home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5

На первом этаже гостиницы меня встретил майор Сибирцев. Костя выглядел усталым и подавленным. Сильные плечи сутулились, в уголках рта залегли морщинки.

– «Беглый» труп обнаружен. А главным сообщником убийц оказался господин Кадкин, – глухо сообщил он.

– Так чего же ты киснешь?

– Кадкин мертв вместе с подельником.

– Что-о-о-о??!

– Пойдем присядем, потолкуем...

Уединившись со мной в караульном помещении, Сибирцев рассказал следующее. Сразу после моего отъезда он выставил по оперативнику на парадный и служебный входы. Оставшихся четверых посадил просматривать записи с камер видеонаблюдения, а сам устроился в кабинете начальника Службы безопасности и начал по одному тягать на собеседование рядовых секьюрити «Вавилона». Авось кто-нибудь из них видел или слышал что-то подозрительное?!

Однако Костины надежды не оправдались. Охранники, за исключением первых двух (уже знакомых читателю), тупо твердили одно и то же: «Стоял (либо сидел) на посту. Все было как обычно. Ничего особенного не заметил...»

Выглядели здешние стражи сонно, лениво, безразлично. Помогать ФСБ явно не стремились, и вытянуть из них что-то более существенное у Кости не получалось. Хотя старался изо всех сил! По прошествии часа Сибирцев потерял терпение, сдвинул брови, стукнул кулаком по столу и рявкнул:

– А подать сюда вашего шефа! Будем вместе вас трясти! Ты и ты, живо за ним!

Два охранника бегом помчались разыскивать Кадкина, а Сибирцев забросил ногу на ногу, прикурил сигарету и начал с нетерпением ожидать их возвращения. Костин расчет строился на том, что в присутствии непосредственного начальника секьюрити, наконец, протрут мозги и станут усерднее сотрудничать со следствием. Гонцы вернулись минут через пятнадцать. Оба бледные, потные, с очумелыми взглядами.

– Владимир... Васильевич... застрелился! – с трудом выдавили они.

– Где-е-е?!! – Костю аж подбросило на месте. – Вы часом не спятили?!

– Нет. Идемте с нами, сами увидите.

Тело начальника СБ лежало в прачечной на плиточном полу. Лишенная затылка голова покоилась на куче грязного белья. Рядом валялся его табельный «макаров». Судя по всему, Кадкин выстрелил себе под подбородок. Правда, Владимир Васильевич не просто покончил с собой. Сперва он безжалостно пристрелил «дежурную прачку», некоего Эдуарда Лаптева. Труп последнего с разнесенным вдребезги черепом навалился спиной на тюк выстиранных простыней.

По ряду признаков опытный Костя определил – трагедия разыгралась где-то полчаса назад. То есть до того, как он послал охранников за Кадкиным. Таким образом, оба этих парня оказывались вне подозрений. Но дальше больше! Вскоре выпавшие из анабиоза секьюрити привели к нему молоденькую горничную, и девушка поведала: примерно в три часа дня она видела издали, как Лаптев с Кадкиным тащили в подвальный этаж, где располагалась прачечная, длинный пластиковый мешок, застегнутый на молнию.

– Такие в кино часто показывают. В них братву после разборок пакуют, – простецки добавила горничная.

– Е-мое! – схватился за голову Сибирцев. – Вот, значит, куда ты пропал! (покойник из 342-го исчез аккурат в районе пятнадцати часов) – и заставил вавилонских стражей перевернуть прачечную вверх дном. Искомый мешок обнаружили в дальнем углу, под ворохом замененных утром полотенец. Внутри находился труп мужчины лет тридцати со сломанной шеей. Сверившись с оставленной мной распечаткой фотографии, Сибирцев опознал в мертвеце того самого «беглого».

Затем в гостиницу прибыл наш знаменитый судмедэксперт Кирилл Альбертович Ильин (о нем расскажу чуть позже) с несколькими «молодыми» подручными. (Лет по сорок каждому.) Их вызвал еще ваш покорный слуга. Но они сильно задержались в дороге. Машина вдруг заглохла на морозе. Двое «молодых» поднялись в триста сорок второй номер к телу Руслана, а сам Кирилл Альбертович остался в прачечной – разбираться с убийством и самоубийством. Вот, собственно, все...

– Предварительные результаты есть? – спросил я Сибирцева.

– Ты имеешь в виду экспертов?

– Ага, их самых.

– Пока нет. Они же недавно начали, минут двадцать назад.

– А твое мнение? Как ты считаешь – самоубийство не липовое?

– Трудно сказать, – пожал плечами майор. – На первый взгляд смотрится оно вполне убедительно. Одно непонятно – если он решил свести счеты с жизнью, то зачем убивать Лаптева?! Ведь он же не жена-изменщица, которую муж пришил в порыве ревности, а после, плача от горя и отчаяния, пустил себе пулю в голову!

– Чужая душа потемки, – философски заметил я. – Всякое может быть...

И тут неожиданно меня посетила интересная мысль:

– Слышь, Костя, Кадкин-то раньше в КГБ служил!

– Ну и что?

– А то! В базе данных о нем должно содержаться немало информации, особенно если воспользоваться особым кодом доступа. Вдруг он не сам ушел из Конторы, а его «ушли»?! К примеру, из-за психического расстройства или склонности к половым извращениям!

– Однако ты загнул, – усмехнулся Костя. – И потом, разве ты знаешь «особый код»?!

– Рябов знает, – отрезал я, набрал мобильный номер шефа и попросил срочно перегнать на ноутбук Кадкина подробную информацию об усопшем. В том числе закрытую.

– Разумно, – одобрил Владимир Анатольевич, и через непродолжительный отрезок времени на экране появилась развернутая справка с грифом «Секретно». Полностью приводить ее не буду. (Много места займет.) Скажу лишь одно – мое предположение отчасти подтвердилось. В 1992 году Владимира Васильевича (тогда сорокалетнего полковника) досрочно отправили в отставку по состоянию здоровья. Врачи обнаружили у него вялотекущую шизофрению. Диагноз поставили после того, как он в истерическом припадке избил до полусмерти собственную секретаршу. (Чай, видите ли, долго готовила!) В результате девушка осталась инвалидом на всю жизнь. Поначалу Кадкина «закрыли» в Брюсовском СИЗО, хотели отдать под суд, но затем по настоянию следователя В.П. Сычева провели психиатрическую экспертизу, признали невменяемым в момент совершения преступления и потихоньку комиссовали вчистую...

– Ну-у-у, коли Кадкин шизофреник, от него можно ожидать чего угодно, – покачал головой Костя. – А искать мотивы теперь бессмысленно. У таких душа даже не потемки, а вовсе не пойми что!

– Согласен, – кивнул я.

Спустя некоторое время в «караулке» появился Кирилл Альбертович. Выглядел он неважно: опухшее лицо, слезящиеся глаза, сизый нос... На днях Ильин справлял свое 63-летие и, видимо, не до конца оправился от праздничных возлияний. Старик крепко дружил с «зеленым змием», что, впрочем, пока не мешало его работе. Более того, Ильин пользовался в Управлении огромным уважением, а начальство (по крайней мере, генерал Марков и полковник Рябов) испытывало к нему глубокое, заслуженное доверие как в профессиональном, так и в личностном плане.[15] Ильин был не только судмедэкспертом, но и специалистом самого широкого профиля. Альбертыч мог один с успехом заменить и анестезиолога, и реаниматора при проведении наркодопроса. Мог быстро, квалифицированно оказать помощь раненому. Отлично разбирался в ядах и противоядиях и т. д. и т. п. А в августе 2005-го он с успехом дебютировал в амплуа психоаналитика, сумев в одиночку вычислить неуловимого маньяка-убийцу.[16] Ему бы еще пить бросить, а то не дай Бог угробит себя водкой!..

– Лаптев убит из пистолета Кадкина, – голосом тяжелобольного сообщил Ильин. – А на самом Кадкине отсутствуют следы насилия. Либо он действительно застрелился, либо... выстрел произвел тот, кого покойный хорошо знал, кому стопроцентно доверял и от кого не ожидал ни малейшего подвоха. Более точные данные будут после проведения лабораторного анализа.

– Посмотрите, Кирилл Альбертович, – я указал на распечатку с ноутбука, – Кадкин-то, оказывается, того! – Я выразительно покрутил пальцем у виска.

– А-а-а, ну тогда понятно, – прочитав справку, вздохнул судмедэксперт, мутно глянул на нас с Костей и пожаловался: – Плохо мне, ребята! Голова по швам трещит!

– Так выпейте пива. В «Золотом блюде» хороший буфет, – посоветовал Костя. – Хотите, сбегаю?

– Нет, нельзя. Работа! – Альбертыч снова вздохнул, судорожно сглотнул слюну и удалился шаркающей походкой.

– Ра-бо-та, – с расстановкой повторил Сибирцев. – Ему проще. Взял труп, расковырял, написал заключение... Ну а нам с ними что делать? Допросить-то никак не получится!

– Тьфу, блин, совсем забыл! – спохватился я. – Типа со свернутой шеей Эмир опознал по фотографии. Это некто Аслан Теймуразов. А двоюродный братец его, Муслим, чемпион Европы по боям без правил и тоже наш клиент. Именно он был сегодня в номере с Асланом и еще с кем-то третьим. После полуночи Ваха должен принести в клюве точные координаты сего господина, а также сведения о взаимоотношениях тейпов Теймуразовых и Кадаевых. Проанализируем – и в путь. Завтра, думаю, можно будет брать голубчика!

– Слава Богу!!! – расцвел Костя. – Ниточка не оборвана! Вечером потолкуем с Эмиром, а пока... Гм! Давай запросим «базу» о Муслиме. Зачем попусту время терять, да и дополнительная информация не помешает...


* * * | Собачий оскал | Глава 6