home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава третья

Оборонительное сражение на правом крыле Западного фронта. Обстановка к 16 ноября

Оперативная обстановка, сложившаяся на правом крыле Западного фронта к началу второго наступления немцев на Москву, характеризовалась следующими данными:

1. Войска 16-й и 5-й армий продолжали укреплять и совершенствовать занимаемые позиции, отражая попытки немцев проникнуть в наше расположение:

а) 16-я армия генерала Рокоссовского частью сил (17-я кавалерийская дивизия, курсантский полк, 316-я стрелковая, 50-я и 53-я кавалерийские дивизии, 18-я, 78-я стрелковые и 58-я танковая дивизии) занимала оборону на рубеже Матюшкино, Харланиха 2-я, Ченцы, Данилково, Щелканово, Слобода, имея часть сил (126-я стрелковая дивизия, 27-я и 28-я танковые бригады, 1-я гвардейская танковая бригада) во втором эшелоне в районе Теряева Слобода, Ильинское, Чисмена, Пашково, Устиново. По восточному берегу реки Истра от Раково, город Истра до Крюково занимали и развивали укрепленный рубеж 302-й и 301-й пулеметные батальоны. Включенные в состав 16-й армии приказом № 045/оп Западного фронта 24, 44 и 20-я кавалерийские дивизии сосредоточивались западнее и юго-восточнее Клина.

Разграничительная линия справа с Калининским фронтом (30-я армия) – Вербилки, Решетниково, Княжьи Горы; слева, с 5-й армией, – Загорск, Икша, Поварово, Истра, Тарханово, Булычево – все пункты для 16-й армии. Ширина фронта обороны армии достигла 70 км. Левофланговая 107-я мотострелковая дивизия Калининского фронта (30-я армия) занимала восточный берег реки Ламы от Глухина до Маркова.

б) 5-я армия генерала Говорова занимала оборону большей частью сил (144-я и 50-я стрелковые дивизий, 20, 18 и 22-я танковые бригады, 82-я мотострелковая дивизия, 36-й мотоциклетный полк, 32-я стрелковая дивизия) на рубеже Фомкино, Крюково, Тучково, Труфановка, Брыкино, Б. Семенычи, имея во втором эшелоне в районе Звенигород одну стрелковую дивизию.

Разграничительная линия слева (33-я армия) – Кунцево, Маурино, (искл.) Кулаково. Ширина фронта обороны достигала 50 км.

2. Противник, подготовляя свыше двух недель (с 1 по 15 ноября) новое наступление на Москву, перед правым крылом Западного фронта заканчивал сосредоточение правофланговых частей 9-й армии, 3 и 4-й танковых групп и левофланговых войск 4-й армии в составе 27, 41, 56, 5, 46, 40, 9 и 7-го корпусов. Попутно немцы улучшали занимаемые позиции по восточному берегу реки Ламы, Блуди, Ново-Павловское, Михайловское, Горбово, Маурино, Наро-Фоминск и продолжали подвоз боеприпасов и горючего.

Основные силы противника располагались:

а) 3-я танковая группа генерала Гота[18] (1-я, 6-я, 7-я танковые дивизии, 14-я и 36-я моторизованные дивизии, 23-я пехотная дивизия) – на клинско-солнечногорском направлении.

б) 4-я танковая группа генерала Гепнера (2, 5, 10, 11-я танковые дивизии, 106-я, 35-я пехотные дивизии, пехотная дивизия СС[19]) – на волоколамско-истринском направлении. При этом 2-я танковая и 106-я пехотная дивизии, видимо, предназначались для действия в общем направлении на Солнечногорск с обходом Истринского водохранилища с севера и являлись связующим звеном с группой Гота, нацеленной на Клин; 5-я, 10-я и 11-я танковые дивизии и пехотная дивизия СС составляли ударную часть группы Гепнера, развернувшуюся в районе Волоколамска, для нанесения удара на Солнечногорск и на Истру. Дивизия СС предназначалась для совместных действий с танковыми дивизиями, для их прикрытия с юга и для связи с частями 9-го армейского корпуса, действовавшего против нашей 5-й армии.

3. 30-я армия в составе 5-й, 185-й стрелковых, 107-й мотострелковой и 46-й кавалерийской дивизий, 21-й и 8-й танковых бригад, 46-го мотоциклетного, 2-го моторизованного, 20-го запасного пехотного полков, 276-го артиллерийского дивизиона ПТО и других приданных частей обороняла рубеж (искл.) М. Перемерки (6 км юго-восточнее Калинина), Котово, Салыгино, Каменка, Цветково, Лукьяново, Дорино и далее по восточному берегу реки Лама.

Противник в течение 15–17 ноября на фронте 30-й армии вел наступательные бои, нанося главный удар к югу от Московского моря.

Учитывая создавшуюся оперативную обстановку и наметившийся удар по стыку двух фронтов (Калининского и Западного) и по правому крылу Западного фронта, Ставка Верховного Главнокомандования передала 30-ю армию с 23 часов 17 ноября 1941 года в состав Западного фронта. В соответствии с этим между Калининским и Западным фронтами была определена разграничительная линия: (искл.) Кашин, Неготино, Старица, Ржев (все три пункта для Западного фронта).


Задачи войск обеих сторон

Армиям правого крыла Западного фронта ставились следующие задачи:

а) не допустить прорыва немцев в глубину нашей обороны;

б) упорными сдерживающими боями на дальних подступах к Москве не допустить развития наступательной операции немцев и глубокого обхода ими правого крыла фронта на стыке Калининского и Западного фронтов;

в) упорной и активной обороной важнейших направлений наносить поражения противнику, выиграть время для сосредоточения наших оперативных резервов за правым крылом фронта с тем, чтобы в дальнейшем перейти в контрнаступление;

г) в процессе оборонительного сражения армиям ставилась задача измотать, истощить силы врага и нанести ему максимальные потери в живой силе и технике.

Немецкое командование, сосредоточив к исходу первой половины ноября (15–16 ноября) на клинско-солнечногорском и истринском направлениях 3-ю и 4-ю танковые группы, предполагало путем прорыва и охвата, а затем глубокого обхода армий правого крыла фронта выйти им в тыл и создать угрозу окружения Москвы.

В соответствии с этим немецкое командование поставило войскам следующие задачи:

а) коротким ударом севернее Московского моря отбросить наши части за Волгу и обеспечить левый фланг своей клинско-солнечногорской группировки;

б) ударом главных сил на Клин—Солнечногорск и на Истру разбить противостоящие войска Красной Армии, обойти правый фланг Западного фронта и выйти к Москве.


Группировка и соотношение сил сторон

Группировка сил сторон к 16 ноября 1941 года показывает, что на главных ударных направлениях немецкое командование имело решающее превосходство в танковых соединениях (по количеству танков).

Соотношение сил сторон на различных направлениях менялось в ходе боев вследствие того, что происходили более или менее крупные перегруппировки войск в масштабе не только армий, но и фронтов.

Вышеприведенная таблица дает соотношение сил к началу наступательной операции противника, включая и войска 30-й армии (см. таблицу соотношения сил на 16 ноября).

Из таблицы видно, что превосходство в технике (особенно в танках) было на стороне противника. Сосредоточение крупных подвижных группировок должно было, по мысли немецкого командования, обеспечить выполнение оперативного плана.

Преобладающая часть соединений в армиях правого крыла Западного фронта была малочисленна. Танковые соединения имели большой некомплект танков.


Ход боевых действий

Оборонительные бои 30-й армии в районе Московского моря 15–17 ноября

К утру 15 ноября 30-я армия[20] занимала рубеж: 5-я стрелковая дивизия – берег реки Волги (6 км юго-восточнее Калинина), Вишенки, Котово


Таблица соотношения сил сторон на 16 ноября


Битва за Москву. Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941 г. - 31 января 1942 г

Соотношение сил сторон на 16 ноября

Соотношение сил по родам войск:

Пехота – 1: 1

Полевая артиллерия – 1: 1,5

Артиллерия ПТО – 1: 2,6

Минометы – 1: 2

Танки – 1: 3

(все в пользу противника)

и далее по северо-восточному берегу реки Крапивна, имея 257-й стрелковый полк (107-й мотострелковой дивизии) в районе северо-восточнее станции Чуприяновка в резерве. 21-я танковая бригада, 2-й моторизованный полк и 20-й запасный полк на рубеже обороны Салыгино, Каменка, Цветково, Жолнино, Лукьяново, имея отдельную группу 21-й танковой бригады в Поддубки (5 км южнее Цветково). 107-я мотострелковая дивизия, 46-й мотоциклетный полк и 8-я танковая бригада обороняли рубеж южнее Московского моря по восточному берегу реки Ламы от Дорино до Силанучье (вкл.), своим правым флангом прикрывая шоссе Дорино, Козлово, Ново-Завидовский. 185-я стрелковая дивизия находилась в резерве Калининского фронта в районе Жерновка (6 км севернее Калинина).

Задача 30-й армии заключалась в том, чтобы, обороняя указанный фронт, не допустить прорыва немецких войск на Ленинградское шоссе севернее и южнее Московского моря и к переправам через реку Волгу на участке Калинин, Московское море.

В соответствии с развитием операции в районе Московского моря можно предполагать, что противник ставил здесь своей основной задачей нанесение удара по 30-й армии с целью прорыва фронта и выхода подвижными частями на Ленинградское шоссе.

Главный удар противник наносил южнее Московского моря в общем направлении на Козлово, Ново-Завидовский и Решетниково, вспомогательный – севернее Московского моря в общем направлении на Редкино. Для этого он к северу от Московского моря сосредоточил 129-ю, 86-ю пехотные дивизии и части 1-й танковой дивизии. Ближайшей задачей этих войск было отбросить наши противостоящие части за реку Волгу и овладеть железнодорожным и шоссейным мостами через Московское море, чтобы иметь возможность в дальнейшем содействовать развитию успеха частей, действовавших южнее Московского моря.

Южная группировка немецких войск в составе 6-й, 7-й танковых и 14-й моторизованной дивизий имела задачей прорваться южнее Московского моря и создать благоприятные условия для последующего развития успеха всей 3-й танковой группы на клинско-солнечногорском направлении.

14 ноября слабые части прикрытия 107-й мотострелковой дивизии были сбиты с рубежа Тургиново, Бол. Горки; немцы к утру 15 ноября вышли на фронт Селино, Сенцово, Койдиново.

С утра 15 ноября противник перешел в наступление на всем фронте 30-й армии. Его атаки против 5-й стрелковой дивизии силами пехотного полка при 12 танках большого успеха не имели. На 21-ю танковую бригаду с приданными частями наступало до одной пехотной дивизии при поддержке 50 танков. Противник, поддержанный действиями авиации по нашим боевым порядкам, в результате развернувшихся боев потеснил части 21-й танковой бригады на всем фронте и к 15 часам овладел Щербинино, Стар. Погост, развивая дальнейшие усилия на юго-восток в направлении на Городню, Козлово и Редкино. В связи с этим командующий Калининским фронтом генерал Конев приказал командующему 30-й армией в ночь на 16 ноября перевести 5-ю стрелковую дивизию на северо-восточный берег реки Волги для занятия обороны на участке Поддубье, Судимирка; 21-я танковая бригада с приданными частями отходила со сдерживающими боями в юго-восточном направлении на Безбородово. 185-й стрелковой дивизии из резерва фронта было приказано перейти в район Завидово в распоряжение командующего 30-й армией.

Южнее Московского моря подвижные части противника (14-я моторизованная, 6-я и 7-я танковые дивизии) после упорных боев форсировали реку Ламу и вышли на фронт Дорино, Курьяново. Их попытки построить переправу на реке Ламе в районе Сенцово были ликвидированы нашей авиацией и артиллерией. Основные усилия противник развивал на Дорино и в направлении Глухино.

К исходу 15 ноября и к утру 16 ноября войска 30-й армии находились в следующем положении: севернее Московского моря 5-я стрелковая дивизия заняла рубеж обороны за рекой Волгой на участке Поддубье, Судимирка, отбив все попытки противника переправиться в районе Пасынково, Стар. Семеновское. 21-я танковая бригада с приданными частями вела тяжелые бои с превосходящими силами противника на рубеже Ново-Семеновское, Межинино, отводя свои главные силы на линию Стар. Ведерня, Межево. Неприятель овладел Пасынково, Мятлево, Стар. Погост, Козлово и направлял свои усилия в восточном и юго-восточном направлениях. Южнее Московского моря 107-я мотострелковая дивизия, 8-я танковая бригада и 46-й мотоциклетный полк вели ожесточенные бои с превосходящими силами немцев на рубеже Дорино, Зеленцыно, Силанучье; противник направлял главные усилия на Курьяново, Дмитрово. Левее 30-й армии на фронте Харланиха 2-я, Утешево, Быково располагался курсантский полк 16-й армии.

В итоге боев 15 ноября и в ночь на 16 ноября на фронте 30-й армии создалось тяжелое положение: правофланговые части оказались изолированными севернее Московского моря; между левым флангом 30-й армии и правым флангом 16-й армии образовался значительный разрыв (16–18 км).

Учитывая создавшееся положение, командующий Калининским фронтом утром 16 ноября направил 46-ю кавалерийскую дивизию форсированным маршем из района Медное (резерв фронта) в распоряжение командующего 30-й армией для занятия оборонительного рубежа по восточному берегу реки Волги на фронте Судимирка, Свердлово.

В разрыв между 30-й и 16-й армиями также были выдвинуты кавалерийские части.

С утра 16 ноября противник продолжал развивать наступление на всем фронте; особенно сильное наступление велось южнее Московского моря. Севернее Московского моря 21-я танковая бригада, 2-й моторизованный полк и 20-й запасный полк вели ожесточенные бои на рубеже Стар. Ведерня, Межево и постепенно отходили в юго-восточном направлении вдоль Ленинградского шоссе на Городню. Противник к исходу 16 ноября частями 86-й пехотной дивизии с танками и бронемашинами наступал между рекой Волгой и линией Цветково, Стар. Погост, Редкино, пытаясь переправиться на северный берег реки Волги. Однако все его попытки просочиться в глубину обороны и переправиться через реку Волгу были отбиты. Южнее Московского моря 107-я мотострелковая дивизия с приданными частями вела сдерживающий бой на реке Ламе, стойко отражая наступление превосходящих сил фашистов и нанося им потери. Все же противнику удалось к 12 часам овладеть Дорино.

К исходу 16 ноября 30-я армия занимала: севернее Московского моря – оборону по левому берегу реки Волги на линии Поддубье, Судимирка, Свердлово; на правом берегу – рубеж Городня, Красная Гора (юго-восточнее Редкино); южнее Московского моря фронт наших войск проходил восточнее Дорино, восточнее Курьяново, на Дмитрово, Силанучье. Пулеметный батальон резерва Главного Командования к исходу 16 ноября занял оборону в районе мостов через Московское море у Безбородово, Демидово.

За два дня ожесточенных боев 21-я танковая бригада потеряла все танки и до 35 % личного состава. Части 107-й мотострелковой дивизии, 8-й танковой бригады и 46-го мотоциклетного полка также сильно пострадали, но, в свою очередь, нанесли фашистам значительные потери. Так, за два дня боев было уничтожено 35 танков противника, 28 бронемашин, 38 противотанковых орудий, 18 орудий, 80 пулеметов, 5 минометных батарей и до 2500 солдат и офицеров.

Наша авиация поддерживала войска 30-й армии, поражала скопление мотомеханизированных частей, автотранспорта и обозов в селениях Стар. Погост, Сенцово, Дорино.

17 ноября бои развернулись южнее Московского моря, Противник в течение этого дня продолжал наступление силами 14-й моторизованной, 6-й и 7-й танковых дивизий, наносивших главный удар в направлении шоссе Дорино, Ново-Завидовский. К 16:30 ему удалось, сломив сопротивление 107-й мотострелковой дивизии, выйти на западную окраину поселка Ново-Завидовский. В районе Ново-Завидовского к утру 17 ноября была сосредоточена 21-я танковая бригада (без материальной части), 2-й моторизованный и 20-й запасный пехотный полки. Отходя в этот район, по приказу Военного Совета армии, эти части взорвали железнодорожный и шоссейный мосты через Московское море, а затем были переданы в подчинение командира 107-й мотострелковой дивизии. Правофланговые части этой дивизии после ожесточенного боя с превосходящими силами противника отошли также в район Ново-Завидовский; остальными частями дивизия вела упорные бои на линии Дмитрово, Гришкино.

Таким образом, к исходу 17 ноября (т. е. к моменту перехода 30-й армии в подчинение Западного фронта) войска этой армии находились в трех изолированных группах: а) за Волгой, занимая оборону от Поддубья на Судимирку и далее на юго-восток; б) на южном берегу Московского моря, в районе Ново-Завидовский, Завидово; в) восточнее реки Ламы, на участке Дмитрово, Гришкино. Разрыв между Ново-Завидовским и Дмитрово составлял свыше 20 км.

185-я стрелковая дивизия (два полка) и 46-я кавалерийская дивизия продолжали сосредоточение в назначенные им районы.


Бои 16-й и 5-й армий на волоколамском и истринском направлениях 16–17 ноября

В целях срыва сосредоточения немецко-фашистских войск на волоколамском направлении командующий Западным фронтом генерал армии тов. Жуков приказал командующему 16-й армией нанести удар во фланг и тыл волоколамской группе противника.

В ночь на 16 ноября 16-я армия произвела частичную перегруппировку и с 10 часов утра перешла в наступление. В свою очередь, противник принял решение с утра 16 ноября наступать на левофланговые войска 16-й армии силами свыше двух полков пехоты с танками (5-я танковая дивизия). Фашисты наступали в стык между 316-и стрелковой дивизией и кавалерийской группой Доватора и стали теснить наши части. Наступление обеих сторон развивалось одновременно на противоположных флангах.

В ожесточенных боях на подступах к Москве было совершено немало замечательных подвигов нашими частями, группами и отдельными командирами, бойцами и политработниками. Но среди них особо выдающимся является подвиг 28 советских богатырей бывшей 316-й стрелковой дивизии – ныне 8-й гвардейской Краснознаменной имени генерала Панфилова стрелковой дивизии, проявивших беспримерную храбрость в бою.

Испытанная в боях малочисленная 316-я (ныне 8-я гвардейская) стрелковая дивизия вела бой с противником силой до полка пехоты с несколькими десятками танков, поддержанных бомбардировщиками, на рубеже Быково, Ченцы, Горюны, перекрывая своими левофланговыми частями Волоколамское шоссе и путь на Истру и Москву. Один из полков дивизии занимал оборону на рубеже высота 251,0, Петелино, разъезд Дубосеково (7 км юго-восточнее Волоколамска).

Полк прикрывал важнейшее направление на Москву, южнее Волоколамского шоссе, обеспечивая шоссе от прорыва танковых частей с юго-запада. Прорыв крупных сил танков в этом направлении мог пагубно отразиться на всей операции 16-й армии. Было весьма важно удержать занимаемый рубеж. На левом фланге полка находились политрук роты Клочков-Диев и сержант Добробабин с группой бойцов.

От разведки уже было известно, что немцы готовятся к новому наступлению и что в районе Муромцево, Жданово, Красиково они сосредоточили полк танков (80 танков), около двух полков пехоты, шесть минометных и четыре артиллерийских батареи; здесь же находились группы автоматчиков и мотоциклистов.

С утра 16 ноября противник из района Жданово крупными силами перешел в наступление в общем направлении на Петелино, Матренино. Группа бойцов под командой сержанта Добробабина, используя благоприятную местность, заняла укрытую позицию у разъезда Дубосеково. Фашисты, используя скрытые подступы на левом фланге обороны полка 316-й стрелковой дивизии, атаковали группу ротой пехоты при поддержке двадцати танков. Не ожидая встретить здесь серьезное сопротивление, немецкая пехота шла в атаку во весь рост.

Встреченный внезапным, но точным огнем бесстрашных 28 гвардейцев, противник потерял до 70 человек убитыми. Он должен был остановиться. В промерзшем окопе у разъезда Дубосеково гвардейцы поклялись друг другу биться с врагом до последней капли крови. Среди них были русские, украинцы, колхозники Талгара, казахи из Алма-Аты. Их воинское товарищество, скрепленное кровью, стало воплощением боевой дружбы народов нашей страны, поднявшихся на своего смертельного врага.

Героев было 28. Двадцать девятый, оказавшийся презренным трусом, был тут же уничтожен самими гвардейцами. Бой с танками длился свыше четырех часов, и танки не смогли прорвать оборону доблестных защитников. 14 танков из 20 неподвижно застыли на поле боя. Из 28 славных воинов 7 уже было убито и тяжело ранено. Убит был и храбрый сержант Добробабин.[21] Но ни один из бойцов не дрогнул и не растерялся. В это время в атаку двинулось еще 30 танков. В тяжелом, неравном бою было вновь подбито одиннадцать танков противника. К этому времени у славных защитников вышли боеприпасы. Были использованы полностью противотанковые ружья, бутылки с горючим и связки гранат. Политрук Клочков-Диев, навесив на себя связку гранат и будучи уже ранен, бросился под танк и взорвал его. Бесстрашно борясь до конца с танками врага, гвардейцы погибли смертью храбрых,[22] но доблестно выполнили свой долг перед Родиной и нанесли противнику крупный урон, выведя из строя 50 % всех наступавших танков. Славный бой этих героев у разъезда Дубосеково явился не только подвигом мужества; он имел крупное тактическое значение, так как задержал продвижение немцев на много часов, дав возможность другим нашим частям занять более удобные позиции, не допустил прорыва массы танков противника на шоссе и позволил организовать противотанковую оборону в этом районе.

Простые советские люди, они стали героями великого народа, поднявшегося на защиту своей независимости и свободы. Жгучая ненависть к врагу вызвала в их сердцах презрение к смерти и яростную решимость победить даже ценой собственной жизни.

«Нет, героев не сбить на колени!

Во весь рост они встали окрест,

Чтоб остался в сердцах поколений

Дубосекова темный разъезд!»

В итоге боев частям 316-й стрелковой дивизии и правому флангу кавалерийской группы Доватора пришлось под натиском превосходящих сил отойти на новый рубеж. Противник при поддержке бомбардировщиков овладел к исходу дня Мыканино, Горюны, Матренино.[23]


Положение частей 16-й армии к исходу дня 16 ноября было следующим:

• 17-я кавалерийская дивизия вела бой за Матюшкино, где находился батальон немецких танков с бронемашинами;

• части 24-й кавалерийской дивизии вели бой на линии Власово, Кузяево, имея перед собой до полка пехоты противника с 30 танками и 25 бронемашинами;

• курсантский полк, обеспечивая правый фланг 58-й танковой дивизии, вышел на линию Кузяево, Шишково, продолжая развивать наступление на Парфенково;

• 58-я танковая дивизия к 12 часам овладела Блуды, Бортинки;

• 44-я кавалерийская дивизия была сосредоточена во втором эшелоне за 58-й танковой дивизией в районе Харланиха 2-я, Утешево;

• 126-я стрелковая дивизия овладела Ботово;

• 20-я кавалерийская дивизия сосредоточилась в совхозе Стеблево, Поповкино.

На участке 18-й стрелковой дивизии свыше полка пехоты противника с 30 танками к 17 часам овладели Щелканово, Козлово; одновременно было замечено скопление пехоты в Ниж. Сляднево и до 45 танков в районе Покровское.

78-я стрелковая дивизия левофланговым полком к 17 часов вышла на северо-восточную окраину Михайловское, Барынино.

В итоге дня 16-я армия, начавшая наступление своим правым крылом, оказалась в затруднительном положении, получив встречный удар на своем левом крыле, где противник имел некоторый успех. Энергичными контратаками частей 316-й (8-й гвардейской) стрелковой дивизии и кавалерийской группы Доватора дальнейшее продвижение немцев было остановлено на рубеже Мыканино, Матренино, Морозово.

Управление войсками армии в этот день неоднократно нарушалось вследствие перебоев связи с дивизиями, а с 17-й кавалерийской дивизией связь к исходу дня не была вовсе установлена. Эта дивизия в результате дневного боя с танковыми частями противника в районе Егорье, Брыково, Глазково была рассеяна и к утру 17 ноября сосредоточилась на рубеже Изосимье, Кузминское (на северном берегу реки Малая Сестра). В полках дивизии оставалось по 200 сабель; против дивизии действовало до 80 немецких танков.

Причины неуспеха частей 16-й армии в первый день боя обусловливались следующими обстоятельствами:[24]

а) план наступления на Волоколамск в штабе армии вследствие недостатка времени и непрерывных боев разрабатывался в течение одной ночи, причем вопросы взаимодействия частей и их сосредоточения на исходное положение не были полностью продуманы; в результате этого части вышли на исходное положение с опозданием (атака была назначена на 10 часов, а некоторые части, как например, 24-я и 17-я кавалерийские дивизии, подошли к исходному рубежу только к 12:30);

б) движение конницы (20-я и 44-я кавалерийские дивизии), намеченной к вводу в прорыв на волоколамском направлении, не было точно рассчитано соответственно ее возможностям; при расчете имелось в виду вполне благополучное состояние частей, фактически же в кавалерийских полках было до 50 % некованых лошадей, кованые лошади не имели шипов и т. п.;

в) связь штаба армии с войсками была организована плохо; телефонная связь с 17, 24 и 44-й кавалерийскими дивизиями установлена не была, радиосвязь работала с перебоями; места некоторых штабов дивизий (20-я и 44-я кавалерийские дивизии, 126-я стрелковая дивизия) не были известны штабу армии;

г) тылы кавалерийских дивизий еще в 8 часов 17 ноября тянулись на исходное положение, причем некоторые из них не знали точного расположения частей (44-я кавалерийская дивизия); часть транспортных машин не имела горючего.[25]

В течение 17 ноября противник продолжал развивать наступление из района Горки, Петелино, Шитьково, Ново-Павловское, Щелканово, во взаимодействии с авиацией, в восточном, северо-восточном и северном направлениях, и к исходу дня овладел станцией Матренино, Язвище, Городище.

Захваченные пленные 11-й танковой дивизии в районе Морозово показали, что дивизия имела задачу выйти на рубеж Шитьково, НовоПавловское и с утра 18 ноября наступать далее, действуя в стыке между 2-й и 5-й танковыми дивизиями.

К югу от Щелканово противник к исходу 17 ноября сосредоточил крупную танковую группировку (10-я танковая дивизия).

Таким образом, в течение 16 и 17 ноября войска армии вели ожесточенные бои, упорно сдерживая наступление 4-й танковой группы противника на своем левом фланге, неоднократно переходя в контратаки и нанося противнику потери в живой силе и технике. Основные усилия прилагались немцами в северо-восточном направлении с тем, чтобы во взаимодействии с клинской группировкой выйти на тылы 16-й армии, окружить ее и уничтожить.

Соседняя с юга 5-я армия в течение 16 и 17 ноября продолжала закрепляться на прежних позициях. Противник перед фронтом этой армии вел артиллерийский и минометный огонь и на отдельных участках пытался наступать.

Происходившие в течение 15–17 ноября ожесточенные бои на фронте 30-й и 16-й армий подтвердили сосредоточение крупных группировок немцев. Одна из них (3-я танковая группа), по-видимому, развивала наступление на клинско-солнечногорском направлении, южнее бассейна Московского моря; вторая (4-я танковая группа) из района Волоколамска действовала на новопетровско-истринском направлении.

Обе танковые группы, увязывая свои действия по овладению рубежом Клин, Солнечногорск, Истра, должны были, по замыслу фашистского командования, объединить в дальнейшем свои усилия для завершения разгрома 16-й армии и охвата Москвы с северо-запада.


Завершение оборонительных боев 30-й армии в секторе Московского моря 18 ноября

В течение 18 ноября в секторе Московского моря продолжали развиваться ожесточенные бои в центре и на левом фланге 30-й армии. Против правого крыла армии по западному берегу реки Волги на участке Перемерки, Ново-Семеновское, Городня части 27-го армейского корпуса немцев (129-я и 86-я пехотные дивизии) вели активную разведку переправ. В районе Ново-Семеновское, Горки небольшие группы пехоты противника пытались переправиться через реку Волгу, но успеха не имели.

Южнее Московского моря 18 ноября продолжали наступать две основные группировки противника: 6-я танковая и 14-я моторизованная дивизии – вдоль шоссе на Завидово, Клин; 7-я танковая и 106-я пехотная дивизии – вдоль реки Яуза на Овсяниково.

На завидовском направлении мотомеханизированные соединения немцев, встречая весьма упорное сопротивление наших войск, стремились прорваться вдоль шоссе на Завидово, Клин и частью сил действовали в северо-восточном направлении на Конаково. Движение немцев по шоссе на Завидово было затруднено вследствие того, что нашими саперами был заминирован ряд участков. Так, на заминированном (2000 мин) участке шоссе между Дорино и Ново-Завидовским взорвалась группа немецких разведчиков и бронемашина. Это вынуждало противника двигаться медленнее, с большей осмотрительностью, а в некоторых местах (вследствие порчи нашими саперами шоссе) не давало врагу возможности полностью использовать дорогу для быстрого продвижения.

Наступление немцев в течение 18 ноября поддерживалось авиацией. По сравнению с предыдущими днями она значительно повысила свою боевую деятельность, ведя разведку, прикрывая наступление подвижных группировок и бомбардируя различные объекты нашего тыла. Если ранее в течение суток производилось от 70 до 120 самолето-вылетов (в зависимости от метеорологических условий), то 18 ноября их было произведено 270, причем преобладающее количество вылетов было произведено против правого крыла Западного фронта.

В свою очередь, наша авиация способствовала войскам 30-й армии в выполнении поставленных ей задач.

47-я авиадивизия в течение дня поражала мотомеханизированные части противника, бомбила скопление и колонны танков и автомашин на дорогах между населенными пунктами в районах Дорино, Зеленцыно, Максимово. Производилась разведка направлений Ново-Завидовский, Тургиново, Максимово, Волоколамск.

В результате ожесточенных боев с превосходящими силами противника войска 30-й армии к концу дня 18 ноября закрепились на рубеже: по левому берегу реки Волги на фронте Поддубье, Судимирка и южнее; далее Безбородово, (искл.) Ново-Завидовский, Завидово. 107-я мотострелковая дивизия отдельными группами оборонялась в районах: юго-восточнее Рабочий Поселок (юго-восточнее Козлово), (искл.) Дмитрово, Глухино, Китенево; 143-й танковый полк – Гологузово. 25-я танковая бригада двигалась в район Завидово.

К этому времени 6-я танковая и 14-я моторизованная дивизии немцев овладели Лягушино, Ново-Завидовский, Чистый Мох, имея главную группировку в направлении Завидово.

Юго-западнее Московского моря крупные силы противника (до одной пехотной дивизии с 80–90 танками) преодолели сопротивление 107-й мотострелковой дивизии и 8-й танковой бригады, вышли на фронт Дмитрово, Гришкино и продолжали наступать на Глухино.

В 12:30 фашистская авиация бомбардировала расположение войск 30-й армии в Завидово и Спас-Заулок.

Оперативное значение оборонительных боев 30-й армии в районе Московского моря заключалось в том, что, во-первых, эти бои задержали продвижение противника на восток и нанесли ему значительные потери в живой силе и материальной части; во-вторых, они дали возможность нам лучше ориентироваться в группировке сил и намерениях врага.


Оборонительные бои на волоколамском направлении 18 ноября

16-я армия во взаимодействии с соседом справа (30-я армия) в течение 18 ноября вела напряженные бои с наступающим противником. Особенно упорные столкновения развернулись на участке Поповкино (8 км северо-восточнее Волоколамска), Горюны, Язвище. Боями вновь было подтверждено, что перед 16-й армией действует 4-я танковая группа в составе 2, 5, 10 и 11-й танковых дивизий, дивизии СС и частей 106, 35 и 87-й пехотных дивизий при поддержке авиации из состава 2-го воздушного флота.

Наиболее мощная группировка противника действовала на волоколамском направлении, где с утра 18 ноября войска 2, 5, 10 и 11-й танковых дивизий и 35-й пехотной дивизии при поддержке бомбардировочной и истребительной авиации развивали наступление в восточном и северовосточном направлениях.

Усилиями наших частей наступление немцев было остановлено на фронте: 35-я пехотная дивизия – Ботово, Строково, 2-я танковая дивизия – Голубцово, Ситниково, Никита, Шишкино; части 11-й танковой дивизии (два батальона 110-го и 111-го моторизованных полков) с танками – разъезд Аннино, Копытцево, 5-я танковая дивизия – Язвище, Гребеньки, а 10-я танковая дивизия – Горки, Рождествено.

К исходу 18 ноября наши войска заняли прерывистую ломаную линию: Васильково, Жестоки, Кузьминское, Харланиха 2-я, Поповкино, Медведково, Покровское, Давыдково и далее на юг Рождествено, восточнее Покровское, Барынино.

Подвижная группировка противника из четырех танковых дивизий (350–400 танков) действовала на 35–40-км фронте, что дает среднюю насыщенность до 10–12 танков на 1 км фронта, а на отдельных направлениях вдоль Волоколамского шоссе – 30 и более танков на 1 км фронта.

В течение 19–20 ноября 4-я танковая группа сосредоточивалась на рубеже Буйгород (11 км северо-восточнее Волоколамска), Горюны, Деньково, Скирманово. По показаниям захваченных пленных было установлено, что в районе Ваюхино, Михайловское сосредоточилась 252-я пехотная дивизия.

В то время как 4-я танковая группа противника развивала главный удар на волоколамском направлении против центра и левого фланга 16-й армии, стремясь во взаимодействии с 3-й танковой группой окружить и разгромить войска 30-й и 16-й армий, на фронте 5-й армии крупных активных действий не было. Лишь на отдельных участках противник производил боевую разведку (силами от взвода до батальона пехоты).

Войска 5-й армии продолжали занимать и укреплять прежний рубеж и вели активную разведку, имея задачей сковать противника на фронте армии.

Немецко-фашистские войска, встречая ожесточенное сопротивление армий правого крыла, переходивших в контратаки, продвигались довольно медленно. В основном наступление противника велось по дорогам и вдоль дорог, что в связи с приведением нашими саперами ряда участков в негодное состояние (минирование, подрыв и разрушение отдельных участков и т. д.) уменьшало подвижность мотомеханизировавных частей противника. Активные действия нашей авиации, поддерживавшей наземные войска, невзирая на плохие метеорологические условия, также способствовали снижению темпов наступления противника.

Артиллерия обеспечивала выполнение поставленных перед армиями задач, уничтожала живую силу, танки, особенно в местах их скопления. Артиллерия весьма успешно подавляла огневые средства противника и препятствовала подходу резервов, рассеивая их и нанося значительный урон.

Танковые бригады, несмотря на малочисленность танков, наносили немцам серьезный урон в материальной части и живой силе. Танковые бригады, как правило, взаимодействовали с пехотными соединениями, однако имело место объединение нескольких танковых бригад для выполнения самостоятельных задач (бои 21 ноября 1, 23, 27 и 28-й танковых бригад в районе восточнее Ново-Петровского).


Оборонительные бои в секторе Московского моря и на западных подступах к городу Клин и городу Истра 19–20 ноября

Противник в течение 19 и 20 ноября продолжал развивать наступление завидовской и тургиновской группировками, встречая упорную и активную оборону наших войск. Перед фронтом 30-й армии по-прежнему действовали части 129-й, 86-й пехотных, 14-й моторизованной, 6-й и 7-й танковых дивизий.

На правом фланге армии (5-я стрелковая и 46-я кавалерийская дивизии) попытки противника (129-я и 86-я пехотные дивизии) переправиться в течение 19 и 20 ноября на левый берег реки Волги были отбиты.

Ведя ожесточенные бои с войсками 30-й (центр и левый фланг) и 16-й армий, противник стремился расколоть фронт этих армий на отдельные изолированные части и уничтожить их. Войска центра и левого фланга 30-й армии в течение 19 и 20 ноября вели тяжелые бои с превосходящими силами пехоты и танков противника.

К исходу 20 ноября войска армии занимали рубеж по северо-восточному берегу реки Волги, Щелково, Первомайск, в районе Владыкино, затем Концово, Жуково, Решетниково, Копылово. 6-я немецкая танковая дивизия стремилась из района Спас-Заулок, Решетниково прорваться в район Клина.

Войска 16-й армии в течение 19 и 20 ноября вели упорные сдерживающие бои с пехотой и танками противника на всем фронте, отходя с боями на новый оборонительный рубеж.

Противник, несколько ослабив свой нажим на Чисмену, основные усилия направлял на Тарасово (вдоль шоссе Теряева Слобода—Павельцово), а также на Румянцево (юго-восточнее Ново-Петровского 5 км), Онуфриево (южнее озера Тростенское), стремясь здесь продвинуться к Истре. Ожесточенные бои происходили у Деньково, Ново-Петровское.

К исходу 20 ноября 16-я армия по приказу командующего фронтом отошла на новый оборонительный рубеж Пупцево (западнее Павельцово 5 км), Филатово, Савино, Надеждино, Ядромино и южнее на Сорокино (схема 8).

За 5 дней наступательных боев (16–20 ноября) подвижные части немцев продвинулись к востоку от Волоколамска на 15–25 км, т. е. наступали со средним темпом 3–5 км в сутки. Такой темп нужно признать весьма небольшим даже для пехотных соединений, не говоря уже о мотомеханизированных войсках.

Несмотря на наличие мощной мотомеханизированной группы, поддержанной авиацией, противник не смог прорвать фронт и выйти в оперативную глубину нашей обороны для окружения и разгрома войск Красной Армии.

На данном этапе операции немцам не удалось осуществить действий мощным бронированным клином, глубоко врезающимся в оборону и раскалывающим ее на отдельные части.

На фронте 5-й армии противник в течение 19 и 20 ноября силами 87 и 78-й пехотных дивизий при поддержке небольшого количества танков повел наступление, имея задачей, с одной стороны, поддержать части 4-й танковой группы, с другой – сковать резервы на фронте 5-й армии. Преодолевая сопротивление наших войск, немцы к исходу 20 ноября овладели Андреевское, Хаустово, Локотня (северо-западнее, западнее и юго-западнее Звенигорода 15 км). Правофланговые части 5-й армии отошли и закрепились на новом оборонительном рубеже Иглово (северо-западнее Звенигорода 12 км), Андриянково и южнее.


Оборонительные бои 30 и 16-й армий в районе Клин—Солнечногорск 21–26 ноября

В течение 21 ноября наступление северной группы немцев продолжалось. Она наступала с рубежа Березино (10 км юго-восточнее Завидово), Решетниково, Семчино, Комлево, Борихино, Тархово (на шоссе Теряева Слобода—Клин), Волосово, развивая свои основные усилия двумя группировками: завидовской – в составе 6-й танковой, 14-й моторизованной дивизий, и тургиновской – в составе частей 86-й пехотной и 7-й танковой дивизий в направлении Клин – Солнечногорск.

На правом фланге 30-й армии войска оборонялись на прежнем рубеже, отражая атаки мелких разведывательных групп противника (129-й и частей 86-й пехотных дивизий).

Для усиления 30-й армии распоряжением штаба Западного фронта из состава 16-й армии в район Головково, Спас-Заулок (15 км северо-западнее Клина) еще 18 ноября была переброшена 58-я танковая дивизия. Эта дивизия в составе 78 танков,[26] переданная Ставкой Западному фронту, 3 ноября полностью выгрузилась на станции Клин и выдвигалась на рубеж восточнее Тихомирово, Петровское (16 км юго-западнее Клина). Дивизия получила задачу прикрыть направления, идущие с запада на Клин.

Находясь в подчинении командующего 16-й армией, 58-я танковая дивизия с 8 по 17 ноября вела напряженные бои с частями 4-й танковой группы в районе северо-восточнее и юго-западнее Теряевой Слободы. В этих боях дивизия, имевшая против себя превосходившие силы противника, понесла значительные потери в материальной части и живой силе. С 18 по 20 ноября 58-я танковая дивизия находилась уже в составе 30-й армии, ведя ожесточенные бои с 3-й танковой группой противника, задерживала ее наступление.[27]

58-я танковая дивизия (15 танков, 5 орудий и 350 штыков), 280-й стрелковый полк и 107-я мотострелковая дивизия вели бои в районе Минино (3 км восточнее Спас-Заулок) и Селевино с моторизованными частями противника (пехота и до 100 танков).[28]

Южнее части 107-й мотострелковой дивизии в результате тяжелых боев с пехотой и танками противника были отброшены и отошли в район к северу от Ямуги, где организовали оборону. На линии Хлыниха, Жестоки (западнее Клина 20 км) 25-я танковая бригада и 17-я кавалерийская дивизия отбивали ожесточенные атаки автоматчиков и пехоты противника.

Левый фланг 30-й армии и правый фланг 16-й армии прикрывали клинское направление и подступы к Клину с севера и запада. Поэтому было чрезвычайно важно установить тесное взаимодействие войск на стыке двух армий и обеспечить удержание Клина.

Учитывая это обстоятельство, командующий Западным фронтом генерал Жуков приказал образовать в основном из частей 16-й армии группу под командой генерала Захарова (в составе 126-й стрелковой, 24-й кавалерийской дивизий, курсантского полка, 8-й и 25-й танковых бригад) с задачей обороны Клина. Эта группа должна была явиться связующим звеном на клинском направлении.

В течение 21 ноября войска 16-й армии вели упорные бои на всем фронте, особенно ожесточенные на левом крыле в районе Ново-Петровское, Ядромино. Здесь, как уже было сказано выше, действовала мощная мотомеханизированная группа, стремившаяся прорваться к Истре и направлявшая свои усилия вдоль Истринского шоссе.

Правый фланг 16-й армии – 126-я стрелковая дивизия – под сильным натиском пехоты и танков противника отходил на Клин неорганизованно. К исходу 21 ноября полки дивизии занимали оборонительный рубеж юго-западнее и южнее Клина: 550-й стрелковый полк – Тетерино, Решеткино; 539-й стрелковый полк (1 батальон) – Марфино; 366-й стрелковый полк – Кононово, Стрелково, Надеждино.

22 ноября 30-я армия и правый фланг 16-й армии продолжали вести упорные бои, сдерживая наступление мотомеханизированных частей и пехоты противника. На левом фланге 30-й армии противник овладел Березино и к 15:30 пехотой и 60 танками атаковал Ямугу и овладел этим пунктом. 31-я танковая бригада[29] занимала северную и западную окраины Клина, часть ее сил была выделена для танковых засад. Из района Ямуги 58-я танковая дивизия и части 107-й мотострелковой дивизии отошли на рубеж Майданово, Маланино, северо-западнее Клина. Для обеспечения Клина с северо-востока в район Б. Щапово, Клин была выдвинута 24-я кавалерийская дивизия. 8-я танковая бригада (резерв командования фронтом) к исходу 22 ноября занимала Воронино.

Усилия противника теперь были направлены на окружение Клина. Части 126-й стрелковой дивизии под натиском противника отошли с занимаемого рубежа на Акулово, Сохино, Мисирево (к югу от Клина). В 15:30 танки противника ворвались в Мисирево и Фроловское, где находился штаб 126-й стрелковой дивизии, вследствие чего связь с ним прервалась. Таким образом, немцам удалось к исходу 22 ноября полуокружить Клин с севера, запада и юга.

23 ноября продолжались ожесточенные бои наших войск с мотомеханизированными частями и пехотой противника, сосредоточивавшего свои удары на клинском и солнечногорском направлениях. С утра 23 ноября его подвижные силы (6-я, 7-я и 2-я танковые, 35-я пехотная дивизии) вели бои за Клин. К северу от Клина обстановка сложилась следующим образом: на фронте 107-й мотострелковой дивизии (200 человек и 15 танков) противник (14-я моторизованная и 6-я танковая дивизии), понеся потери до двух батальонов пехоты, 15 танков и 70 автоматчиков, овладел М. и Б. Бирево; на рубеже Селюхино, Щапово (северо-восточнее Клина) 24-я кавалерийская дивизия удерживала позиции, имея левее себя 58-ю танковую дивизию, прикрывавшую Клин с севера (южнее Ямуги). Пехота и танки противника наступали на эти войска, охватывая их с севера и запада. Подвижные части фашистов пытались завершить окружение Клина и сузить сжимавшее его кольцо.

Западнее Клина противник, ведя наступление крупными силами (7-я танковая и 106-я пехотная дивизии) на Высоковск, отбросил остатки курсантского полка и 25-й танковой бригады, которые дрались в полуокружении и в ночь на 23 ноября отошли по приказу командующего армией на юго-западную окраину Клина, составив его резерв; туда же отошли остатки 17-й кавалерийской дивизии. Части 2-й танковой и 35-й пехотной дивизий немцев, действуя юго-западнее Клина, в первой половине дня овладели Горками (в 6 км южнее Клина) и повели наступление на Клин. При этом часть танков 2-й танковой дивизии повернула в юго-восточном направлении на Солнечногорск.

В целях облегчения положения Клина 126-я стрелковая дивизия, 31-я танковая бригада и танковые батальоны 129-й и 146-й танковых бригад контратаковали в 12:30 неприятельские силы в направлении Решеткино, но контратака успеха не имела; части вели упорные бои с противником на рубеже Акулово, Фроловское (4 км южнее Клина). Для обеспечения левого фланга 126-й стрелковой дивизии кавалерийская группа Доватора по приказу командующего фронтом к 12 часам должна была выйти для занятия обороны на рубеже Кононово, Радованье, Никольское, Соснино, но ввиду создавшейся к этому времени угрозы Солнечногорску совместно с 44-й кавалерийской дивизией, двумя батальонами 8-й гвардейской стрелковой дивизии и танковыми батальонами 129-й и 146-й танковых бригад заняла рубеж Кресты, Скородумье, Обухово, Кривцово (2–4 км южнее Солнечногорска).

Развивая наступление и имея перед собой малочисленные и разрозненные наши части: 8-ю танковую бригаду, 24-ю и 17-ю кавалерийские дивизии, 126-ю стрелковую дивизию, остатки курсантского полка, 25-ю танковую бригаду (11 танков), неприятельские силы энергично продвигались из районов Б. Бирево, Ямуга, Колосово, Троицкое, Решеткино, Ситниково, завершая окружение Клина. Наступление вели: с северо-запада – 14-я моторизованная, 1-я и 6-я танковые дивизии, с запада – 7-я танковая и 106-я пехотная дивизии, с юго-запада – 35-я и 23-я пехотные дивизии, 2-я танковая дивизия и части мотоциклетной бригады. Таким образом, в районе Клин, Солнечногорск против наших слабых и малочисленных войск наступали части не менее восьми дивизий противника (четыре танковые, три пехотные и одна моторизованная дивизии). К исходу дня 23 ноября группа танков ворвалась в Клин с северо-востока; бой продолжался в самом городе.

Наша авиация (46-я авиадивизия), несмотря на плохие метеорологические условия, бомбардировала и штурмовала скопления войск противника в районах Ямуга, Высоковск и Клин. Была сожжена деревня. Мисирево, где наблюдалось скопление мотомеханизированных частей противника.

Попытки прорвавшихся к Солнечногорску групп танков и автоматчиков овладеть городом были отражены огнем нашей обороны. В течение 24 ноября бои на стыке 16-й армии приняли весьма напряженный характер, особенно в районе Клина, а также на левом фланге армии в районе Истры.

После захвата Клина немецкое командование усилило северную подвижную группировку до четырех танковых дивизий (6, 7, 2 и 11-я), до двух мотопехотных дивизий (14-я и 36-я) и одной пехотной дивизии (106-я).

В течение 24 и 25 ноябри эта мощная группировка продолжала развивать наступление на Рогачево, Дмитров и по Ленинградскому шоссе на Солнечногорск, Черная Грязь. Одновременно часть сил противника вела бои за полное овладение районом Клина. Здесь ожесточенно оборонялись малочисленные войска 30-й армии (107-я мотострелковая, 24-я кавалерийская дивизии, остатки 58-й танковой дивизии, 8-й и 21-й танковых бригад), которые к 6 часам 24 ноября дрались северо-восточнее Клина (М. и Б. Бирево, Воронино, восточнее Щапово), а также малочисленные части 16-й армии (126-я стрелковая дивизия, остатки курсантского полка, 25-я и 31-я танковые бригады), находившиеся к югу и юго-востоку от Клина (Лаврово, Фроловское).

Посланные днем 24 ноября командующим 16-й армией на самолетах офицеры связи уже не обнаружили присутствия этих частей. Самолеты обстреливались пулеметным огнем с южной и юго-восточной окраин Клина.[30]

Учитывая создавшуюся тяжелую обстановку в районе Клина, командующий Западным фронтом приказал командующему 30-й армией организовать 25 ноября удар с задачей освобождения частей, ведущих бой в окружении в районе Клина. Однако войска 30-й армии в течение 24 и 25 ноября, ввиду тяжелого положения и угрозы полного окружения наших частей вследствие захвата немцами Давыдково (юго-восточнее Клина) и проникновения его мелких групп к Спас-Коркодино, вынуждены были после весьма ожесточенных боев отойти в восточном и юго-восточном направлениях.

Противник овладел Спас-Коркодино и районом к северу от него, распространяя свои наступательные действия в сторону Рогачево, которое оборонялось небольшим сводным отрядом (две стрелковые роты, 24 противотанковых ружья, 3 противотанковых орудия, пулеметный батальон и две бронемашины). Части 30-й армии (остатки 107-й мотострелковой, 24-й кавалерийской, 58-й танковой дивизий, 8-й и 21-й танковых бригад) приказом командующего армией отводились в район Алешино, к югу от Рогачево.

Создавшаяся обстановка на левом фланге 30-й армии значительно ухудшила положение правого фланга 16-й армии. Противник хотел расколоть обе армии своими танковыми дивизиями. Клинско-солнечногорская группа немцев стремилась быстрее прорваться в восточном и юго-восточном направлениях с задачей выйти к Москве.

Правофланговые части 16-й армии (126-я стрелковая дивизия, остатки курсантского полка, 25-я и 31-я танковые бригады) 24 ноября, как уже было сказано выше, оказывали упорное сопротивление к югу от Клина и под давлением превосходящих сил противника сумели прорваться из окружения. Ведя ожесточенные бои в течение 25 и 26 ноября с 106-й пехотной и 2-й танковой дивизиями, они отошли на рубеж Борисо-Глебское. Толстяково, Тимоново. К этому же времени на рубеж Поповское, Аладьино был выдвинут из района Федоровки один полк 133-й стрелковой дивизии с 2-м дивизионом 511-го гаубичного артиллерийского полка и группой противотанковой обороны для занятия позиции и прикрытия отхода левофланговых частей 30-й армии к югу от Рогачево.

В районе Солнечногорска обстановка складывалась следующим образом: кавалерийская группа Доватора, усиленная 44-й кавалерийской дивизией, двумя батальонами 8-й гвардейской стрелковой дивизии и танковыми батальонами 129-й и 146-й танковых бригад, во второй половине дня, выполняя приказ командующего фронтом, перешла в наступление на Стерлино, Головково, имея задачей нанести удар в тыл группы противника, наступающей на Солнечногорск с запада. Во второй половине дня, наступая с рубежа Кривцово, Бережки, кавалерийская группа овладела Стерлино и другими ближайшими пунктами, продолжая развивать успех в северо-западном направлении. Танковая разведка, имевшая задачу выяснить обстановку в Солнечногорске, при подходе к юго-западной окраине города была обстреляна артиллерийским и пулеметным огнем.

Противник пытался наступать с севера и северо-запада, но, встретив упорный и хорошо организованный отпор со стороны наших частей на этом участке, прекратил атаки. Однако в дальнейшем наше контрнаступление здесь также не имело успеха. Вследствие сильного огня противника части группы вынуждены были занять новый рубеж обороны. 26 ноября они вели бой на линии Парфеново (7 км южнее Солнечногорска), Мелечкино.

Обстановка на правом крыле фронта вызвала ряд мероприятий Ставки Верховного Главнокомандования, командования Западным фронтом и армий:

1. Распоряжением Ставки из района Кушалино (30 км северо-восточнее Калинина) 23 ноября на автотранспорте перебрасывалась в город Дмитров 133-я стрелковая дивизия. Эта дивизия поступила в распоряжение командующего Западным фронтом и последним была передана в 16-ю армию для занятия и обеспечения района Федоровки (16 км юго-западнее Яхромы). Головной стрелковый полк этой дивизии к 15 часам 25 ноября выходил в указанный район. Остальные части дивизии подходили к району сосредоточения.

2. По указанию Ставки 7-я гвардейская стрелковая дивизия была переброшена в 16-ю армию. Дивизия в начале ноября входила в состав 49-й армии. 7-я гвардейская стрелковая дивизия одним стрелковым полком обороняла рубеж Гурьево, Дракино, двумя стрелковыми полками сосредоточивалась в районе Шатово, Иваньково, Калиново (5 км западнее Серпухова) и до 23 ноября вела упорные бои с противником в составе 49-й армии. С 23 ноября дивизия на станции Подольск грузилась в эшелоны и по железной дороге следовала на станцию Поварово в состав 16-й армии.

Головной полк 7-й гвардейской стрелковой дивизии 25 ноября занял оборонительный рубеж: лес восточнее Есипово, Жуково (8 км юго-восточнее Солнечногорска). Остальные части дивизии по мере выгрузки сосредоточивались в районе Ложки (12 км юго-восточнее Солнечногорска), Бухарово, Радомля, Берсенево; дивизии была поставлена задача занять оборонительный рубеж Шелепаново (5 км севернее Радомли), Терехово, Жуково, перехватывая Ленинградское шоссе.

3. Распоряжением командующего Западным фронтом для усиления рогачевского направления в район Аревское, Аладьино, Новоселки, Ивановское из состава 133-й стрелковой дивизии были выделены 681-й стрелковый полк и артиллерийский полк противотанковой обороны МВО, объединенные под общим командованием командира 8-й танковой бригады. Эта бригада вела напряженные бои на подступах к Рогачево; она понесла большие потери в материальной части и была крайне малочисленна.

4. По приказанию штаба Западного фронта один полк 251-й стрелковой дивизии (из состава Калининского фронта) и 2-й мотострелковый полк 26 ноября сосредоточивались в район Дмитровки (20 км юго-восточнее Солнечногорска).

5. Распоряжением штаба Западного фронта 11-й мотоциклетный полк 26 ноября был направлен в район Яхромы для обеспечения этого района.

6. В резерве командующего 30-й армией по его указанию 26 ноября был сосредоточен в Филимонове (7 км юго-восточнее Конаково) 46-й мотоциклетный полк.

7. Из 126-го танкового батальона, мотострелкового батальона 1-й гвардейской танковой бригады, 1077-го стрелкового полка распоряжением командующего 16-й армией была создана сводная группа с задачей оседлать шоссе южнее Пешки (6–7 км юго-восточнее Солнечногорска) и не допустить прорыва танков противника в юго-восточном направлении.

Военно-воздушные силы поддерживали наши войска, несмотря на неблагоприятную погоду. 46-я авиадивизия бомбардировала в течение 25 и 26 ноября скопления противника в районе Высоковск, Кузнечиково, вела разведку района Солнечногорск, Нудоль, Теряева Слобода, Высоковск, Клин. Действиями бомбардировщиков и штурмовиков были уничтожены танки и автомобили противника в районе Высоковск, Солнечногорск, Клин. 47-я авиадивизия вела разведку района Солнечногорск, Клин и уничтожала мотомеханизированные части противника в районе Скирманово, Городище, Петрово, Ядромино. За 26 ноября было произведено 86 самолето-вылетов, из них штурмовых и бомбардировочных – 58, разведывательных – 11 и для сопровождения – 17.

В итоге десятидневных ожесточенных боев на клинско-солнечногорском направлении немцам удалось достигнуть значительных успехов. Они приблизились к Москве и вклинились между войсками 30 и 16-й армий, нанеся им серьезный урон. Но противнику, несмотря на все усилия, не удалось прорвать нашу оборону на всю ее глубину и выйти в тыл 30-й и 16-й армий. Линия фронта стала изогнутой и прерывчатой, местами она была обращена на север, восток или юг. Противник не смог полностью использовать выгоды наступающего и довести бои до решающего конца. Наши части оказывали упорное сопротивление, наносили крупные потери неприятелю в живой силе и материальной части и отходили из-под его ударов на новые рубежи обороны. К северо-западу и западу от Москвы по-прежнему стоял фронт войск Красной Армии, потесненный, ослабленный, но готовый к дальнейшей борьбе.


Оборонительные бои 16-й армии за Истринское водохранилище и город Истру 21–28 ноября. Взаимодействие с 5-й армией

В районе Клина противник имел успех благодаря сосредоточению мощной танковой группировки, но наступление частей танковой группы на истринском направлении значительно замедлилось вследствие упорной обороны 16-й армии.

Как уже было указано, к исходу 20 ноября кавалерийская группа Доватора отошла на рубеж Поспелиха, Надеждино. После многодневных боев в 50-й кавалерийской дивизии оставалось 160 сабель, а в 53-й кавалерийской дивизии – 514 сабель и штыков.

В таком составе кавалерийская группа в дальнейшем отходила в направлении северного побережья Истринского водохранилища, образуя как бы правое крыло армии. Это водохранилище являлось удобным естественным рубежом для обороны, но оно в то же время разъединяло войска армии при отходе.

Центр и левое крыло армии находились в следующем положении:

• 316-я (8-я гвардейская) стрелковая дивизия под воздействием 35-й пехотной дивизии и частей 2-й танковой дивизии, наступавших в восточном направлении, после боя на линии Поповкино, Ченцы, Горюны с большими потерями отходила в северо-восточном направлении. В этом районе 18 ноября в одном из боев был убит командир 8-й гвардейской стрелковой дивизии Герой Советского Союза генерал-майор Панфилов. К исходу 20 ноября дивизия отходила с боем на рубеж Устиново (1 км севернее НовоПетровское), Рыбушки. Этот отход производился под давлением пехоты противника с танками, двигавшимися непосредственно вслед за дивизией. Дивизия прикрывала с запада подступы к водохранилищу.

• 18-я стрелковая дивизия с 33-й танковой бригадой в итоге ожесточенных боев у Ново-Петровское, Рубцово была вынуждена отойти на новый оборонительный рубеж: Рыбушки, Румянцево, Ядромино. Отдельные населенные пункты (Андрейково, Кореньки, Головино) дважды переходили из рук в руки, но значительное превосходство сил противника позволило ему овладеть Ново-Петровским. Захват важного узла дорог давал неприятелю возможность в дальнейшем развивать наступление в северо-восточном и юго-восточном направлениях.

• 78-я стрелковая дивизия к концу 20 ноября вела тяжелые бои с крупными силами на рубеже Веретенки, Троица, Мансурово, прикрывая истринское направление с юго-запада.[31]

Командование Западным фронтом в эти критические дни борьбы с наступавшими немецкими войсками дало командующему 16-й армией следующие указания:

«…мы Вам категорически подтверждаем приказ закрепиться на занимаемом рубеже и без нашего приказа ни шагу назад, если нужно – включительно до самопожертвования части и соединения…

…Все внимание сосредоточить на организации отпора врагу на своих флангах…

Жуков, Булганин».

Упорство обороны частей 16-й армии непрерывно возрастало, несмотря на весьма напряженные бои с противником, использовавшим маневренность и превосходство в танковых частях и технике. Бои на левом фланге 16-й армии протекали в тесном взаимодействии с войсками 5-й армии, причем противник стремился прорваться в стыке 16-й и 5-й армий.

Войска 5-й армии вели чрезвычайно упорные бои в районе Дяденьково (северо-западнее Звенигорода 10 км), Сергиево, Локотня. Основные усилия противник направлял на правый фланг и центр армии, к исходу дня он потеснил части 129, 144 и 50-й стрелковых дивизий и вышел на линию Торопенки, Дяденьково, Сергиево, Михайловская.

Учитывая создавшуюся обстановку на стыке 16-й и 5-й армий и угрозу городу Истра, командующий Западным фронтом выдвинул 108-ю стрелковую дивизию и 145-ю танковую бригаду на линию Котово, Борисково, Насоново. Кроме того, еще до подхода полевых войск к рубежу реки Истры распоряжением командующего Западным фронтом была организована оборона этого рубежа силами 301-го и 302-го пулеметных батальонов.

Эти батальоны занимали оборону, как показано на схеме в конце первой книги.

На реке Истре уровень воды был поднят на 1–2 м. Высокий берег реки и непосредственно расположенный позади лес влияли на систему обороны в отношении некоторой линейности расположения огневых средств; в то же время лес обеспечивал тыл.

Противотанковая оборона района Истры была организована силами 694-го и 871-го противотанковых полков и по указанию начальника артиллерии 16-й армии.

К 21 ноября части 16-й армии находились в большом некомплекте: кавалерийские и стрелковые полки насчитывали от 150 до 200 человек; 1-я гвардейская, 23, 27 и 28-я танковые бригады имели всего 15 исправных танков; 78-я стрелковая дивизия имела в среднем 60 % потерь в личном составе. В 126-й стрелковой дивизии положение было такое же, как в остальных частях. 20, 24 и 44-я кавалерийские дивизии были малочисленны, так как они длительное время принимали участие в тяжелых боях.

Противник в результате боевых действий наших войск на подступах к Истринскому водохранилищу также имел значительные потери от огня нашей артиллерии, авиации и пехоты в результате упорного сопротивления частей 16-й армии.

Характер борьбы в эти дни определялся необходимостью во что бы то ни стало сдержать наступление немцев на Москву, поэтому почти все части, сознавая всю ответственность, возложенную на них партией и Правительством, дрались с противником, не щадя жизни.

Однако, несмотря на все мероприятия командования фронта и армий, отдельные части и соединения все же не всегда оказывали должное сопротивление и иногда оставляли позиции без боя пли после столкновения с передовыми неприятельскими частями (126-я стрелковая дивизия в районе к западу от Клина и в районе Клина, 17-я и 24-я кавалерийские дивизии в районе Клина).

Военный Совет фронта 21 ноября в своей директиве № 057/оп, оценивая создавшуюся особо серьезную обстановку, характеризовал ее следующим образом:

«Борьба за подступы к Москве за последние шесть дней приняла решающий характер.

Противник шесть дней напрягает последние усилия, собрав резервы, и ведет наступление на фронте 30, 16, 5 и 50-й армий.

Опыт борьбы за шесть дней показывает, что войска понимают решающее значение происходящих ожесточенных сражений. Об этом говорит героическое сопротивление, переходящее в ожесточенные контратаки доблестно дерущихся 50 и 53-й кавалерийских дивизий, 8-й гвардейской и 413-й стрелковых дивизий, 1-й гвардейской, 27 и 28-й танковых бригад и других частей и соединений. Однако имели место факты нарушения отдельными командирами известного приказа о категорическом, под страхом немедленного расстрела, запрещения самовольного отхода с занимаемых позиций. Такой позорный факт допустили командиры и комиссары 17 и 24-й кавалерийских дивизий.

Теперь, когда борьба за Москву вступила в решающую стадию, самовольное оставление позиций равносильно предательству и измене Родине…»

Боевым действиям кавалерийской группы Доватора, 8-й гвардейской (316-й) стрелковой дивизии и танковых бригад Военным Советом фронта давалась высокая оценка.

Только в силу крайней необходимости сохранения живой силы и материальной части войск Военный Совет давал разрешение на отход на новые оборонительные рубежи.

Как уже было отмечено, части правого фланга 16-й армии отходили севернее Истринского водохранилища. В дальнейшем на солнечногорском направлении правый фланг разделился на две группы: северная в составе 17-й и 24-й кавалерийских дивизий, курсантского полка и 126-й стрелковой дивизии действовала на клинском направлении (см. описание боевых действий в районе Клина); южная группа в составе кавалерийской группы Доватора, 20-й и 44-й кавалерийских дивизий и 8-й гвардейской стрелковой дивизии вела оборонительные бои в районе Истринского водохранилища.

На левом крыле армии 18-я и 78-я стрелковые дивизии имели задачей удержание рубежа реки Истра и города Истры.

22 ноября войска армий вели упорные бои на всем фронте; особенно ожесточенные бои велись на левом крыле.

Немцы двумя подвижными группировками пытались охватить с севера и юга оба фланга 16-й армии. До двух пехотных полков, усиленных танками, наступали с рубежа Петровское (17 км юго-западнее Клина), Захарово, Нагово в общем направлении на Солнечногорск, стремясь обойти правый фланг армии. Одновременно до трех пехотных полков и двух танковых дивизий вели наступление на фронте Ново-Петровское, озеро Тростенское, в северо-восточном направлении и в направлении города Истры.

44-я кавалерийская дивизия, прикрывая правый фланг армии, вела бой с противником, занявшим Малеевку и Троицкое (15 км южнее Клина).

20-я кавалерийская дивизия отразила атаку пехотного батальона, усиленного 40 танками, в районе Нагово. Однако выход противника в район Троицкого вынуждал дивизию к отходу в восточном направлении.

Кавалерийская группа Доватора соприкосновения с противником в течение 22 ноября не имела.

8-я гвардейская стрелковая дивизия в тяжелых боях с двумя пехотными полками, усиленными танками, сдерживала их наступление от Ново-Петровского на восток.

18-я стрелковая дивизия с 33-й танковой бригадой в результате упорных боев с пехотной дивизией противника, поддержанной группой в 100 танков, отошла к исходу дня в район Румянцева.

78-я стрелковая дивизия 21 ноября вела бой на рубеже реки Молодильня южнее Ядромина, прикрывая подступы к городу Истре. В связи с продолжавшимся натиском немцев дивизия вынуждена была отходить в направлении города Истры.

Общая оперативно-тактическая обстановка на фронте 16-й армии к этому времени требовала выхода ее главных сил на основной оборонительный рубеж по Истринскому водохранилищу и реке Истра с тем, чтобы, опираясь на него, оказать наиболее эффективное сопротивление противнику. Поэтому в соответствии с приказом командующего армией войска армии медленно, упорно обороняя каждый населенный пункт, отходили на этот рубеж.

Удары волоколамской группировки противника в основном были направлены на Солнечногорск и город Истру. Кроме того, 87-я пехотная дивизия немцев наступала в стык между 16-й и 5-й армиями на Звенигород, Павловская Слобода.

Бои на правом фланге 5-й армии к этому времени имели весьма напряженный характер. 108-я стрелковая дивизия во взаимодействии с 145-й танковой бригадой к исходу дня вынуждена была под натиском превосходящих сил оставить Котово, Горшково, Ивашково, Насоново. Однако в результате контратаки удалось вновь овладеть восточной частью Насоново. 129-я стрелковая дивизия организовала оборону в районе Скоково. На остальном фронте 5-й армии части закрепились на занимаемом рубеже и отражали атаки противника.

Считая недопустимым дальнейший отход, Военный Совет фронта дал приказ командирам дивизий и Военному Совету 16-й армии:

«…отступать больше некуда и никто этого Вам не позволит…

Любыми самыми крайними мерами немедленно добиться перелома, прекратить отход и не только не сдавать ни в коем случае Истры, Клина и Солнечногорска, но и выбить фашистов из занятых районов…

…каждый дальнейший Ваш шаг назад, – это срыв обороны Москвы и позор для Вас и частей, которыми Вы командуете…

Всему командному и политическому составу снизу доверху быть в подразделениях, на поле боя…»

24 ноября 16-я армия, центральные дивизии которой отходили на рубеж реки Истры, на правом и левом флангах продолжала вести ожесточенные бои.

Кавалерийская группа Доватора, выведенная на восточное побережье водохранилища, готовилась к наступлению из района Кривцово, Бережки на Головково, во фланг прорывавшейся к Солнечногорску группировке немцев.

20-я кавалерийская дивизия, прикрывавшая пути к северному берегу водохранилища, отходила из района Нагово с целью присоединения к кавалерийской группе Доватора.

8-я гвардейская стрелковая дивизия с упорными боями, уничтожая наступавшие немецкие части, отходила на западный берег водохранилища на рубеж Рождествено, Мартюшино.

Ожесточенные бои вела и 18-я стрелковая дивизия, против которой по-прежнему наступало до дивизии пехоты противника с танками. После кровопролитных столкновений в районе Глебова дивизия продолжала отход к реке Истре.

78-я стрелковая дивизия под натиском фашистов отходила к городу Истре, ведя бои в 10 км западнее города.

В течение 23 и 24 ноября немцы атаковали части 16-й армии в нескольких направлениях. Все восточное побережье реки Истры обстреливалось артиллерийским и минометным огнем, подвергаясь во многих местах бомбежкам авиации. Контрнаступление кавалерийской группы Доватора на северном берегу водохранилища успеха не имело.

8-я гвардейская стрелковая дивизия, после боя на рубеже Рождествено, Мартюшино, вынуждена была под воздействием пехоты противника с 50–60 танками отойти на восточный берег, переправившись через реку Истру в районе южного побережья водохранилища. Непосредственно за отходившими частями дивизии двигались неприятельские танки с автоматчиками, которые к исходу 24 ноября захватили Бужарово.

18-я стрелковая дивизия, после попытки задержать наступление немцев в районе Букарево, отходила под ударами двух полков пехоты с танками на восточном берегу реки Истры на участке водохранилище, город Истра.

78-я стрелковая дивизия удерживала западные подступы к городу Истре в районе Ябедино, откуда немцы могли обстреливать город артиллерийским огнем.

24 ноября немцы вплотную подошли к рубежу Истринское водохранилище, река Истра.

С приближением немцев к этому рубежу водоспуски водохранилища были взорваны (по окончании переправы наших войск), в результате чего образовался водяной поток высотой до 2,5 м на протяжении до 50 км к югу от водохранилища. Попытки немцев закрыть водоспуски успехом не увенчались.

Противнику пришлось задержаться на водном рубеже и организовать форсирование этой преграды. Кроме того, фашисты затратили немало усилий на преодоление проходившего здесь промежуточного оборонительного рубежа (Солнечногорск, Истринское водохранилище, город Истра, Павловская Слобода), заранее подготовленного нашими инженерными частями.

Однако недостаток времени для организации прочной обороны на этом рубеже не дал возможности 16-й армии остановить здесь наступление немцев. Развивавшиеся удары немцев севернее Истринского водохранилища в направлении Клин, Солнечногорск (куда их части вышли уже 23 ноября) и в направлениях Звенигород, Павловская Слобода ставили под угрозу окружения войска армии на восточном берегу водохранилища и реки Истры.[32]

На правом фланге 5-й армии наши части (108-я стрелковая дивизия) отбивали атаки противника (9-й армейский корпус) в течение 24 ноября, но к исходу дня были оттеснены на Лукино, Сурмино, где бои продолжались. Отражая неоднократные атаки из района Петровское (8 км южнее Истры), Наташино, 108-я стрелковая дивизия упорно удерживала свои позиции, но под давлением превосходивших неприятельских сил к 20 часам 25 ноября отошла на линию Ивановское, восточнее Петровского, восточнее Фуньково, где вела бои в течение 26 ноября.

К 25 ноября фронт войск 16-й армии определялся линией, проходящей по восточному берегу водохранилища к реке Истре. На западном берегу реки оставалась лишь 78-я стрелковая дивизия, которая защищала город, оседлав Волоколамское шоссе.

Наличие Истринского рубежа несомненно сыграло роль в задержке немецкого наступления на этом направлении и в повышении устойчивости частей армии.

Лишь после трехдневных боев (26–28 ноября) немцам удалось сбить наши части с этого оборонительного рубежа и продолжить наступление в юго-восточном направлении. Однако дальнейшее наступление немцев было вскоре остановлено на рубеже Крюково, Ленино.

К исходу 26 ноября немцам удалось переправиться в отдельных местах на восточный берег реки. С утра 27 ноября на левом фланге 16-й армии войска (18-я и 9-я гвардейская стрелковые дивизии, 146-я танковая бригада) вели упорные бои за удержание города Истры совместно с правофланговыми частями 108-й стрелковой дивизии 5-й армии.

18-я стрелковая дивизия, в составе 800 штыков, и 146-я танковая бригада днем 27 ноября отбивали атаки двух пехотных полков и 60 танков противника в районе северо-восточнее Истры (Куртасово, Ермолино, Адуево). 9-я гвардейская стрелковая дивизия в течение ночи на 27 ноября дралась за город Истру. Бои развивались в самом городе и по восточному берегу реки южнее города. Части дивизии занимали фронт протяжением до 15 км. Противник наступал крупными силами вдоль шоссе и одновременно стремился прорваться на юго-западную окраину города.

Превосходящие силы фашистов и отход соседей вынудили 9-ю гвардейскую стрелковую дивизию к 4 час. 27 ноября отойти на восточную окраину города Истры. 18-я стрелковая дивизия под давлением превосходящих танковых сил к исходу 28 ноября вела бой на рубеже Ново-Сергово, Духанино, Небогатково. Противник овладел Андреевском, Никулином (севернее города Истры), распространяясь на северо-восток и вдоль шоссе на Рычково. Частью сил он наносил удар в направлении на северную окраину города Истры. Создавшаяся обстановка заставила 9-ю гвардейскую стрелковую дивизию очистить город и с боями отойти в восточном направлении. В боях за город Истру и восточнее авиация противника группами в 6–8 самолетов непрерывно бомбила боевые порядки 9-й гвардейской стрелковой дивизии, К концу дня дивизия отошла на рубеж Алексино, Жевнево (6 км западнее Дедовска), где и закрепилась. Правофланговые части 5-й армии (108-я стрелковая дивизия) в течение 27 ноября, подвергаясь ударам крупных сил противника из района Петровское (252-я пехотная дивизия), продолжали бои на линии Ивановское, Петровское, Козьмино. Обстановка на фронте дивизии к исходу 28 ноября не изменилась, и части закрепились на занимаемых рубежах.


При подведении итогов истринского оборонительного сражения необходимо отметить следующее:

1. Подготовка 16-й армии к наступлению 16 ноября с целью уничтожения волоколамской группировки противника проводилась наспех и не была закончена. В одновременном наступлении на взаимно противоположных флангах армия успеха не имела и вынуждена была перейти к обороне с последующим отходом. Невыгодное оперативное положение, в котором она оказалась 17 ноября, могло привести к тяжелым последствиям (в случае прорыва и быстрого выдвижения немцев в направлении Ново-Петровское, Истра). Однако организованное управление и хорошая боевая работа войск левого крыла армии (в частности, конной группы Доватора) дали возможность войскам армии в последующем вести более или менее планомерно сдерживающие бои.

2. В процессе дальнейших боев на подступах к Истринскому водохранилищу управление армией сильно усложнилось: маневренные бои требовали гибкого и четкого управления. Отход армии со сдерживающими боями на широком фронте при наличии у противника большого превосходства в танках (одна из труднейших операций) был успешно проведен командованием 16-й армии в условиях наступления фашистов на всем правом крыле фронта. Несмотря на сложность обстановки на фронте армии к 23 ноября (захват немцами города Клина), командование 16-й армии обеспечило сравнительно планомерный отход своих войск, ведя напряженные бои, задерживая и контратакуя врага. Боевые действия 16-й армии протекали под непосредственным контролем и руководством Военного Совета фронта, который в самые критические дни (выход немцев к Красной Поляне) сам находился в войсках (генерал армии Жуков и член Военного Совета Булганин) и лично руководил ими. Следует отметить, что действия войск 16-й армии в этот период заслуживают похвалы. Несмотря на превосходство немцев в технике (танки, авиация), сопротивляемость и упорство в борьбе были высокими.

3. Крупные водные рубежи и водоемы типа Истринского водохранилища требуют заблаговременного планирования операции в отношении группировки сил и организации управления. Разделение фронта 16-й армии на два почти изолированные участка в условиях маневренной обороны явилось фактором, который требовал особо четкого и твердого боевого руководства для достижения необходимого единства действий.

4. 16-я армия в первые дни действовала на фронте протяжением 60–70 км. В дальнейшем этот фронт сократился до 35–40 км. При таком положении, несмотря на значительные потери, армия могла сдержать сильнейший натиск мощной мотомеханизированной группы противника и не допустить ее прорыва в оперативную глубину. Немецко-фашистские войска при своем продвижении должны были все время преодолевать организованное сопротивление частей Красной Армии.


Оборонительные бои 30-й и 16-й армий восточнее Клин—Солнечногорск 27–29 ноября

После взятия Клина основные силы 3-й танковой группы двинулись в направлении Рогачево, Дмитров, чтобы расколоть фронт Красной Армии, развернуть оперативный прорыв между 30-й и 16-й армиями и в дальнейшем окружить Москву с севера и северо-востока.

Учитывая угрозу району Рогачево, командующий 30-й армией генерал Лелюшенко объединил все части, оборонявшие этот район, под руководством начальника штаба 30-й армии полковника (впоследствии генерала) Хетагурова. Для прикрытия собственно Рогачево туда был дополнительно переброшен отряд пехоты с танками, одно 85-мм орудие, три батареи гвардейских минометов и две роты запасного полка. Там же был сосредоточен, артиллерийский дивизион в составе двенадцати 76-мм пушек. Для усиления Рогачево в инженерном отношении был командирован заместитель начальника инженерного отдела армии.

В районе Рогачево остатки 8-й танковой бригады, 107-й мотострелковой дивизии, 58-й танковой и 24-й кавалерийской дивизий продолжали в течение первой половины дня 27 ноября вести ожесточенные бои с наступавшим противником. В этих боях наши части нанесли противнику значительный урон, уничтожив 70 средних и легких танков, 60 пулеметов, 25 орудий; было убито 2000 солдат и офицеров.[33] Но и мы 26 и 27 ноября несли потери в боях с превосходящими неприятельскими силами. Так, в 8-й танковой бригаде из строя вышли все танки. От артиллерии остались отдельные батареи и орудия.

К исходу дня 26 ноября войска 3-й танковой группы (6-я, 7-я танковые и 14-я моторизованная дивизии), развивая наступление передовыми частями, ворвались в Рогачево и распространили 27 ноября свои действия через Иваньковское на Синьково, Дмитров, Яхрому.

В районе Солнечногорска подвижная группировка противника (2-я танковая и 106-я пехотная дивизии) из района Редино, Обухово (к югу и юго-востоку от Солнечногорска) с 27 ноября развивала наступление на Кочергино, Хорошилово и с рубежа Кочергино, Есипово на юг и юго-восток в направлении на Черную Грязь (2 км севернее Сходни).

Против центра и левого фланга 30-й армии подвижные части клинской группировки противника к исходу 27 ноября достигли рубежа Зверьково (северо-западнее Дмитрова), Высоково, Малыгино, Семеновское, Бородино (16 км восточнее Клина), Воробьево, Тимоново (5 км северо-восточнее Солнечногорска).

На правом фланге войска 30-й армии (5-я стрелковая, 46-я кавалерийская, 185-я стрелковая, 18-я кавалерийская дивизии) к утру 28 ноября продолжали удерживать оборонительные позиции на рубеже Поддубье, Свердлово, Первомайск, Борщовка, Усть-Пристань, Каналстрой. Попытки противника проникнуть в наше расположение были отражены.

Рогачевская группа наших войск (58-я танковая, 107-я мотострелковая дивизии, 8-я танковая бригада, 24-я кавалерийская дивизия, 681-й стрелковый полк 133-й стрелковой дивизии и 923-й стрелковый полк 251-й дивизии) после тяжелых оборонительных боев отходила под натиском превосходящих сил на восток и юго-восток. На дмитровском направлении остатки 8-й танковой бригады, 58-й танковой дивизии, 107-й мотострелковой дивизии и особый батальон, имея позади себя на восточном берегу канала Москва—Волга 55-ю стрелковую бригаду 1-й ударной армии (на рубеже пристань Ударная, Татищево), вели ожесточенные бои с противником, переходя в контратаки, и к исходу 28 ноября удерживали Савелово, Маринино, Волдынское (западнее и юго-западнее Дмитрова). 24-я кавалерийская дивизия закреплялась на восточном берегу канала (на участке Темпы, Соревнование). Для обеспечения сосредоточения и выхода войск 1-й ударной армии на восточный берег канала Москва – Волга был выброшен в район Яхромы один стрелковый батальон 29-й стрелковой бригады. Задачей батальона было занять оборонительный участок западнее Яхромы и не допустить захвата противником города и моста через канал.

В ночь на 28 ноября передовой отряд противника силой до 12–15 танков с ротой автоматчиков, наступая от Федоровки через Ольгово на Яхрому и не встретив упорного сопротивления наших частей, стремительным ударом потеснил левый фланг прикрывающего батальона и ворвался в Яхрому. К 7 часам отряд противника (10–12 танков и до двух взводов автоматчиков) захватил мост и переправился на восточный берег канала, где и остановился. На основании изучения трофейных материалов можно предполагать, что противник проявил нерешительность потому, что ему была неясна обстановка и пугала предрассветная темнота. До наступления полного рассвета немцы вели беспорядочную стрельбу из пулеметов и автоматов и производили разведку группами автоматчиков.

С наступлением рассвета противник, усиленный прибывшим подкреплением, продолжал продвижение на восток. К 10 часам им были захвачены Перемилово, Ильинское, Б. Семешки, куда он стал подтягивать новые резервы. Бой в районе Яхромы продолжался с переменным успехом весь день 28 ноября. Фланговым ударом 21-й танковой бригады и 58-й танковой дивизии (30-я армия) с севера на Яхрому удалось несколько приостановить наступление подвижных частей (7-я танковая дивизия) противника.

В 12 часов 29-й и 50-й стрелковым бригадам (1-я ударная армия), двигавшимся на Яхрому, был отдан приказ задержать дальнейшее продвижение противника на восточном берегу канала, отрезать пути отхода и уничтожить его. Противнику все же удалось подтянуть в район Перемилово, Б. Семешки свыше батальона пехоты (14-я моторизованная дивизия), с большим количеством минометов, и танки (7-я танковая дивизия). Бой наших частей 28 ноября за овладение этим районом успеха не имел. В течение 29 ноября организованной контратакой 29-й и 50-й стрелковых бригад при поддержке артиллерии и авиации противник был отброшен на западный берег канала. При этом немцы потеряли до 20 танков, 5 самолетов, много солдат и офицеров.

Таким образом, положение на восточном берегу канала было восстановлено. Однако Яхрома осталась в руках противника.

Нашими частями были предприняты попытки взорвать яхромский мост и не допустить отхода противника на западный берег, но эти попытки успеха не имели.

Только после того, как противник был отброшен в Яхрому, мост был взорван. Но через два дня войска 1-й ударной армии, перейдя в наступление 1 декабря, затратили значительное время и средства на форсирование канала.

В то время как клинско-рогачевская группа противника частью сил стремилась преодолеть сопротивление левого фланга 30-й армии и форсировать канал Москва—Волга, солнечногорская группа (2-я танковая и 106-я пехотная дивизии) продолжала направлять основные усилия против правого фланга 16-й армии. Правый фланг 16-й армии (133-я стрелковая и 17-я кавалерийская дивизии, 25-я танковая бригада, остатки курсантского полка и 126-й стрелковой дивизии) в течение 27 и 28 ноября вел упорные бои на всем фронте, причем основные усилия противника направлялись на юго-восток, вдоль шоссе на Федоровку.

К исходу 28 ноября войска правого крыла армии закреплялись на рубеже Харламово (12 км западнее Яхромы), Сафоново, Клусово, Захарьино, Тимоново, находясь в непосредственном соприкосновении с противником. Неоднократные атаки, предпринятые немцами (силами моторизованного полка и 40 танков) в районе Клусова с целью прорыва на шоссе, были отбиты; контратаками 133-й стрелковой дивизии противник был отброшен за реку Камершу.

Части центра и левый фланг 16-й армии (31-я танковая бригада, 7-я гвардейская стрелковая дивизия, 2-й гвардейский кавалерийский корпус, 20-я кавалерийская дивизия, 8-я гвардейская, 18-я стрелковая и 9-я гвардейская дивизии) вели напряженные бои в районе к югу от Солнечногорска и к востоку от Истринского водохранилища и города Истры. Подвижные группы противника пытались прорваться из Кочергина и Есипова на юго-восток.

Для обеспечения направления Каменка, Икша (12 км южнее Яхромы) в район Каменки была выдвинута 24-я танковая бригада, а в Кочергино – 31-я танковая бригада. 27 ноября во второй половине дня из района Пешки, Есипово (на Ленинградском шоссе, юго-восточнее Солнечногорска) удалось прорваться отдельным группам моторизованной пехоты и танков противника, вышедшим в район Льялово, Клушино и пытавшимся продвигаться далее на юг.

28 ноября эти группы продолжали оставаться в занятых ими районах. К утру 29 ноября войска 16-й армии закреплялись на линии Харламово, Клусово, Тимоново, озеро Сенежское и далее на юг – Кочугино (6 км южнее Кочергина), Жуково, Клочково, Ново-Сергиево, Алексино, Жевнево (на реке Истра, западнее Дедовска).

Противник развивал наступление в следующих направлениях: 23-я пехотная и 7-я танковая дивизии вели наступление с линии Харламово, Тимоново вдоль шоссе на Каменку, Красная Поляна; 106-я пехотная и 2-я танковая дивизии – вдоль Ленинградского шоссе на Черная Грязь, Химки; 35-я пехотная, 5, 10 и 11-я танковые дивизии – на Крюково и из района города Истры на Дедовск, Красногорск.

Для уничтожения танков и моторизованной пехоты противника, прорвавшихся в район Льялово, Холмы, Клушино, были сосредоточены (в районе Озерецкое, Черная Грязь, Безверхово): 282-й стрелковый полк, 24-я и 145-я танковые бригады, кавалерийский полк, 31-й пушечный артиллерийский полк и 509-й артиллерийский полк ПТО. В 17 часов 28 ноября эти части перешли в наступление, однако вследствие сильного сопротивления противника к исходу дня отошли в исходное положение.

В течение 28 ноября фашистская авиация проявила усиленную деятельность; ею было произведено 180 одиночных и 21 групповой вылет перед Западным фронтом. Повышенная деятельность авиации противника была отмечена в районе южнее Солнечногорск, Красная Поляна, Крюково, т. е. на направлении действий основных подвижных группировок немцев. Наша авиация (23, 43 и 47-я авиадивизии), обеспечивавшая действия армий правого крыла фронта, бомбардировала скопление пехоты и танков противника на дорогах и в населенных пунктах в районе Клина, Солнечногорска, Истры.

Бои за истекший период показали, что враг, напрягая силы, стремился как можно скорее разгромить противостоящие части Красной Армии и выйти к Москве с северо-запада. Однако упорное и искусное сопротивление наших войск на ряде рубежей не дало ему возможности в короткий срок завершить операции на правом крыле Западного фронта и достигнуть решающих результатов. Войска противника, несущие значительные потери в живой силе и технике, постепенно истощались, изматывались и снижали свою ударную мощь.


Бои на ближних подступах к Москве 29 ноября – 3 декабря.

Вступление в сражение резервных армий

В течение 29 и 30 ноября бои на правом крыле Западного фронта продолжались с неослабевающей силой.

Подвижные группы противника с утра 29 ноября продолжали наступать с рубежа Яхрома, Ольгово, Тимоново, Есипово, Лопотово, Полевшино, Высоково (5 км восточнее Истры), стремясь на своем левом фланге форсировать канал Москва—Волга, а в центре прорваться из района Солнечногорска в юго-восточном направлении на Красную Поляну, Крюково.

На правом фланге 30-й армии в течение 29 и 30 ноября войска продолжали закрепляться на занимаемых позициях; противник особой активности здесь не проявлял.

В центре армии шли бои местного значения с мелкими группами пехоты противника, на левом фланге производилась перегруппировка войск. К исходу 30 ноября части армии (5-я стрелковая, 46-я кавалерийская, 185-я стрелковая дивизии, 1319-й стрелковый полк) занимали прежний рубеж обороны. В состав армии прибывали 365-я стрелковая и 82-я кавалерийская дивизии. Перед правым флангом и центром армии были расположены 27-й армейский корпус (129-я и 86-я пехотные дивизии), 36-я мотострелковая дивизия и часть 1-й танковой дивизии противника.

Войска 16-й армии, против которой противник направил свой основной удар, в течение 29 и 30 ноября вели напряженные бои. Подвижные части противника развивали удары вдоль шоссе Каменка—Озерецкое, по Ленинградскому и по Истринскому шоссе.

В целях более прочного обеспечения рубежа Ольгово, Федоровка, Вельево части 133-й и 126-й стрелковых и 17-й кавалерийской дивизий, курсантского полка, 24-й и 21-й танковых бригад были объединены в группу под командованием генерала Захарова. В 12 часов 29 ноября группа вела упорные оборонительные бои на рубеже Ольгово, Харламово, Клусово, Тимоново и далее по восточному берегу озера Сенежское. Значительные силы противника (7-я танковая, 106-я и 23-я пехотные дивизии) стремились обойти части группы с северо-востока в районе Ольгово и с северо-запада в районе Тимоново. После ожесточенного боя противник при поддержке танков овладел Ольгово. Его атаки в районе Клусово были отбиты.

На левом фланге группы части 23-й пехотной дивизии противника овладели Ригино, Вельево (северо-восточнее Тимоново 4 км), подвижные части его к утру 30 ноября заняли Каменку (южнее Ольгово 10 км).

Созданная для противодействия прорвавшемуся противнику в районе Холмы сводная группа генерала Ремизова (в составе 282-го стрелкового полка, 145-й танковой бригады и кавалерийского полка) занимала рубеж Озерецкое, Лунево и по южному берегу реки Клязьма. Группа вела бои с противником на всем фронте, удерживая полосу обороны.

Войска 16-й армии (7-я и 8-я гвардейские стрелковые дивизии, 18-я стрелковая и 9-я гвардейская стрелковая дивизии) к исходу дня 30 ноября вели напряженные оборонительные бои на линии Льялово, Алабушево, Крюково, Баранцево, Нефедьево, Ленино, Жевнево. Западнее Красновидово оборонялись части 108-й стрелковой дивизии 5-й армии. В районе Красный Октябрь была сосредоточена 20-я кавалерийская дивизия, в районе Б. Ржавка, Назарьево, Савелки – 2-й гвардейский кавалерийский корпус и в районе Каменка, Брехово – 1-я гвардейская танковая бригада, являвшаяся резервом командующего армией.

В течение 29 ноября вследствие плохих метеорологических условий наша авиация и авиация противника проводили боевые действия ограниченного характера.

30 ноября фашистская авиация произвела на Западном фронте, главным образом на правом крыле фронта, 132 одиночных и групповых вылета.

Наша авиация (43-я и 47-я авиадивизии) вела активную разведку полосы, ограниченной справа линией Крюково, Теряева Слобода, слева – Звенигород, Руза. Уничтожались мотомеханизированные части противника в районе Кочергино, Поварово, Овсяниково; поражались пехота и танки противника в районах Марьино, Куртасово, Холмы.


В последних числах ноября севернее Москвы на канале Москва—Волга (в районе Дмитров, Яхрома) и северо-западнее Москвы в направлениях на Красную Поляну и Крюково сложилась весьма напряженная обстановка. Немцы глубоко продвинулись здесь и разобщили главные силы 30-й и 16-й армий; борьба шла уже на ближних подступах к Москве. Создалось тяжелое положение для войск правого крыла Западного фронта; непосредственная угроза нависла над столицей. Фашисты напрягали все усилия для последних ударов, считая, что окончательная победа уже близка. Но в своих расчетахони недооценили силу сопротивления Красной Армии, не учли наличия у нее мощных и глубоких резервов.

В процессе длительного и напряженного оборонительного сражения на правом крыле Западного фронта резервы (в виде целых соединений и отдельных частей) с разных сторон непрерывно направлялись к угрожаемым участкам. Они вместе с войсками, дерущимися в первой линии, обеспечивали достижение частных успехов, укрепляли фронт, задерживали и останавливали врага, но еще не могли добиться перелома операции в нашу пользу. Наступление немцев продолжалось. Назревал кризис ожесточенного сражения на правом крыле. С целью нанесения решительного контрудара и поражения немецкой группировки, наступавшей на Москву, в дело были введены крупные резервы Верховного Главнокомандования.

С этой целью еще в период с 26 ноября до 1 декабря войска вновь сформированной 1-й ударной армии генерала В. И. Кузнецова (29, 47, 55, 50, 71, 56 и 44-я стрелковые бригады), которая сосредоточивалась в районе Загорск, Дмитров, выдвигались на восточный берег канала Москва– Волга на фронт Никольское (15 км севернее Дмитрова), Бол. Ивановское (22 км южнее Дмитрова).[34]

Одновременно с этим к северо-западу от Москвы в районе Лобня, Сходня, Химки сосредоточивались части 20-й армии (64, 35, 28, 43-я стрелковые бригады, 331-я и 352-я стрелковые дивизии) и выходили на рубеж Черная (12 км севернее Лобни), Хлебниково, Мелькисарово (на реке Клязьме), Усково, вступая в линию фронта между 1-й ударной и 16-й армиями.

В связи с включением в состав Западного фронта с 1 декабря войск 1-й ударной армии приказом командующего фронтом № 080/оп от 30 ноября были установлены новые разграничительные линии:

а) между 30 и 1-й армиями – Еремино, Каналстрой, Рогачево, Клин (все включительно для 30-й армии);

б) между 1-й и 16-й армиями – Митрополье, Черная, Дмитровка, озеро Сенежское (все включительно для 1-й армии).

Группа генерала Захарова была передана из 16-й армии в 1-ю армию, причем командующему 1-й армией было приказано установить с ней связь.

Командующий Западным фронтом вместе с тем поставил 1-й ударной армии следующие задачи:

1) с утра 2 декабря всеми силами перейти в решительное наступление в общем направлении Деденево, Федоровка, южная окраина Клина и в тот же день освободить из окружения группу генерала Захарова в районе Каменка, Федоровка;

2) во взаимодействии с 30-й и 20-й армиями разбить клинско-солнечногорскую группировку противника.

В течение 1, 2 и 3 декабря на фронте 30-й армии войска продолжали укреплять занимаемую оборонительную полосу, вели боевую разведку и производили частичную перегруппировку своих сил, имея задачей переход в контрнаступление. Противник здесь перешел к обороне, особой активности не проявлял, вел редкий минометный и артиллерийский огонь и приступил к устройству окопов и заграждений.

К утру 3 декабря части 30-й армии заканчивали частные перегруппировки на прежнем рубеже, укрепляли оборону, имея перед фронтом 86-ю пехотную и 36-ю моторизованную дивизии, а также бригаду СС противника. Включенная в состав 30-й армии 365-я стрелковая дивизия сосредоточилась в 20 км восточнее Конаково (в районе Никольское, Липино, Токарево); 21-я танковая бригада, 24 и 18-я кавалерийские дивизии – на рубеже обороны: шлюз Большая Волга, Соревнование, Каналстрой; 82-я кавалерийская дивизия – севернее Конаково (Скрылево, Федоровское, Сажино); 107-я мотострелковая дивизия – в районе Литвинцево; 58-я танковая дивизия – Кимры; 8-я танковая бригада (резерв командующего армией) – Александровка.

Для усиления 30-й армии распоряжением Ставки из резерва Главного Командования прибывали новые соединения – 348, 371 и 379-я стрелковые дивизии. Дивизии прибывали по железной дороге и разгружались в период с 2 по 5 декабря включительно. 348-я стрелковая дивизия – на станции Загорск; 371-я стрелковая дивизия – на станции Савелово; 379-я стрелковая дивизия – на станции Талдом. Дивизии по мере выгрузки сосредоточивались в назначенных им районах за фронтом армии.

В то время как противник перед 30-й армией перешел к обороне, прикрывая наступление главных сил на Москву, на фронте 1-й и 16-й армий он продолжал напрягать свои последние усилия, стремясь захватить Москву. Сосредоточив к этому времени все, что только можно было снять с других участков фронта, используя специальные и тыловые части, наступавший враг, истекая кровью, стремился любой ценой добиться успеха.

Особые усилия мотомеханизированных группировок противник по-прежнему сосредоточивал на солнечногорском и истринском направлениях, стремясь сковать части 1-й армии и добиться разгрома 16-й армии, чтобы открыть себе таким образом дорогу к столице. С целью оказать поддержку своему северному крылу, неприятель с утра 1 декабря перешел в наступление левофланговыми частями 4-й армии (9-й и 7-й армейские корпуса) против 5-й армии.

На солнечногорском и истринском направлениях 16-я армия вела ожесточенные бои, упорно сдерживая наступление танков и пехоты противника. Истринская группировка немцев (4-я танковая группа) сосредоточивала и вводила в бой свои последние резервы.

На фронте 1-й ударной армии фашисты в течение 1 декабря основные усилия направляли с рубежа Дорошино, Тимоново против группы генерала Захарова. В результате напряженных боев и угрозы глубокого обхода левого фланга части группы оставили занимаемый рубеж и к исходу 2 декабря сосредоточились в районе Ртищево, Никольское, Белый Раст. Противник овладел районом Федоровки и быстро выдвигался в юго-восточном направлении.

1-я ударная армия частью сил (44-я и 71-я стрелковые бригады) еще с утра 1 декабря перешла в наступление и к концу дня находилась в 5–7 км западнее канала – в районе Степаново (3 км юго-западнее Яхромы), Дьяково, Григорково, выбросив передовой отряд в район Языково, Сокольниково. Немцы (23-я пехотная и 7-я танковая дивизии) оказывали ожесточенное сопротивление.

Боем частей армии была установлена в районе Сокольниково 1-я танковая дивизия, переброшенная с калининского направления.

Остальные части 1-й ударной армии занимали прежний рубеж. Перед фронтом армии наступали части 14-й моторизованной, 23-й пехотной, 1, 6 и 7-й танковых дивизий противника.

В течение 2 декабря войска армии продолжали вести бои; наступавшие части (44, 56 и 71-я стрелковые бригады) преодолевали упорное сопротивление противника, местами переходившего в контратаки, особенно ожесточенные на фронте 44-й стрелковой бригады, где свыше двух батальонов пехоты при поддержке 25 танков потеснили наши части, вновь овладев Степаново. Левый фланг 44-й стрелковой бригады отошел в Медведково. 56-я стрелковая бригада овладела Строково (5 км западнее Деденево), имея перед собой мелкие части противника. 71-я стрелковая бригада вела бой у Борносово, Сокольниково с четырьмя батальонами и танками.

Выполняя приказ командующего Западным фронтом, командующий 1-й армией решил с утра 3 декабря продолжать наступление с целью овладеть Ольгово и выйти на фронт Яхрома, Ольгово, Свистуха (7 км юго-западнее Ольгово).

Для этого были назначены 44, 50, 56 и 71-я стрелковые бригады, 701-й артиллерийский полк, 3-й и 38-й минометные дивизионы. Бригадам были поставлены задачи:

а) 50-й и 44-й стрелковым бригадам овладеть районом Яхрома, Степаново и в дальнейшем наступать на Федоровку;

б) 56-й и 71-й стрелковым бригадам выйти на рубеж Ольгово, Свистуха и в дальнейшем наступать на Федоровку;

в) 29-й стрелковой бригаде оборонять фронт Дмитров, Перемилово и левым флангом содействовать 50-й стрелковой бригаде. Приданной группе (133-й и 126-й стрелковым дивизиям, 17-й кавалерийской дивизии) обеспечивать рубеж Хорошилово (12 км юго-западнее Яхромы), Никольское. В резерве командующего армией была оставлена 47-я стрелковая бригада.

С утра 3 декабря войска 1-й ударной армии перешли в наступление. Пехота и танки противника (23-я пехотная и 1-я танковая дивизии) оказывали упорное сопротивление и местами переходили в частные контратаки. Во второй половине дня 3 декабря части армии вели бои на рубеже Волдынское, Микишкино, охватывая Яхрому с севера, и в районе Леоново, Степаново южнее Яхромы; далее фронт шел на Языково, Сокольниково, Старое; 55-я стрелковая бригада сосредоточивалась в районе Нерощино, Андрейково; 123-й танковый батальон – Перемилово и 133-й танковый батальон – Кузяево (оба в лесах).

Противник 2 и 3 декабря потеснил группу генерала Захарова и занял Белый Раст (15 км севернее Лобни), но в дальнейшем активности не проявлял.

С 3 декабря распоряжением Ставки в состав Западного фронта была включена вновь сформированная 20-я армия (64-я, 35-я, 28-я, 43-я стрелковые бригады, 331-я и 352-я стрелковые дивизии и другие части). Войска армии 1 декабря занимали рубеж Черная (12 км севернее Лобни), станция Луговая, Хлебниково, Мелькисарово, Усково (3 км южнее Сходни). 352-я стрелковая дивизия продолжала сосредоточение в районе Химки. В связи с создавшейся оперативной обстановкой командующий фронтом приказал 20-й армии с утра 2 декабря овладеть районом Красная Поляна, Владычино, Холмы.

Утром 2 декабря части 20-й армии (331-я стрелковая дивизия, 134-й танковый батальон, 7-й отдельный гвардейский минометный дивизион, 28-я стрелковая бригада, 135-й танковый батальон, 15-й отдельный гвардейский минометный дивизион) перешли в наступление с задачей окружить и уничтожить противника в указанном районе. 331-я стрелковая дивизия с приданными частями наступала в направлении Красная Поляна, Озерецкое и к исходу 3 декабря подошла на 1–2 км к Красной Поляне, где находилось до батальона пехоты противника (106-я пехотная дивизия) с танками. Дивизия была усилена 203-мм дивизионом АРГК для стрельбы по укрепившимся фашистам. Противник оказывал наступавшим частям упорное сопротивление минометным и артиллерийским огнем, применял противотанковые и противопехотные заграждения. На остальном фронте 20-й армии изменений не произошло.

Войска 16-й армии 1, 2 и 3 декабря вели ожесточенные бои с основной группировкой противника, наступавшей на солнечногорском направлении вдоль Ленинградского шоссе и на истринском направлении вдоль Волоколамского шоссе.

Ударные группы немцев концентрировались в районах:

а) Красная Поляна, Клушино (106-я пехотная и 2-я танковая дивизии), откуда наносился удар на северную окраину Москвы;

б) Льялово, Алабушево, Крюково, Бакеево – 5-я, 11-я танковые и 35-я пехотная дивизии, наступавшие вдоль Ленинградского шоссе;

в) восточнее Истры – пехотная дивизия СС и 10-я танковая дивизия, действовавшие на Козино и далее на юго-восток;

г) юго-западнее Дедовска – 252-я и 87-я пехотные дивизии – вдоль Истринского шоссе на Красногорск.

В этот период бои на фронте 16-й армии носили исключительно напряженный характер. Некоторые пункты переходили из рук в руки.

В течение 2 и 3 декабря противнику путем крайнего напряжения сил и средств удалось овладеть Крюковом, где бои шли на улицах. Но на остальных участках фронта все попытки противника прорвать расположение наших частей окончились неудачей, при этом он понес крупные потери.

Прибывшая в район Сходни из резерва Ставки 354-я стрелковая дивизия была включена в состав 16-й армии, с утра 3 декабря перешла в наступление и к 16 часам вышла к южной окраине Матушкино (3 км восточнее Алабушево). Части 7-й и 8-й гвардейской стрелковой дивизии вели ожесточенные бои с пехотой и танками противника за овладение Крюковом. Части 18-й стрелковой дивизии к тому же времени наступали от Брехова. 9-я гвардейская стрелковая дивизия вела ожесточенные бои с пехотой и танками противника на восточной окраине Нефедьево; сюда же подходила 36-я стрелковая бригада.

К исходу 3 декабря части армии находились на рубеже Поярково (7 км западнее Красной Поляны), Б. Ржавки, Алабушево (иск.), восточная часть Крюково, Брехово, Нефедьево, Зеленково (на реке Истре, в 5 км юго-западнее Дедовска).

В течение первой половины дня войска 5-й армии вели бои с пехотой и танками на всем фронте, причем особенно напряженные бои велись между реками Истра и Москва, где противник, сосредоточив до двух пехотных дивизий с танками (87-я пехотная дивизия, часть 78-й пехотной и часть 10-й танковой дивизий), повел наступление в следующих направлениях: а) Ивановское, Павловская Слобода; б) северо-восточнее Звенигорода. Вспомогательный удар противник наносил силами до одной пехотной дивизии южнее (на фронте Улитино, Михайловское).

Таким образом противник частями 9-го армейского корпуса (87-я и 78-я пехотные дивизии) осуществлял взаимодействие с 4-й танковой группой, наступая на стыке 16-й и 5-й армий.

Правофланговые части 5-й армии (108-я, 144-я стрелковые дивизии) 1 декабря под давлением превосходящих сил противника, после ожесточенных боев вынуждены были на своем правом фланге оставить отдельные пункты, удерживая остальной фронт обороны. 108-я стрелковая дивизия была отброшена и разорвана на части. К исходу дня один стрелковый полк находился в Падиково, второй – восточнее Козьмино (в окружении), третий – Палицы, Аксиньино (7 км восточнее Звенигорода). Противник продолжал развивать активные действия и в течение ночи на 2 декабря стремился вклиниться в расположение 108-й стрелковой дивизии на стыке ее с 144-й стрелковой дивизией в направлении Аксиньино, пытаясь обойти Звенигород с северо-востока.

К 12 часам 2 декабря до полка пехоты с танками заняли Славково (9 км северо-восточнее Звенигорода) и, используя создавшуюся обстановку, начали продвигаться в восточном направлении.

Части 144-й стрелковой дивизии основными силами удерживали оборонительный рубеж и уничтожали во взаимодействии с танковой бригадой прорвавшиеся группы немцев. Активность противника к исходу 2 декабря перед фронтом 144-й стрелковой дивизии снизилась.

К исходу 2 декабря и в течение ночи на 3 декабря правофланговые части 5-й армии продолжали вести упорные сдерживающие бои с противником, готовясь к переходу в контрнаступление. Имея перед собой части 252, 87 и 78-й пехотных дивизий, поддержанные танками, правый фланг армии (108-я, 144-я стрелковые дивизии и 20-я танковая бригада) удерживал фронт Аносино (7 км юго-западнее Дедовска), Покровское, Аксиньино, Козино (5 км восточнее Звенигорода), Дютьково (3 км северо-западнее Звенигорода), Ягунино.

С утра 3 декабря 5-я армия в целях содействия левому флангу 16-й армии перешла в наступление на своем правом фланге. Бои носили чрезвычайно напряженный характер: Аносино четыре раза переходило из рук в руки. Действия развивались с переменным успехом и существенного изменения в обстановку не внесли.

Наша авиация и авиация противника 1 декабря, вследствие плохих метеорологических условий, особой активности не проявляли. Но 2 декабря немецкая авиация произвела 310 самолето-вылетов перед Западным фронтом. Большое количество самолето-вылетов было произведено с целью бомбежки и штурмовых действий против войск правого крыла и объектов нашего тыла.

Наша авиация (23, 47 и 43-я авиадивизии) 2 и 3 декабря бомбила скопления войск пехоты и мотомеханизированных частей противника в районах Истра, Ново-Петровское, Волоколамск, Есипово, а также колонны и автомобили противника, двигавшиеся по дорогам между Клином, Истрой, Солнечногорском.


Переход немцев к обороне

4 декабря армии правого крыла фронта вели ожесточенные бои, сдерживая на ряде участков наступление уже выдыхавшегося противника, огнем и контратаками уничтожая отдельные его группы, просочившиеся в глубину обороны. На солнечногорском и звенигородском направлениях наши войска осуществляли наступательные действия с целью восстановить утраченные позиции и занять более выгодные рубежи для общего перехода в контрнаступление.

Противник в течение 4 декабря все еще стремился, напрягая последние усилия, завершить свое наступление на Москву на главных направлениях удара и оказывал ожесточенное сопротивление нашим частям, переходя в контратаки пехотой и танками.

30-я армия к исходу 4 декабря производила перегруппировку сил, подготовляясь к переходу в контрнаступление частями центра и левым флангом.

Действия противника перед фронтом армии носили пассивный характер. Противник укреплял занимаемые рубежи и устанавливал проволочные заграждения.

Из состава 30-й армии 4 декабря распоряжением Верховного Командования от 1 декабря была выведена 5-я стрелковая дивизия со средствами усиления и передана в Калининский фронт. В связи с этим была назначена разграничительная линия между Калининским и Западным фронтами: Калязин, Судимирка, Тургиново (все пункты включительно для 30-й армии).

Включенные в состав 30-й армии новые соединения прибывали и сосредоточивались: 379-я стрелковая дивизия западнее Талдома; 348-я стрелковая дивизия в районе Запрудной; 371-я стрелковая дивизия разгружалась на станции Савелово.

В течение 5 декабря части 30-й армии занимали прежние рубежи обороны, продолжали сосредоточиваться в исходное положение для наступления, ведя разведку переднего края обороны противника. Противник особой активности не проявлял и закреплялся на занимаемых позициях.

Войска 1-й ударной армии 4 декабря и в ночь на 5 декабря продолжали наступательные действия на своем правом фланге и в центре, отражая атаки на левом фланге, где противник сосредоточил крупную танковую группу (1-я танковая дивизия).

Нашим наступавшимчастям фашисты оказывали упорное сопротивление, на ряде участков переходя в контратаки. Основные свои усилия на левом фланге армии противник сосредоточил в направлении на Белый Раст, нанося удар в стык между левым флангом 1-й ударной армии и правым флангом 20-й армии.

Решение командующего 1-й ударной армией, принятое им на 4 декабря, заключалось в следующем:

1. Для овладения районом Ольгово (на шоссе Яхрома—Федоровка) главный удар наносить правым флангом.

Для этого предполагалось овладеть безымянной высотой к западу от Дмитрова и выдвинуть активный заслон из одной бригады с задачей прикрывать правый фланг армии со стороны Рогачево.

2. Создать ударную группировку в составе четырех стрелковых бригад (50, 44, 56 и 71-й) на линии Ново-Карцево, Ольгово, Языково и наступать этой группировкой в направлении Федоровка, Клин.

3. 47-й стрелковой бригадой, 133-й и 126-й стрелковыми дивизиями наступать в направлении оз. Сенежское и далее на Клин.

4. В резерве иметь 55-ю стрелковую бригаду за центром армии.

Командующий армией предполагал полностью очистить от противника район Дмитров, Яхрома, Ольгово к вечеру 4 декабря, а 5 декабря овладеть районом Федоровки.

Опасаясь удара во фланг со стороны Рогачево, командующий армией просил 30-ю армию оказать активную помощь наступлением на Рогачево и, кроме того, считал необходимым иметь еще одну стрелковую бригаду в резерве за своим правым флангом.

Перед фронтом армии противник имел части 1-й, 6-й и 7-й танковых дивизий, поддержанных двумя пехотными дивизиями, которые занимали район Рогачево, западный берег канала Москва—Волга к югу от Каналстроя (7 км севернее Дмитрова) и далее до Каменки включительно.

Враг особенно упорно оборонял шоссе Яхрома, Ольгово, Федоровка, создавая опорные пункты и узлы сопротивления.

В течение 4 и 5 декабря бои приняли на фронте 1-й ударной армии ожесточенный характер; ряд пунктов переходил из рук в руки.

Противник подбрасывал пехоту на автомашинах и танковые подразделения по дороге Федоровка, Ольгово, Яхрома, снимая части с левого фланга 30-й армии, и воздействовал на наши наступавшие войска боевыми действиями штурмовой авиации. Нашей авиации была поставлена задача поддержать наши войска и вести борьбу с немецкой авиацией.

В связи с появлением на стыке 1-й ударной и 20-й армий 1-й танковой дивизии противника и создавшейся угрозы проникновения танков противника в стык между ними, командующий Западным фронтом приказал в течение 5 декабря (за счет ПТО сводной группы и средств 1-й ударной армии) организовать сильную противотанковую оборону района Икша, Белый Раст, Черная. Командующим 1-й и 20-й армий было указано перебросить танковые средства для взаимодействия с левофланговой группировкой. Командующему 20-й армией было приказано в районе Белый Раст, Сухарево, Марфино построить плотную и глубокую противотанковую оборону, способную отразить массовую танковую атаку противника. Кроме того, командующий Западным фронтом приказал за счет частей дивизий перебросить для усиления стыка армий не менее 20 противотанковых орудий; срочно пополнить материальной частью (отремонтированной и новой) 24-ю и 31-ю танковые бригады.

К исходу 5 декабря войска 1-й ударной армии, ведя напряженные бои, занимали следующее положение: 29-я стрелковая бригада закреплялась севернее Яхромы (на рубеже Волдынское, Микишино, Починки); 50-я стрелковая бригада продолжала вести бои за овладение Яхромой с юга и оборонялась левым флангом на рубеже Леоново, Живитино; 44-я стрелковая бригада закреплялась южнее Степанова; 56-я стрелковая бригада вела бои на юго-восточной окраине Волгуши (1 км южнее Ольгова), Сокольникова, но продвинуться вперед не смогла; южнее 55-я стрелковая бригада, 133-я и 126-я стрелковые дивизии вели бои на рубеже к западу от Хорошилова, Трутнева, причем левофланговые части 126-й стрелковой дивизии дрались в связи с 64-й стрелковой бригадой 20-й армии восточнее Кузяево; 84-я стрелковая бригада сосредоточилась в районе Башлаево, Васильевское.

Хотя в итоге двухдневных боев войска 1-й армии и нанесли врагу серьезные потери, но вследствие создания противником сильных опорных пунктов и упорного сопротивления не смогли выполнить полностью поставленные им задачи на 4 и 5 декабря.

За время боев 4 и 5 декабря было уничтожено 680 немецких солдат и офицеров, взято в плен 26 немцев, захвачено 400 винтовок, 80 автоматов, 6 37-мм орудий, подбито 17 танков, 2 самолета и 2 бронемашины.

Войска 20-й армии, взаимодействуя с 1-й ударной и 16-й армиями, в течение 4 и 5 декабря продолжали вести бои за овладение районом Белый Раст, Красная Поляна.

Противник оказывал упорное сопротивление нашему наступлению, переходя в контратаки, и на ряде участков организовал жесткую оборону.

Перед фронтом армии оборонялись части 1-й танковой, 106-й пехотной и 2-й танковой дивизий немцев. Ожесточенные бои происходили в районе Красная Поляна. В боях за Красную Поляну 20-й армией уничтожено 11 танков, 5 бронемашин, 6 противотанковых орудий, 5 мотоциклов, 7 автоцистерн и до роты противника.

Борьба за Белый Раст также носила упорный характер; этот пункт дважды переходил из рук в руки.

К исходу 5 декабря войска 20-й армии, отбивая яростные контратаки у Белого Раста, Красной Поляны, продолжали бои на линии, идущей восточнее Белого Раста и южнее Красной Поляны (Кузяево, станция Луговая, Горки, Шемякино); 31-я танковая бригада обороняла район Черное.

Войска 16-й армии в течение 4 декабря продолжали своим правым флангом вести упорные сдерживающие бои с наступавшей пехотой и танками. В центре и на левом фланге (где наступление фашистов усилиями наших войск было остановлено и где противник на ряде участков начал закрепляться) наши части постепенно развивали наступление, преодолевая ожесточенное сопротивление врага.

Основные усилия войска направляли на овладение Крюковом и по обеим сторонам Истринского шоссе (на Шеметково и Рождествено), нанося удары по стыку группировок противника, действовавших в этом районе.

В течение 4 и 5 декабря 8-я гвардейская стрелковая дивизия вела бои в самом Крюкове. Противник, сосредоточив два батальона пехоты (35-й пехотной дивизии) и 60 танков (5-й танковой дивизии), оказывал упорное сопротивление, используя танки в засадах из-за домов, а также противотанковые орудия и пулеметы, установленные в домах и сараях. В 13 часов после ряда контратак немцам удалось овладеть МТС северо-восточнее Крюкова, но дальнейшее его движение было остановлено. Бой за Крюково до ночи 5 декабря продолжался с возрастающей силой с обеих сторон.

18-я стрелковая дивизия и 145-я танковая бригада, ведя 4 и 5 декабря бои за овладение Шеметковом, к исходу 5 декабря сломили упорное сопротивление немцев, овладели Шеметковом и там закрепились. До батальона пехоты из Турова контратаковали наши части, но огнем гвардейцев-минометчиков батальон был рассеян. Преследуя немцев, наши части овладели Надовражино, где захватили четыре подбитых танка и одно орудие.

9-я гвардейская стрелковая дивизия, 17-я танковая и 40-я стрелковая бригады наступали на Петровское и Нефедьево (3 км севернее Дедовска). После упорного боя части этой группы к 12 час. овладели Нефедьевом, Туровом и развивали наступление на Петровское. Однако атака на Рождествено левофланговыми частями (40-я стрелковая и 17-я танковая бригады) успеха не имела. На фронте остальных частей 16-й армии изменений не произошло.[35]

Войска 5-й армии своим правым флангом во взаимодействии с левым флангом 16-й армии 4 декабря вели упорные сдерживающие бои с частями 252-й и 87-й пехотных дивизий противника, переходя на ряде участков в контратаки.

Тяжелые бои происходили у правофланговой 108-й стрелковой дивизии в районе Аносино (7 км юго-западнее Дедовска), Падиково, где не менее двух полков противника с танками оказывали наступавшим частям упорное сопротивление, переходя в контратаки. Противнику удалось оттеснить части 108-й и 144-й стрелковых дивизий и овладеть Покровском и Абушковом.

108-я и 144-я стрелковые дивизии с утра 5 декабря при поддержке 43-й стрелковой и 20-й танковой бригад перешли в наступление и к исходу дня вновь овладели Захаровом, Абушковом, Юрьевом, Палицами, Грязями. Наша авиация бомбила неприятельские позиции.

Противник стал отходить, прикрываясь сильным артиллерийским и минометным огнем из района Падиково, Покровское.

Наша авиация (46, 47 и 23-я авиадивизии) в течение ночи и днем 5 декабря бомбила скопление войск противника в районах Истра, Дорохово, Маурино и в других пунктах и производила разведку в полосе: справа – Крюково, Завидово; слева – Аксиньино, Михайловское.

Несмотря на попытки противника возобновить активные действия на отдельных участках обширного фронта, инициатива явно переходила на сторону Красной Армии.


Оперативно-тактические выводы

1. Начиная новое наступление, противник имел целью путем прорыва и последующего глубокого обхода правого крыла Западного фронта выйти в тыл нашим армиям, окружить и занять Москву. Выполнение этой задачи, возложенной на лучшие германские соединения, обеспечивалось с воздуха действиями 2-го воздушного флота.

Германское командование весьма тщательно, в течение более полумесяца, подготовляло предстоящую операцию, сосредоточивая большие силы (в особенности танковые). Одновременно производилось доукомплектование полков личным составом, подвоз боеприпасов и материальной части для пополнения убыли, происшедшей еще в период первого наступления на Москву.

Сосредоточивая против армий правого крыла фронта подвижные танковые группы (усиленные значительным количеством автоматического оружия, минометов и другой техники), германское командование предполагало осуществить молниеносный удар: прорвать фронт войск Красной Армии и ворваться в Москву с северо-запада.

Операция, задуманная немецко-фашистским командованием в полосе действий правого крыла Западного фронта, проводилась по такому же методу, как и другие операции, осуществленные немцами в течение предыдущего периода Отечественной войны. Это обстоятельство давало возможность предусмотреть необходимые контрмеры с нашей стороны, способствовавшие успеху оборонительного сражения на подступах к Москве.

2. Фашисты просчитались, недооценив силы сопротивления Красной Армии и не приняв в расчет наличия у нее мощных и глубоких резервов. 16-я армия, сдерживавшая основной удар северной группировки немцев, несмотря на широкий вначале фронт и разобщенность своих частей, в результате твердого руководства командования и храбрости личного состава показала образцы упорства, искусства и мужества в боях.

В решающий момент сражения в полосе между 30-й и 16-й армиями, куда немцы вгоняли свой клин, в дело вступили свежие резервные 1-я и 20-я армии. Они вместе с войсками первой линии остановили немцев и заставили их перейти к обороне.

В частности, немцы в боях 4–5 декабря, сосредоточив крупную танковую группу (в составе вновь прибывшей в район Никольское, Белый Раст 1-й танковой дивизии) и рассчитывая нанести здесь очередной удар по стыку 1-й и 20-й армий своим излюбленным методом бронированного клина, не только не получили возможности осуществить этот удар, но, вследствие своевременно проведенных мероприятий командования Западным фронтом, вынуждены были перейти к обороне.

Успешные действия крупных групп (до полка) танков имели место лишь на отдельных участках фронта, как, например, в процессе наступления немцев на Клин (21–23 ноября). Однако достигнутый при этом тактический результат они были не в состоянии развить в широкий оперативный успех.

При наступлении немцев на 16-ю армию в последний период оборонительного сражения части армии выдерживали (с 1 по 5 декабря) непрерывные и ожесточенные атаки четырех танковых дивизий противника (2, 11, 5 и 10-й), наступавших не менее чем 300 танками на фронте 30–40 км. Однако, несмотря на то, что 16-я армия смогла противопоставить всего лишь 86 танков (по данным на 20 ноября),[36] немцам не удалось добиться решающего успеха и прорвать наши позиции.

Это объясняется тем, что вся оборона войск правого крыла Западного фронта была чрезвычайно упорной, активной и упругой.

В итоге оборонительного сражения линия фронта, принявшая причудливые извилистые очертания, нигде не была прорвана на всю глубину.

3. Немецкое командование не учло особенностей того района театра военных действий на своем северном крыле, где предполагалось осуществить молниеносный удар на Москву с северо-запада.

В районе, где действовали подвижные группы немцев, имеется много лесов. Это вызывало известные затруднения для массированного применения танковых дивизий. Немцы рассредоточивали свои танковые части и лишь в отдельных случаях и на отдельных участках применяли танки массированно, сосредоточивая танковые полки.

Если лесистый характер местности вынуждал танковые соединения двигаться преимущественно по дорогам, то наступавшие заморозки давали возможность немцам совершать движение подвижными частями и вне дорог, по целине (там, где не было крупных лесных массивов).

Возможно также, что германское командование, помимо указанного обстоятельства, считало целесообразным в данных условиях осуществить наступление методом общевойскового боя, путем взаимодействия танков с пехотой, что не противоречило их оперативно-тактической доктрине. Глубокая осень, короткий день, длинные темные ночи и наступившие в последующем холода ограничивали ведение операций, стесняли широкие маневренные действия войск, постепенно привязывая последние к населенным пунктам. Эти условия неблагоприятно отражались и на материальном обеспечении наступающих войск. Примененные нашими войсками при отходе заграждения также сыграли существенную роль, замедляя продвижение фашистов.

4. Немцы в решающие моменты операции (при наличии соответствующих метеорологических условий) стремились к резкому повышению боевой активности своей авиации. Так, например, 18 ноября усилилась деятельность авиации противника, которая бомбардировала различные объекты, вела разведку и прикрывала свои войска.

Во время проведения операций под Клином плохие метеорологические условия значительно ограничили действия авиации; так, например, 24 ноября на всем Западном фронте противник произвел всего 30 самолето-вылетов. 27 ноября авиация противника вновь резко повысила свою боевую деятельность в связи с ожесточенными боями в районе Рогачева и в районе Истры.

2 декабря, то есть в период нарастания кризиса оборонительного сражения на ближних подступах к Москве, авиация противника опять усилила свою боевую работу, содействуя наземным войскам.

Ее действия в основном были направлены против наших войск на поле боя. В этом случае удару авиации подвергались живая сила и боевые средства, находившиеся в непосредственной близости к фронту. Однако несмотря на хорошо организованное в целом взаимодействие авиации с наземными войсками, были случаи, когда фашистская авиация атаковала свои части.

Во второй половине ноября с ухудшением метеорологических условий противник бомбардировал и обстреливал наши войска с малых высот, производя одиночные самолето-вылеты. Так, например, 24 ноября самолет противника бомбардировал дорогу у Дмитрова с высоты 15 м.

5. Немцы стремились к такой группировке сил и организации боя, которые обеспечивали бы превосходство в силах и в технических средствах на наиболее важных участках. Германское командование в ходе боев полностью использовало свою материальную часть и технику, организуя взаимодействие между родами войск. В ряде боев в районе Клина, т. е. на решающем участке, немецкое командование сосредоточило наиболее мощную группировку подвижных войск и пехоты (три танковые и три пехотные дивизии).

Немецкие войска в ходе наступления ввели свои силы в первый боевой эшелон, не сохранив более или менее крупных резервов. Только в конце наступления появилась танковая дивизия, переброшенная с левого фланга на правый (1-я танковая дивизия). Это произошло потому, что немцы еще в период предыдущих операций понесли большой урон в живой силе и технике. Кроме того, немецкое командование, по-видимому, считало, что очень важно обеспечить силу первого удара, которым можно было бы сломить сопротивление наших войск, уже ослабленных предшествующими операциями. Возможность сосредоточения нами крупных резервов (участие которых фактически и решило исход оборонительного сражения на правом крыле фронта в нашу пользу) не была предусмотрена немцами.

Темпы продвижения немецких подвижных групп, действовавших против нашего правого крыла фронта, были невелики и достигали 4–5 км в сутки (за 20 суток немцы прошли около 90 км).

В ходе наступления немцы несли все более и более тяжелые потери в живой силе и технике и встречали на своем пути все возраставшие трудности, вследствие чего их наступательный дух постепенно падал. У наших же войск росла уверенность в конечном успехе сражения.

6. В организации обороны войск Красной Армии на правом крыле фронта заслуживает внимания следующее: оборона в основном строилась не как сплошная оборонительная позиция времен первой мировой войны, а как система опорных пунктов и узлов сопротивления (создаваемых на взвод-батальон) с применением ДОТ, ДЗОТ и использованием населенных пунктов, где постройки приспосабливались для обороны. Примером могут служить: а) укрепление оборонительной полосы 16-й армии на рубеже Харланиха, Ченцы, Нелидово (искл.), Скирманово, озеро Тростенское (вторая линия обороны была также укреплена и занята частями второго эшелона обороны на рубеже Теряева Слобода, Деньково, Ново-Петровское); б) создание оборонительного рубежа на реке Истре. Кроме того, оборона 16-й армии на рубеже Харланиха, озеро Тростенское подкреплялась довольно крупными резервами – группой кавалерийских дивизий, расположенных на стыке с 30-й армией в районе Клина.

В течение оборонительного сражения положительно влияющим фактором являлось наличие в армиях резервов, что имело большое значение во время боев на ближних подступах к Москве на фронте 16-й армии в период 2–5 декабря, когда из резерва Ставки были выдвинуты 354-я стрелковая дивизия, 36, 40 и 49-я стрелковые бригады. Это дало возможность войскам 16-й армии не только активно оборонять занимаемый рубеж, но с 3 декабря силами центра (а с 4 декабря и левым флангом) перейти в частное контрнаступление.

7. В ходе оборонительного сражения немцы несколько раз окружали те или другие наши части. Но это не приводило к прекращению сопротивления. Наши войска пробивались из окружения, создавали оборону на новых рубежах и в то же время наносили противнику потери в живой силе и технике.

Примерами подобных ситуаций служат:

а) окружение и выход из окружения в районе Клина 107-й мотострелковой, 58-й танковой, 24-й кавалерийской дивизий и 21-й танковой бригады в период 22–24 ноября;

б) окружение 126-й стрелковой дивизии 22 ноября юго-восточнее Клина (в районе Акулово, Мисирево, Фроловское) – к исходу 22 ноября дивизии с боями удалось выйти из окружения в район Борозда, Караваево, Кононово;

в) окружение 17-й кавалерийской дивизии в районе Хлыниха, Жестоки пехотой и танками противника 23 ноября – дивизия с боями сумела выйти из окружения в район Олисово, Полушкино.

Причин тому было несколько. Во-первых, у немцев в ряде случаев не хватало времени, сил и средств для того, чтобы оперативное окружение завершить полностью тактическим окружением и уничтожением. Во-вторых, условия местности (лесные массивы) способствовали ведению боя в окружении более или менее продолжительное время. В-третьих, значительную роль играли мероприятия высшего командования Красной Армии, заключавшиеся в оказании помощи окруженным войскам контрударами других частей. В-четвертых, активность, устойчивость, упорство и гибкость в действиях наших войск в окружении способствовали благоприятному исходу. В-пятых, сказалось высокое моральное состояние войск, стремившихся не только выйти из окружения, но и нанести врагу как можно больше потерь.

8. Опыт оборонительных боев на правом крыле Западного фронта подтвердил огромную роль артиллерии всех типов и калибров в современном бою (особенно в борьбе с танками и автоматическим оружием противника). Артиллерия войск правого крыла фронта (равно как и минометы) своим огнем обеспечивала выполнение поставленных задач нашей пехотой и танками, Она препятствовала подходу резервов противника из глубины. Следует подчеркнуть значение гвардейских минометных дивизионов,[37] боевая работа которых по уничтожению живой силы и материальной части противника (как при скоплении их в населенных пунктах, так и во время наступления на нашу оборону) дала хорошие результаты.

9. Ход сражения на правом крыле фронта подтверждает значение правильной организации боя и установления взаимодействия всех частей. Положительными примерами хорошей организации оборонительного боя служат действия кавалерийской группы генерала Доватора, отражавшей с 15 по 21 ноября сравнительно небольшими силами попытки крупных сил пехоты и танков противника прорваться на Волоколамское шоссе, а также подобные действия других войсковых соединений. Кавалерийская группа генерала Доватора (50-я и 53-я кавалерийские дивизии) в итоге ряда успешных боев против немецких захватчиков была переименована во 2-й гвардейский кавалерийский корпус.

10. В борьбе с танковыми частями немцев большое значение имела противотанковая оборона войск, описание которой было дано выше.

В особых случаях распоряжением высшего командования заблаговременно создавались противотанковые районы и заграждения в пунктах или на стыках соединений и армии. Примером может служить приказ командующего Западным франтом 5 декабря об организации района противотанковой обороны на стыке 1-й и 20-й армий ввиду появления в районе Никольское, Белый Раст новой крупной танковой группировки противника.

В процессе оборонительных боев на клинском и истринском направлениях против крупных танковых группировок фашистов помимо полевой и противотанковой артиллерии применялись бомбардировочная авиация и зенитная артиллерия ПВО города Москвы (как противотанковая артиллерия). В период с 23 ноября по 5 декабря зенитная артиллерия участвовала в совместных боевых действиях с войсками правого крыла на танкоопасных направлениях (в районах боев за Клин, Солнечногорск, Истринское водохранилище).

Зенитные противотанковые группы ПВО Москвы были использованы в 30-й и особенно в 16-й армиях и своим огнем задерживали наступление немцев, одновременно прикрывая наши части и с воздуха. 76– и 85-мм зенитные пушки с тактико-технической стороны показали себя как вполне эффективное оружие для поражения танков противника.

11. Управление армиями в процессе оборонительного сражения осуществлялось отдачей эпизодических общих приказов, охватывающих боевую работу всех армий правого крыла фронта и отдельных приказов по армиям, в зависимости от той обстановки, которая слагалась на фронте данной армии; прямыми переговорами по ВЧ и по телефону с кодированием; шифром; по радио; посылкой офицеров связи на самолетах, автомобилях и личным выездом командования.

В ходе оборонительного сражения эти методы управления дали положительный результат.


Глава вторая Сосредоточение 1, 20 и 10-й резервных армий и других резервов | Битва за Москву. Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941 г. - 31 января 1942 г | Глава четвертая Ход событий в центре. Оборона на реке Нара