план германского командования уже не соответствовал обстановке. Он оказался нежизненным, авантюристическим и привел немецко-фашистские войска к разгрому под Москвой.


Начало наступления немцев.

Порядок описания Московской операции

16 ноября на Западном фронте началось второе генеральное наступление немецко-фашистских сил на Москву.[16] Действия войск, развернувшиеся со второй половины ноября в обширной полосе от Московского моря до Тулы, были объединены единым оперативным замыслом и общим фронтовым командованием и представляли собой одну большую и сложную операцию. Вместе с тем боевые действия на северном крыле, в центре и на южном крыле при наличии единства и взаимной связи оперативных событий в рамках фронтовой операции имели также свою закономерность и известную самостоятельность развития. Они богаты поучительным фактическим материалом и ценны теми оперативно-тактическими выводами, которые можно сделать в рамках армии или нескольких армий, решающих общую задачу (армейская операция, операция группы армий).

Чтобы правильно понять характерные черты и специфику действий на различных операционных направлениях в различные периоды борьбы (не упуская при этом из виду связь и взаимозависимость событий), целесообразно рассматривать эту грандиозную эпопею по крупным последовательным этапам операции (оборонительное сражение под Москвой; контрнаступление Красной Армии на Западном фронте; дальнейшее развитие наступления с рубежа рек Лама, Руза, Нара, Ока). Внутри же каждого этапа разобрать сначала действия крыльев и центра в отдельности, после чего связать их соответственно каждому этапу фронтовой операции и сделать необходимые общие выводы и заключения. В таком порядке и будет вестись дальнейшее описание событий.

Ряд крупных вопросов и мероприятий Верховного Главнокомандования, которые не могут быть уложены в эти рамки (например, сосредоточение резервных армий, роль Московской зоны обороны, участие авиации Главного Командования и др.), будет выделен и рассмотрен особо. Оборонительное сражение под Москвой охватывает период с 15–16 ноября по 5 декабря 1941 года.


Часть III Второе генеральное наступление немецко-фашистских войск на Москву и оборонительное сражение на Западном фронте | Битва за Москву. Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941 г. - 31 января 1942 г | Глава вторая Сосредоточение 1, 20 и 10-й резервных армий и других резервов