home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Занятие порта Чапу и военные действия в устье Янг-тсе-кианга.

7-го мая английские войска, сев на пароходы: «Queen», «Nemesis» и «Phlegeton», покинули Нинг-фо. Город, за отсутствием административных властей, пришлось передать в руки правления, составленного из более знатных жителей, купцов и т. п. Об очищении Нинг-фо англичанам китайцы донесли императору, как о большой победе.

Не дожидаясь подкреплений, которые не все еще присоединились к главным силам и в действительности вышли из Гон-конга только через месяц, генерал Гуг решил теперь же занять г. Чапу. С этою целью в Чин-хае, Чусане и Куланг-су (Амой) были оставлены небольшие гарнизоны, а остальные войска посажены на транспорты. Сборным пунктом назначался остров «На пути» (лежащий, как выше упомянуто, приблизительно на полпути между ос. Чусаном и г. Чин-хаем), где эскадра оставалась до 13-го мая.

Общая численность войск, которые генерал Гуг мог взять с собою, считая в том числе артиллеристов, ласкаров (Gun Lascars), саперов и минеров, но не считая бригады морской пехоты (250 чел.), составляла около 110 офицеров и 2200 чел. нижн. чинов. Войска делились на три колонны:

1-ая, под командою подполковника Морриса, в составе: 18-го и 49-го полков (каждый полк имел от 400 до 500 чел.), нескольких саперов и минеров, всего 48 офицеров и около 920 чел. нижних чинов.

2-ая колонна, под командою подполковника Монгомери, в составе: Мадрасских стрелков (100 чел.), королевской артиллерии (25 чел.), Мадрасской артиллерии и саперов, всего 15 офицеров и около 460 чел. нижних чинов (считая и ласкаров).

3-ья колонна, под командою подполковника Шедде, в составе: 26-го и 55-го полков (число людей в 26-м полку было вдвое более числа людей в 55-м полку) и саперов (25 чел.), всего 47 офицеров и 820 чел. нижних чинов.

13-го мая, эскадра, в составе боевых судов: «Cornvallis», «Blonde», «Modeste», «Columbine», «Starling», «Algerine» и «Plover», труп-шипа «Jupiter» и нескольких транспортов, направилась к Чапу, и, придя на вид высот города, стала на якорь в открытом море, на глубине 7.5 сажен.

Порт Чапу, имеющий открытый рейд (с неглубокою гаванью у самого города), расположен на северном берегу залива, в который впадает р. Чэн-танг (на ней лежит г. Ханг-чеу-фу). Приливы и отливы бывают здесь очень сильные. Следующие два дня, вследствие противных ветров и тумана, эскадра оставалась на якоре.

16-го мая генерал Гуг и адмирал Паркер, на пароходах «Nemesis» и «Phlegeton», произвели рекогносцировку рейда.

Ширина мыса, на котором построены город и предместья, от 6 до 7 верст. Предместья расположены в равнине между высотами, окаймляющими берег, а отчасти и на их отлогостях. Сам же город, окруженный стеною, находится на расстоянии 3/4 версты от берега; его укрепления рассмотреть хорошенько не удалось.

Пароходы, приблизясь к берегу, встретили рыбацкую лодку. На вопросы, касательно численности китайских войск и проч., один из рыбаков утверждал, что в городе нет ни одного солдата; другие же два, когда их предупредили, что они будут преданы смерти, если не скажут правды, объявили, что в городе много войска.

Подойдя ближе к берегу, англичане могли рассмотреть, что на высотах, тянущихся на расстоянии 4.5 верст к востоку от предместий, находится три главных вершины, и что у восточной оконечности гор расположена небольшая бухта с двумя, тремя островками, представляющая удобный пункт для высадки войск. На самих высотах виднелось несколько укреплений, воздвигнутых главным образом на скатах между вершинами. На скате возвышенности, ближайшей к городу, находилось две батареи, одна на 5, другая на 7 орудий; на холме впереди предместий стояла круглая батарея на 12–14 орудий. Вдоль берега, несколько далее к западу, была начата постройка замаскированной батареи. Пароходы приблизились на расстояние пушечного выстрела к войскам, расположенным в большом числе на высотах; но китайцы не открывали огня.

Ночью коммандоры Келлет и Коллинсон произвели промер у берегов, с целью определить места для судов эскадры, на которые возлагалось прикрытие высадки войск в вышеупомянутой бухте, у восточной оконечности гор. Генерал Гуг предполагал направить войска в обход высот и отрезать неприятелю путь отступления в город.

На рассвете 17-го мая эскадра, пользуясь легким южным ветром, снялась с якоря, чтобы приблизиться к г. Чапу. В 8 ч. утра заштилело, и эскадра стала на якорь на расстоянии 6 верст от берега. Во втором часу дня задул юго-западный ветер; суда снова снялись с якоря и, подойдя вечером к г. Чапу, заняли назначенные ими места. Транспорты стали на якорь вблизи островов у небольшой бухты к востоку, назначенной местом высадки десанта, под прикрытием судов: «Starling» (? ор.), «Columbine» (18 ор.), «Plover» (? ор.), «Algerine» (10 ор.), «Cornvallis» (72 ор.) и «Blonde» (42 ор.) заняли места против небольших батарей на скате возвышенности, ближайшей к предместьям, на вершине которой виднелся храм, занятый большим отрядом неприятеля. «Modeste» (20 ор.) стал ближе к предместьям, чтобы действовать против расположенных впереди них укреплений. Пароходы: «Nemesis», «Phlegeton» и «Queen», имея в помощь гребные суда, предназначались для своза десанта с транспортов. Пароход «Sesostris» стал у берега для обстреливания китайцев во время их отступления.

Ночью противник поставил несколько больших гингальсов, на скате высот.

Численность неприятельских войск определялась в 6300 чел. китайских и 1700 чел. маньчжурских войск, всего 8000 человек.

На рассвете 18-го мая англичане высадились на берег. Генерал Гуг съехал с 1-ю колонною и беспрепятственно занял высоту, командовавшую над местом высадки.

Китайцы расположились в укреплениях, не обратив, по обыкновению, никакого внимания на свои фланги.

За сим 2-ая и 3-ья колонны получили приказание быстро двинуться в обход высот, в тылу которых проходила пересеченная долина, направлявшаяся к городу; таким образом предполагалось отрезать неприятелю путь отступления. 1-я же колонна должна была следовать вдоль гребня высот, сбивая неприятеля с позиции на позицию. На левом фланге противник сопротивлялся некоторое время, открыв огонь из гингальсов и фитильных ружей; но затем, вследствие артиллерийского огня пароходов, быстрого наступления и ружейного огня 49-го полка, отступил и бежал к городу. Вместе с сим против правого фланга неприятеля, т. е. ближайшего к городу, был открыт огонь с судов; с этой стороны, после нескольких залпов, китайцы бросили укрепления и храм на вершине горы. Пароход «Nemesis» получил приказание прикрыть высадку бригады морской пехоты и матросов, направившихся к скалистому мысу напротив круглой батареи. Таким образом англичане сбили правый фланг неприятеля и заняли главные укрепления прежде, чем китайцы успели взорвать заложенные мины. В то время, как английские войска атаковали левый фланг, пароход «Sesostris» сделал несколько выстрелов против центра китайской позиции. Одно время, вследствие быстрого наступления 3-й колонны в обходе высот, огонь парохода был опаснее для англичан, чем для китайцев. Центр неприятеля тоже отступил после некоторого сопротивления 1-й колонне, при чем маньчжурские солдаты доводили дело даже до рукопашной.

Таким образом китайцы бежали всюду. Между тем 3-я колонна, свершив обход высот, дебушировала в открытое поле, в то время когда неприятель, спускаясь с высот, не весь удалился на расстояние недосягаемости ружейного выстрела, и поспела открыть огонь.

У городских стен войска генерала Гуг соединились с морской бригадой. Гренадеры 55-го полка эскаладировали ограду около восточных ворот (у северо-восточного угла города); обойдя вокруг стен, войска заняли вскоре и другие ворота. Вооружение городских стен состояло из нескольких орудий и гингальсов.

Однако, к концу победы, англичанам пришлось выдержать неожиданную и упорную борьбу с противником, которого они, казалось, совсем прогнали с занятой ими позиции. Вышло это следующим образом:

На правом фланге расположения китайских войск находился отряд маньчжур, численностью в 300–400 чел., который, как выше описано, отступил.

По-видимому, маньчжуры намеревались направиться к городу по дороге, по которой впоследствии прошла 1-я колонна англичан, но затем они увидели, что путь отступления отрезан 3-ею колонною противника, и что, в то же время, направление, взятое бригадой морской пехоты, лишало их возможности пройти через предместья.

Сознавая свое отчаянно положение, маньчжуры бросились в большой дом, служивший частью храмом, частью жилищем, расположенный в лощине, между высотами, где находился правый фланг китайской позиции, и небольшою цепью холмов у их подножия. Уединенное положение дома, на расстоянии 1.5 ^aерст от городских стен, было причиною, что главные силы 1-й колонны, минуя лощину, повернули вправо и прошли вдоль подошвы холмов, не подозревая присутствия неприятеля. Бригада морской пехоты перевалила холмы левее лощины и проследовала также в город. Таким образом маньчжурские солдаты, которых набралось около 300 чел., могли бежать незамеченными, если бы только сумели воспользоваться благоприятствовавшими обстоятельствами. В это время небольшой отряд солдат, отделившись по своей собственной инициативе от 1-й колонны, чтобы перевалить холмы в том месте, где они образовывали лощину, повернул влево и, поднявшись по лощине, наткнулся на дом; кучка маньчжуров, построившихся перед строением, встретила неприятеля залпом из фитильных ружей. Упомянутый отряд, состоявший не более, как из 30 человек 18-го и 49-го полков, саперов и минеров, немедленно приблизился к дому, чтобы не позволить неприятелю бежать. Англичане, не зная, сколько маньчжуров заперлось в доме, бросились за врагом внутрь строения, но были отражены. Из числа людей 49-го полка остались не тронутыми только 2 человека (офицеры). Один был убит, остальные ранены.

Между тем капитан Пир, находившийся с отрядом, наткнувшимся на дом, послал просить подкрепления. К счастью для англичан, рота 18-го полка, наступавшая к городу, своевременно узнала о случившемся и, повернув в лощину, присоединилась к войскам, осадившим дом. Получив подкрепление, англичане во второй раз атаковали маньчжурских солдат.

Атакованное строение, подобно прочим храмам и домам в Китае, в особенности построенным вне городских стен, имело только одни двери (была еще небольшая калитка). Внутри строения обыкновенно находится квадратный мощеный двор, окруженный комнатками, предназначенными для идолов или для жилья. Решетки, заклеенные белой бумагой, чтобы предохранять внутренность помещения от слишком яркого света и от ветров, разукрашенные разными орнаментами, отделяют упомянутые комнаты от двора. В этом же роде был построен и дом, в котором защищались маньчжурские солдаты; с внутренней стороны строения, против дверей, находилась каменная стена, образовавшая род сеней и не позволявшая англичанам рассмотреть двор. Маньчжуры, спрятавшись за вышеописанными решетками, спокойно ожидали атаку неприятеля. Как только передние ряды англичан ворвались в сени и дебушировали из-за стенки во двор, маньчжурские солдаты встретили их градом пуль. Большинство ворвавшихся людей было убито или ранено; в том числе погиб полковник Томлинсон. Англичане, не видя неприятеля, который поражал всякого решавшегося проникнуть во двор, и не имея возможности открыть сколько-нибудь действительный огонь, отступили.

Вскоре прибыла команда артиллеристов с несколькими ракетами, которые были брошены внутрь строения, но не зажгли его. Тогда решили воспользоваться только что прибывшим 6-ти фунтовым орудием и пробить брешь в стене дома, около одного из углов. Но и орудийные выстрелы оказывали мало действия на стены строения. В это время к атакующим присоединился отряд волонтеров, под командою командира парохода «Nemesis», в составе: 4 офицеров (в том числе командир парохода и доктор) и 16 чел. нижних чинов (8 матросов и 8 Бомбейских артиллеристов), свезенный на берег вслед за высадкою бригады морской пехоты; он немедленно прогнал с находившейся перед ним возвышенности несколько отставших китайцев и затем направился к осажденному дому. Капитан Хол, лейтенант Фиджемс и один нижний чин бросились к калитке с намерением зажечь дом, но, ранив выстрелом маньчжурского мандарина, не решились форсировать вход. Вслед за сим капитан Хол, в сопровождении одного или двух офицеров и нескольких нижних чинов, направился с пучком соломы к главному входу, т. е. к дверям, но огонь неприятеля и здесь заставил их отступить. В то же время три или четыре маньчжурских солдата, выскочив из дверей, попробовали бежать; несмотря на то, что по ним дали 10–12 выстрелов, им удалось ускользнуть.

Наконец мешок пороху, весом в 50 фунтов, был взорван у северной стены строения, вследствие чего образовалась брешь. Команда 18-го полка бросилась в дом, но, потеряв 1 убитого и раненых, отступила. Прошло уже около трех часов с тех пор, как маньчжуры были осаждены в доме, а между тем они не думали сдаваться, и только теперь от времени до времени по два, по три маньчжура пробовали бежать вниз по лощине, по направлению к гавани, хотя и безуспешно; поэтому отряд англичан, постепенно увеличивавшийся от присоединения отсталых, зорко следил за ними.

Осаждающий попытался зажечь дом с той стороны, где крыша оказалась деревянною. Вследствие взрыва второго мешка с порохом, положенного у стены, как раз под деревянной крышей, обвалилась часть стены, обрушилась крыша и представилась возможность дать залп по показавшимся маньчжурам, из которых 15–16 чел. было убито, нескольким удалось бежать, а остальные продолжали скрываться в доме, ибо англичане на каждое окно, на каждый выход направили по несколько ружей.

Вслед за сим саперы собрали в кучу и зажгли обломки обрушившейся крыши; отчего охватило пламенем остальную часть строения. Внутри здания слышались ружейные выстрелы (вероятно, ружья убитых маньчжур разряжались от действия огня) и громкие крики. Оборонявшемуся пришлось сдаться. Войдя в двери, англичане увидели, как несчастные маньчжуры сбрасывали с себя загоревшееся платье и в отчаянии бегали из угла в угол. Около 50–60 чел. сдались в плен; два или три маньчжура, попробовавшие бежать, были убиты; остальные были найдены сгоревшими или убитыми.

Пленных, связанных косами по 8–10 человек вместе, отправили под конвоем в город, занятый к этому времени англичанами.

Таким образом кончилось сражение при Чапу; китайцы, принужденные бросить высоты, видя, что путь отступления в город отрезан, разбежались во все стороны; большая часть направилась к г. Ханг-чеу-фу.

В этот день англичане потеряли более прежних разов, а именно: 13 человек убитыми (в том числе 2 офицера) и 52 человека ранеными (в том числе 6 офицеров). Главным образом потери произошли при осаде дома, в котором заперлись маньчжурские солдаты.

Трофеи состояли из 10 медных орудий, 82 чугунных, множества гингальсов и т. д.

Китайцы потеряли около 1500 чел.

В Чапу были собраны самые отборные войска, и поражение их произвело сильное впечатление на китайский народ.

Маньчжурские войска (с которыми англичанам пришлось иметь дело в первый раз), боясь, что неприятель перебьет их всех до одного, как сделали бы они, в случае победы, или просто не будучи в состоянии перенести равнодушно поражение, убивали жен и детей, а затем посягали и на свою жизнь, разрезая себе горло. В маньчжурском квартале были случаи, что даже дети убивали своих престарелых и немощных родителей, чтобы избавить их от участи попасть живыми в руки неприятеля.

Английские доктора отнеслись очень внимательно к раненым китайским солдатам, помещенным в особом здании. Этот человеколюбивый поступок англичан считается причиною, что впоследствии и китайцы стали обходиться лучше со своими пленными, вместо того, чтобы умерщвлять их зверски, как то делалось прежде. Месяц спустя Илипу, губернатор Чапу, прислал письмо, в котором он благодарил генерала Гуга и адмирала Паркера за человеколюбивое обхождение с пленными.

Английские войска были расквартированы в городе. В то же время отряд, под командою генерал-майора Шедде, отправился обрекогносцировать дорогу в Ханг-чеу-фу, оказавшуюся удобопроходимою для артиллерии; кроме того сообщение между Чапу и Ханг-чеу-фу совершалось по каналу, соединившемуся, как то полагали англичане, с Императорским каналом.

Занятие порта Чапу само по себе не имело особенного значения, но оно было важно в случае движения к Ханг-чеу-фу, главному городу самой богатой провинции в империи, в котором находилась главная квартира китайской армии, военная казна, сильный отряд маньчжурских войск и многочисленная артиллерия.

Перед уходом англичан из Чапу пленные, из которых каждый получил по 3 доллара, были возвращены китайцам; в ответ на это Илипу прислал письмо, в котором благодарил «уважаемого генерала и адмирала» и в свою очередь возвращал английских пленных, из которых каждому белому, по его приказанию, было дано 30 долларов и каждому индийскому уроженцу по 15 долларов. Всего китайцы препроводили в г. Нинг-фо 16 пленных, захваченных на ос. Чусане.

Не обращая внимания на объявление сэра Поттингера, что он может иметь сношения только с китайским комиссаром, равного с ним ранга, китайцы никак не могли помириться с мыслью, что они не имеют права сноситься с иностранцами при помощи посредников небольшого ранга; они еще раз попробовали вернуться к старому, приказав одному из купцов общества Гонга отправиться в Ханг-чеу-фу или Су-чеу-фу для переговоров.

Китайцу пришлось сделать утомительный путь свыше 600 геогр. миль, летом и по стране, в которой путешествуют исключительно в носилках, и все-таки англичане отказались вести с ним переговоры.

Генерал Гуг, несмотря на удовлетворительные результаты рекогносцировки генерал-майора Шедде, считал свои силы недостаточными для действий против Ханг-чеу-фу, главного города провинции Че-кианге; он решил оставить Чапу, разрушив арсенал и уничтожив все имущество, принадлежавшее государству, за исключением медных орудий, из которых некоторые оказались пригодными и были посланы на остр. Чусан. Дальнейшие военные действия должны были иметь целью занятие пункта соединения Императорского канала с Янг-тсе0киангом. Река эта вверх по течению была уже обрекогносцирована в 1840 году, на протяжении 70 верст. Следовало еще обрекогносцировать остальное расстояние до устья Императорского канала.

Здоровье английских войск, проведших 10 дней на берегу, находилось в хорошем состоянии.

Большая часть войск села на транспорты 27-го мая, а остальные на следующее утро.

28-го мая эскадра снялась с якоря и, дойдя до пролива у островов Рэггед (Rugged Islands), лежащих в 60 верстах к востоку от порта Чапу, стала на якорь. Здесь эскадра простояла несколько дней в ожидании, пока не обрекогносцируют хорошенько вход в реку Янг-тсе-кианг для больших судов. Адмирал Паркер воспользовался этим временем, чтобы еще раз побывать на ос. Чусане, отправившись на пароходе Ост-Индской Компании «Pluto», только что пришедшем из Англии вместе с пароходом «Ariadne», из Бомбея.

5-го июня эскадра направилась ко входу в реку, медленно подвигаясь вперед, вследствие силы течения и туманов, становясь на ночь на якорь, так что только 8-го июня суда собрались у назначенного места, а именно у Амхертских скал (Amherst rocks) (несколько к востоку от устья реки). Здесь эскадра снова остановилась, между тем как парусное судно «Modeste» и пароходы «Nemesis» и «Pluto» пошли вверх по реке наблюдать за движением судов и обрекогносцировать укрепления Вусонга. Вскоре они открыли целую флотилию коммерческих джонок. Пароход «Nemesis» обогнал китайские суда, заставил их стать на якорь, а перед носом тех, которые вздумали продолжать свой путь, пустил несколько ядер. Китайцам объяснили, что им не сделают вреда и отпустят джонки после осмотра.

Многие джонки оказались нагруженными рыбою, обложенною льдом. Англичане воспользовались найденною провизией, а затем отпустили джонки, приняв за правило, чтобы одна джонка с рыбою всегда оставалась в залоге и получала свободу по смене ее другою джонкою, попадавшею к ним в руки и нагруженною тем же товаром.

Это произвело хорошее впечатление на китайцев, которые взлезали на мачты, чтобы скорее открыть появление следующей джонки с рыбой.

Между тем парусное судно «Modeste» и пароход «Pluto», ставшие на якорь у Вусонга, на расстоянии, превышающем дальность пушечного выстрела, от батареи, занимались промером фарватера. Им приказано было произвести рекогносцировку устья реки Вусонг-кианг (впадающей в южный рукав реки Янг-тсе-кианг, на расстоянии верст 40 от устья), с целью атаки батарей.

Ночью 11-го июня погода в особенности благоприятствовала рекогносцировке, так как было темно и шел дождь. Пароходы «Nemesis» стал на якорь, и в 10 часов вечера с него отправилась шлюпка для осмотра батарей и входа в реку Вусонг-кианг.

Капитан Холл, измеряя тщательно глубину воды, приближался потихоньку к батареям; благодаря бурной погоде, ему удалось высадиться незамеченным на берег. Он мог различить китайского часового и видел через амбразуру военного мандарина, обходившего батарею, в сопровождении двух вооруженных солдат, из которых один нес бумажный фонарь, бросавший ему свет прямо в лицо, так что солдат ничего не мог различить даже на близком расстоянии. Хотя китайцы находились настороже, тем не менее, при помощи гребцов, представлялось возможным овладеть мандарином и обоими солдатами, прежде чем неприятель поднял бы тревогу.

Через три часа капитан Холл вернулся на пароход «Nemesis», который на следующий день присоединился к эскадре у Амхертских скал. Около этого же времени небольшой пароход «Ariadne», посланный определить точное место скалы, лежащей при устье реки Янг-тсе-кианг, набежал на нее и повредил дно. «Ariadne», с подведенным под низ парусом, отправился на буксире парохода «Sesostris» в гавань ос. Чусана; здесьЮ вследствие непредвиденных обстоятельств, он пошел ко дну, и, несмотря на все старания, не мог быть поднят.

13-го июня адмирал Паркер с эскадрою, в составе боевых судов «Cornwallis», «Blonde» и «Columbine», пароходов «Phlegeton», «Tenasserim» и «Medusa», труп-шипа «Jupiter» и 12 транспортов, снялся с якоря и беспрепятственно достиг устья реки Вусонг-кианг. Боевые суда «Clio», «Bentinck» (впоследствии названный «Plover») и «Starling» и 2 транспорта стояли по реке для указания фарватера, который в одном месте был только на несколько футов глубже того, что сидел корабль «Cornwallis».

На следующий день адмирал Паркер и генерал Гуг отправил на пароходе «Medusa», самом маленьком после погибшего «Ariadne», чтобы обрекогносцировать всю линию укреплений, расположенных на обоих берегах реки Вусонг-кианга.

Река Янг-тсе-кианг, при впадении своем в море, разделяется на два рукава, образуя остров Тзунг-минг, длиною около 40 верст, наносного происхождения, вследствие чего очертания берегов, а равно и глубина фарватера самой реки постепенно изменяются. Остров, покрытый растительностью разного рода, имеет большое и зажиточное население, размещенное в двух довольно значительных городах и нескольких деревнях.

Река Янг-тсе-кианг принимает с правой стороны, против острова Тзунг-минг, реку Вусонг-кианг, вытекающую из большого озера Тайху. В бассейне этой последней реки, на расстоянии 20 верст от устья, лежит порт Шанхай, замечательный по своей внутренней и внешней торговле; еще далее расположен город Су-чеу-фу, по своему торговому значению, важнейший после Нанкина. Адмирал Паркер полагал, что по Вусонг-киангу до Су-чеу-фу могут дойти самые большие суда.

У входа в реку, почти против г. Тзунг-минг, считающегося главным городом острова того же названия, расположена деревня, или небольшой город Вусонг, имеющий около 500 домов. Ширина реки у устья около 1.5 верст; ширина фарватера, извилистого и доступного только для судов среднего водоизмещения, едва ли превысит 125 саж. В этом месте река течет почти с юга на север; берега ее, расширяющиеся при слиянии Вусонг-кианга с Янг-тсе-киангом, принимают постепенно направление берегов последней реки.

Главная линия укреплений, состоявшая из батарей, расположенных на западном берегу, тянулась на протяжении 4.5 верст от верхнего конца дер. Вусонг к устью, где она постепенно загибалась, принимая направление берега Янг-тсе-кианга. В тылу левого фланга укреплений, на расстоянии около 3 верст, был построен небольшой город Пэушан, представлявший хороший опорный пункт.Вооружение городских стен, находившихся в неисправном виде, состояло из 50 орудий (около), из которых 17 медных. Фланкирующих построек ни одно из укреплений не имело, и суда, где бы они не стали, подвергались только фронтальному огню батарей.

Вся линия береговых батарей была вооружена не менее как 134 пушками. Батареи, построенные из земли, наподобие укреплений ос. Чусана, имели очень широкие амбразуры. Впереди были вбиты сваи, чтобы воспрепятствовать неожиданной высадке войск и предохранить берег от действия волн. С южной стороны дер. Вусонг обмывалась широким заливом или проливом, вход в который оборонялся прочною полукруглою каменною батареей, вооруженной 10 медными 24-х фунтовыми орудиями. Батарея могла обстреливать не только вход в залив, но и самую реку.

На восточном берегу Вусонг-кианга, напротив дер. Вусонг, был расположен старый почти круглый форт, построенный главным образом из кирпича и предназначенный, судя по высоте стен, для дальнего огня. Новые укрепления состояли из земляных батарей, пристроенных по обе стороны форта и закругленных сообразно начертанию берега, образовывавшего в этом месте мыс; батареи были не достроены и вооружены 21 орудием.

Вооружение всех Вусонгских укреплений (не считая г. Пэушана) состояло из 175 орудий, в том числе 25 медных.

В данном случае главное внимание обращает на себя не сила укреплений, а то, что здесь были сосредоточены, под командою Чинг-хва-чинга, отборные маньчжурские войска, которые, несмотря на то, что были обойдены англичанами, о чем будет сказано ниже, не задумывались вступать в рукопашный бой. Всего у китайцев считалось не менее 5,000 чел. войска.

Англичанам было довольно трудно отыскать удобный пункт для высадки отряда, направленного в тыл неприятельской позиции, так как глубина воды, на расстоянии 250 шагов от берега, была всего 3 фута.

Утром 16-го июня адмирал Паркер, видя, что течение и состояние погоды благоприятны, решил бомбардировать Вусонгские укрепления. Парусные суда должны были идти на буксире пароходов, чтобы занять места, предназначенные им по диспозиции. Кроме небольшого парохода «Medusa», оставленного на всякий случай, имелось всего пять пароходов. Это было первое сражение, в котором все английские суда были отбуксированы на свои места пароходами. Исключение составлял небольшой бриг «Algerine», подошедший к берегу под парусами; даже за фрегатом «North Star» (26 ор.), показавшимся на горизонте, когда сражение уже началось, послали пароход «Tenasserim», только что перед тем поставивший на место фрегат «Blonde».

По диспозиции два больших судна: «Cornwallis» (72 ор.) и «Blonde» (42 ор.), на буксире пароходов «Sesostris» и «Tenasserim», должны были занять позицию против батарей, ниже дер. Вусонг, а легкая эскадра, в составе судов: «Modeste» (20 ор.), «Columbine» (18 ор.) и «Clio» (17 ор.), взятых на буксир пароходами: «Nemesis», «Phlegeton» и «Pluto», должна была пройти вверх по реке и бомбардировать деревню, батарею у входа в залив выше деревни и круглый форт на противоположном берегу. Фарватер был обозначен буйками, поставленными в предыдущую ночь; для обозначения у входа в реку длинной песчаной мели были поставлены по западную ее сторону две джонки.

Таким образом с рассветом 16-го июня эскадра снялась с якоря и направилась к Вусонгским укреплениям. При этом уместно заметить, что в настоящем случае, равно как и в предыдущих, пароходы подавали буксир на суда не с кормы, а брали их с боку, так как при извилистом фарватере этот способ позволяет легче управлять буксируемыми судами.

Первые выстрелы с китайских батарей оказались самыми меткими, вероятно, вследствие того, что китайцы имели время хорошенько навести орудия на суда, еще только становившиеся на якорь. Если бы артиллерия воинов Небесной Империи была в лучшем состоянии, то англичане могли бы сильно пострадать от огня неприятеля; тем не менее и при плохой артиллерии китайцев английские суда получили пробоины, причем первым же ядром убило 1 морского офицера и 2 матросов на фрегате «Blonde», а следующим ядром оторвало ноги лотовому, стоявшему на кожухе парохода «Phlegeton».

Фрегат «Blonde», шедший впереди под адмиральским флагом, чтобы быть ближе к легкой эскадре на случай поддержки, и корабль «Cornwallis», следовавший вторым, не отвечали на огонь неприятеля, пока не стали на свои места. Между тем легкая эскадра, за исключением небольшого брига «Algerine», который не мог поспеть за нею под парусами и стал на якорь за кормою адмиральского судна, проследовала вверх по реке.

Судно «Modeste», на котором находился начальник легкой эскадры капитан Ватсон, на буксире парохода «Nemesis», смело направилось ко входу в заливе выше дер. Вусонг, несмотря на сильный и меткий огонь всей линии батарей и в особенности на сильный огонь 10 – орудийной батареи у залива. Оба судна получили пробоины, снасти были перебиты, две шлюпки разбиты в щепки и два человека ранены, один из них серьезно.

Вверх по реке виднелось 14 военных джонок и 5 больших вновь построенных лодок, приводимых в движение с помощью четырех деревянных гребных колес. С этой флотилии также был открыт огонь, но, за дальностью расстояния, ядра не долетали до англичан.

Вслед за судном «Modeste» следовали судно «Columbine», на буксире парохода «Phlegeton», и судно «Clio», на буксире парохода «Pluto».

Пароходам, поставившим боевые суда на указанные им места, следовало вернуться назад за десантом. Пароход «Tenasserim», показавшийся первым из дыма, которым заволокло эскадру, приготовился уже подойти к транспорту, чтобы принять десант, как вдруг на адмиральском судне взвился сигнал, чтобы пароход отправился за фрегатом «North Star» (26 ор.), появившимся на горизонте и спешившим под всеми парусами. Перестрелка продолжалась около двух часов, так что к концу этого времени фрегат «North Star» поспел стать на якорь впереди фрегата «Blonde».

Пароход «Nemesis», подведя судно «Modeste» на расстояние ружейного выстрела к 10 орудийной батарее, расположенной при входе в залив, отдал буксир и открыл огонь из носовых орудий по военным джонкам, а из кормовых по батарее. Джонки, видя, что пароход идет на них, отвечали тем же; но когда «Nemesis» приблизился на расстояние картечного выстрела, китайский коммодор или адмирал обратился в бегство, а за ним и вся флотилия. Колесные лодки опередили других, идя со скоростью 6 верст в час. С парохода открыли частый картечный огонь. Китайские матросы находились в замешательстве: кто пробовал спасаться на шлюпках, кто просто бросался за борт и хотел плыть; из последних некоторые утонули.

Первыми, как представлявшими новинку, были абордированы колесные лодки. Впоследствии оказалось, что ими командовали мандарины высокого ранга, из чего можно заключить, что китайцы придавали им большое значение. Лодки имели с каждого борта по два гребных колеса, вращаемых помощью шестерен, приводимых в свою очередь в движение вручную. Весь этот механизм помещался между двух палуб, так что люди, вращавшие шестерни, были закрыты. Эти суда оказались новой постройки и вооруженными двумя, тремя вновь отлитыми медными орудиями, не считая множества гингальсов большого калибра. Кроме того на них найдено множество фитильных ружей, пик, сабель и т. д. Хотя эти суда были довольно уродливы, но тем не менее пригодны для перевозки войск в тихую погоду.

Пароход «Nemesis», преследуя две большие джонки, подошел близко к берегу и стал на мель, в то время, как был отлив. Пароход «Phlegeton», поднявшийся в это время вверх по реке, попробовал стащить «Nemesis», но безуспешно, и последний пароход простоял на мели несколько часов. В виду сего, командир «Nemesis’а» послал шлюпки, под командою Галбреса, взять в плен и уничтожить остальные джонки, брошенные экипажем и плававшие по реке или выбросившиеся на берег; но так как с мачты парохода были видны китайцы, спрятавшиеся за деревьями и строениями, чтобы отрезать путь отступления неприятелю, если он высадится на берег, то шлюпки, направившиеся к берегу, получили приказание не уходить от парохода далее расстояния орудийного выстрела. Пароход «Phlegeton» принял также участие в истреблении джонок, из которых успели спастись всего только две; остальные были зажжены и уничтожены, за исключением трехколесных лодок и одной джонки, отбуксированных впоследствии к эскадре.

Что касается судов легкой эскадры, то судно «Modeste», как скоро пароход «Nemesis» отдал ему буксир, поставило паруса и, несмотря на огонь 10-ти орудийной батареи, подошел к небольшой пристани в заливе, построенной у дер. Вусонг. Мало страдая от неприятельских выстрелов, вследствие того, что на столь близком расстоянии, орудиям батареи нельзя было дать надлежащего угла понижения, судно «Modeste», действуя из орудий левого борта и открыв ружейный огонь, вскоре заставило замолчать неприятельскую артиллерию. Тогда отправился на берег катер с людьми, чтобы овладеть батареею, причем англичанам пришлось иметь стычку с арьергардом отступавших китайских войск. В то же время лейтенантБирш, с командою матросов, был занят заклепкою орудий. Между тем подошло судно «Columbine», на буксире парохода «Pluto», и открыло меткий огонь по колонне отступавших неприятельских войск.

В продолжении всего этого времени корабль «Cornvallis» и фрегаты «Blonde» и «North Star» вели оживленную перестрелку с находившимися против них батареями, огонь которых вскоре стал ослабевать. В виду сего капитан Ватсон решил высадить на берегу залива десант, в составе морских солдат и матросов с судов: «Modeste», «Columbine» и «Clio», и, двинув его в обход неприятельского фланга со стороны деревни, отрезать китайцам путь отступления. В этом направлении англичане наткнулись на китайский отряд, залегший за насыпью глубокого канала, проходившего в тылу укреплений, через который было переброшено несколько маленьких деревянных мостов. Капитан Ватсон, построив свой отряд, храбро бросился на противника.

Китайцы, встретив англичан огнем из фитильных ружей и гингальсов, понемногу отступали, пока не присоединились к главным силам, решившимся сопротивляться и выдвинувшим гингальсы на единственную дорогу, по которой к ним можно было приблизиться.

У капитана Ватсона было уже 10 чел. раненых; находя, что люди слишком разбрелись, он перевел их на наружную сторону насыпи, чтобы привести отряд в порядок. Китайцы, потряхивая пиками, двинулись вперед и бросили несколько ручных гранат, перелетевших через головы неприятеля.

Между тем командир фрегата «Blonde», видя, что десант капитана Ватсона завязал дело с китайцами, находившимися в превосходных силах, высадил десант с командуемого им судна перед батареею, с которою имел дело. Это совпало как раз с тем моментом, когда отряд капитана Ватсона бросился на неприятеля, выдержавшего натиск и даже вступившего врукопашную. Затем китайцы отступили за дома, чтобы восстановить порядок; это дало время морским солдатам и матросам, свезенным с корабля «Cornwallis» и фрегатом «Blonde» на берег, напротив своих судов, присоединиться к отряду капитана Ватсона. Адмирал Паркер тоже высадился на берег. Как скоро весь свезенный десант построился, англичане атаковали неприятеля и заставили его очистить всю линию батарей. При этом следует заметить, что десантная партия с брига «Algerine», высадившаяся на берег ранее других, находилась в опасном положении до прибытия подкреплений.

Между тем пароход «Sesostris», завязавший перестрелку с фортом на восточном берегу входа в реку, стал на мель, но так удачно, что мог продолжать огонь. Когда артиллерия укрепления замолчала, с пароходов «Sesostris» и «Modeste», «Columbine» была свезена команда матросов, немедленно овладевшая фортом.

Сухопутные войска, вследствие того, что большинство пароходов стало на мель, не были своевременно высажены на берег, а именно не ранее 12.5 часов дня. Войска были свезены на берег напротив корабля «Cornwallis»; генерал Гуг хотел немедленно направить их в тыл города Пэушан, куда бежал большой отряд китайцев, вздумавший обороняться и встретивший англичан из-за городской ограды таким огнем, что небольшие силы атакующего, посланные туда перед высадкою сухопутных войск, должны были отступить. Сообразно этому были сделаны следующие распоряжения: отряд генерал-майора Шедде получил приказание зайти в тыл городу и отрезать путь отступления неприятелю; сам генерал Гуг, с оставшимися войсками и с бригадою морской пехоты, предполагал двинуться к городу вдоль береговыхбатарей. Когда генерал Гуг подошел к городским стенам, то Пэушан, вследствие бегства солдат и большей части жителей, был уже беспрепятственно занят отрядом генерал-майора Шедде. Главные силы китайцев бежали по направлению к г. Су-чеу-фу.

В этом деле англичане потеряли 2 убитых (в том числе 1 офицер) и 22 раненых (в том числе 3 офицера). Все эти потери приходились на долю морских сил, так как сухопутные войска, собственно говоря, участия в бою не принимали. Трофеи англичан состояли из 250 орудий (около), считая в том числе орудия, взятые на джонках, множества больших гингальсов, фитильных ружей и всевозможных военных запасов; все это было уничтожено, за исключением медных орудий, которых оказалось 42. В числе пушек найдена одна чугунная, своеобразной формы, с очень узким каналом у дула, но зато широким у казенной части; судя по надписи пушка была отлита китайцами более 300 лет тому назад. Другая оригинальная пушка, тоже старинная, имела испанское клеймо.

Китайцы потеряли не более 200 чел. убитыми и ранеными; в том числе был убит китайский главнокомандующий.

Если не считать трофеи, доставшиеся англичанам, то успех их, принимая во внимание средства, которыми они располагали, и неумелое расположение китайских укреплений, нельзя считать блестящим. Тем не менее победа англичан произвела сильное впечатление на китайцев, которые придавали большое значение Вусонгским укреплениям, судя по упорной (сравнительно) обороне этого пункта.

Между тем были получены сведения, что жители бегут из Шанхая, расположенного в 20 верстах выше по реке и имеющего хорошее водное сообщение с главными городами Китая. Чтобы воспользоваться результатами паники, на следующий день послали пароходы «Nemesis» и «Medusa» произвести рекогносцировку фарватера и укреплений, возведенных китайцами вверх по реке. Первые три версты фарватер, как оказалось, следовал левым берегом Вусонг-кианга, затем переходил к правому берегу; глубина фарватера, во время средней высоты воды, была найдена достаточною для прохода фрегатов. Пройдя около 10 верст, пароходы увидели два форта, расположенные на противоположных берегах реки. Одно из этих укреплений открыло огонь по англичанам, но снаряды его не долетали. Вскоре на обоих фортах показалось пламя: китайцы, зажегши строения, расположенные внутри укреплений, покинули последние. Получив приказание не следовать далее, пароходы вернулись обратно.

После полудня суда: «Modeste», «Columbine» и «Clio», на буксире пароходов «Nemesis», «Phlegeton» и «Pluto» и под командою капитана Ватсона, отправились к упомянутым фортам, получив приказание остановиться на расстоянии недосягаемости орудийного выстрела, высадить десант и, удостоверившись, что китайцы действительно покинули укрепления, испортить орудия.

Утром 18-го июня капитан Ватсон исполнил возложенное на него поручение. При этом судно «Clio» стало на мель и не могло сойти, вследствие начавшегося отлива. С судов же «Modeste» и «Columbine» свезли десант, в составе морских солдат и матросов, занявший покинутые форты. В форте, расположенном на правом берегу, найдено 41 орудие, из них 8 медных; в форте, расположенном на левом берегу, 14 орудий, в том числе 8 медных. Многие пушки были найдены без лафетов. Строения и палатки оказались уничтоженными самими китайцами. Вверх по реке найдено 8 военных джонок, которые были сожжены, за исключением одной, оставленной, чтобы перевезти на эскадру медные орудия фортов.

В это же время к эскадре прибыли подкрепления: вечером 16-го июня – корвет «Dido» (18 ор.); 17-го июня – Мадрасский туземный пехотный полк с отрядами артиллерии, саперов и минеров.

19-го июня англичане двинулись к г. Шанхаю двумя колоннами. Правая колонна, под командою подполковника Монгомери, в составе 18-го и 49-го полков с отрядами Мадрасской конной артиллерии, королевской артиллерии, саперов и минеров, всего около 1000 чел., следовала левым берегом реки. Левая колонна, под командою генерал-майора Шедде, в составе остальных войск, была размещена на пароходах «Tenasserim», «Nemesis», «Phlegeton» и «Pluto», на буксире которых шли суда: «North Star», «Modeste», «Columbine» и «Clio». Пароход «Sesostris», на котором находилась часть артиллерии и саперов, коснулся грунта, сломал себе руль и должен был остаться назади. На пароходе «Medusa» находились генерал Гуг и адмирал Паркер, кроме того морские солдаты с судов эскадры.

Левая колонна, несмотря на всю трудность плавания по реке, благополучно достигла города; не доходя Шанхая около версты, суда были встречены не долетавшими до них выстрелами с длинной, хорошо построенной батареи на левом берегу реки, расположенной как раз в том месте, где Вусонг-кианг делает поворот. Батарея почти не возвышалась над уровнем воды; направление ее выстрелов было вдоль приближающихся судов, и огонь ее мог быть очень опасен для англичан, когда они приблизились бы, ибо люди на пароходах были размещены тесно. Один или два залпа с судов «North Star» и «Modeste» и несколько выстрелов с пароходов «Tenasserim» и «Nemesis», заставили китайцев бросить укрепление. Немедленно был высажен десант, в составе морских солдат и матросов, занявший батарею, на которой оказалось не менее 49 орудий, в том числе 17 медных.

За сим пароходы подошли к самому городу Шанхаю; с «Nemesis’а» (плоскодонного парохода), приставшего к небольшой дамбе, был высажен 55-й полк. К этому времени город уже был беспрепятственно занят правою колонною. Образованные и богатые классы общества спешили удалиться, а чернь, видя, что местные власти бежали, предалась грабежу.

Движение правой колонны левым берегом реки было совершено без затруднений, за исключением неудобства следования по узким дорогам и переправы артиллерии через ручьи и канавы по узким каменным мостикам, так что в большинстве случаев саперам приходилось расширять их. Жители двух деревень, через которые следовали войска, по-видимому, мало боялись англичан и с любопытством смотрели на незнакомых им людей. Благодаря этому, едва правая колонна успела пройти три версты, как на китайцев были взвалены тяжелые штурмовые лестницы, а где нужно было, то сыны Срединной империи помогали тащить и орудия. В то время, как английские суда завязали перестрелку с батареею, расположенной на берегу реки, войска подполковника Монгомери, проходившие в тылу и не подозревавшие о существовании укрепления, услыхали выстрелы и увидали, что снаряды ложатся возле них. Вслед за сим они наткнулись на отряд китайских войск, в 500–600 чел., оставивший упомянутую батарею и бежавший в поле. Немедленно было брошено несколько ракет, так как собственно преследовать, вследствие множества ручьев и топкой почвы рисовых полей, было трудно. Затем правая колонна продолжала движение.

Г. Шанхай обнесен стеною, имеющею около 6 верст в окружности; высота стен небольшая, вследствие чего их легко эскаладировать во многих метах. Ворота, которых 4, двойные: внутренние, устроенные в стене квадратного бастиона, непосредственно примыкающего к городской ограде в этом месте.

С приближением гренадеров 18-го полка к северным воротам г. Шанхая, по ним было сделано несколько ружейных выстрелов. Из двух орудий, стоявших у ворот, для действия вдоль дороги, китайцы вовсе не думали открывать огня. Подойдя к самому городу и видя, что неприятель не сопротивляется, два или три английских солдата перелезли через стену и открыли ворота. Убедившись, что противник бежал, правая колонна вошла в г. Шанхай, выставила караул у ворот и послала отряд к месту высадки левой колонны, чтобы провести войска генерал-майора Шедде в город.

Войска были разведены по квартирам. Для прекращения грабежа черни послали патрули по улицам и приняли другие меры. Суда «Columbine» и «Medusa» прошли немного вверх по реке, чтобы помешать выселению жителей, спешивших удалиться со своим имуществом на лодках, которыми была покрыта вся река. Пароход «Nemesis» отправился посмотреть, нет ли военных джонок и произвести рекогносцировку берегов. Никаких военных приготовлений не оказалось. В городе водворился порядок; эскадра стала на якорь против Шанхая. Тут же стояло множество купеческих джонок.

Простой народ дружелюбно принял англичан и доставил им необходимые продовольственные припасы. На Шанхай была наложена контрибуция в 300,000 долларов[18].

В арсенале было найдено множество орудий, ручное оружие и разные военные запасы. Собственно в г. Шанхае англичане взяли 68 орудий (не считая орудий батареи, расположенной ниже города), в том числе 17 медных, недавно отлитых и очень тяжелых. На батарее, построенной против реки, найдено 56 орудий, из них 17 шестифунтовых медных. Итого в Шанхае (считая и батарею, расположенную ниже города) взято 173 орудия. Всего же во время действий в р. Вусонг-кианге, не считая орудий, найденных на джонках, взято около 360 орудий. Из медных орудий, которые вообще оказались плохими, несколько состояло из железной трубы, 1.5– 2 дюймового калибра, покрытой сверху медью. Кроме того в Шанхае найдено540 пудов артиллерийского пороха. Все военные запасы были уничтожены; рис, хранившийся в магазинах, роздан народу.

Очевидно, сначала китайцы намеревались оборонять Шанхай, но затем, когда весть о занятии англичанами Вусонгских укреплений донеслась до города, и главные мандарины бежали, тогда войска, расположенные в Шанхае, не решились защищать его. Жители утверждали, что за несколько дней до прихода англичан, у них произошла драка с китайскими войсками, требовавшими субсидии для защиты города, а между тем уже тогда приготовившихся его покинуть.

Утром 20-го июня (на другой день после занятия Шанхая), капитан Буршиэ и коммандор Келлет отправились на пароходе «Phlegeton» в сопровождении парохода «Medusa», катера с морскими солдатами с корабля «Cornwallis» и шлюпки с судна «Columbine», произвести рекогносцировку реки, на расстоянии 45 верст выше города. На правом берегу Вусонг-кианга они открыли укрепления, каждое на 5 орудий, а в тылу, в некотором удалении, значительный отряд китайских войск.

Лейтенант Уайз, посланный с гребными судами и с морскими солдатами с корабля «Cornwallis», беспрепятственно разрушил упомянутые укрепления.

Сведения, добытые в этот день, показались адмиралу Паркеру настолько важными, что он решил произвести лично на следующий день рекогносцировку реки еще далее вверх по течению. Около полудня 21-го июня адмирал Паркер отправился на пароходе «Nemesis», в сопровождении пароходов «Phlegeton» и «Medusa». Адмирал взял с собою капитана Буршиэ, коммандора Келлета и несколько других офицеров. Кроме того на пароход «Nemesis» было посажено около 50 чел. морской пехоты и матросов.

Вверх по течению река постепенно становилась уже; глубина воды была 4–6 сажен. Справа и слева Вусонг-кианг принимал несколько притоков и соединялся с несколькими каналами. На берегу притоков, в некотором расстоянии, виднелись города и деревни. Местность была покрыта рисовыми полями, страна казалась богатою. После полудня разразилась гроза; к ночи пароходы стали на якорь несколько выше укреплений, разрушенных накануне.

На следующее утро адмирал продолжал рекогносцировку и вскоре дошел до места слияния двух речек, образовывавших Вусонг-кианг; одна из речек текла по направлению от востока, другая по направлению от запада. Пароходы вошли в последнюю речку, постепенно заворачивавшую на север; глубина воды уменьшалась и через несколько верст не превышала 1 сажени. Пароходы «Nemesis» и «Phlegeton» далее следовать не могли. Адмирал пересел на пароход «Medusa», сидевший менее в воде, и прошел еще 12–13 верст. Далее движение оказалось невозможным, потому что река, вытекавшая в этом месте из озера, стала еще мельче. Из расспросов матросов со встреченных джонок, нагруженных углем и вышедшихиз г. Су-чеу-фу накануне, англичане полагали, что догорода оставалось еще несколько верст. Всего вверх по реке от г. Шанхая было пройдено около 70 верст. Вечером того же дня пароходы вернулись в г. Шанхай.

В это же время к эскадре присоединился сэр Поттингер, вернувшийся с ос. Гон-конга. На ос. Чусан прибыли сильные подкрепления, долженствовавшие через несколько дней присоединиться к главным силам в р. Янг-тсе-кианге. Благодаря этому можно было продолжать движение к Нанкину.

Река Янг-тсе-кианг, за исключением 70 верст, обрекогносцированных в 1840 году, была почти неизвестна. Сами китайцы говорили, что, вследствие сильного течения и многочисленных песчаных мелей, плавание больших джонок по реке затруднительно.

Несмотря на это, адмирал Паркер, находя свои силы достаточными для выполнения задуманной экспедиции и рассчитывая на пароходы (в это время прибыло еще несколько пароходов), решил двинуть эскадру, состоявшую из 70–80 судов, в том же числе два корабля и несколько больших транспортов, к Нанкину, отстоявшему от моря более, чем на 300 верст. Этим движением прекращалась торговля по р. Янг-тсе-киангу, блокировался Императорский канал и можно было рассчитывать взять в плен громадную флотилию джонок с зерном, отправляемых обыкновенно в это время к столице и нагруженных не только хлебом, но и деньгами, которые, составляя подать, препровождаются в государственную казну. Впоследствии оказалось, что флотилия джонок с зерном, идя по каналу, пересекла р. Янг-тсе-кианг 26-го июня, т. е. за несколько дней до того, как англичане вышли из Вусонга.

Жара во время стоянки английских войск в Шанхае стояла ужасная: в тени доходило до 100 и до 102 градусов по Фарегейту, при отсутствии малейшего движения в воздухе. 23-го июня войска вернулись из Шанхая в Вусонг на пароходах, за исключением двух рот 18-го полка, стрелков и артиллерийских лошадей (сами орудия были отправлены на пароходах), которые свершили этот путь берегом. До наступления ночи войска были посажены на транспорты; только отряд, следовавший берегом и прибывший в Вусонг ранее других, был перевезен на транспорты поздно ночью, так как забыли своевременно сделать распоряжение, чтобы за ним послали шлюпки. Видя это, пароход «Nemesis», пересадив на транспорты привезенные им войска, вызвался сходить к берегу за людьми и лошадьми, пришедшими сухим путем.

Как раз в это время в Вусонг прибыли следующие подкрепления: труп-шип «Belleisle», на котором пришел 98-й полк, труп-шип «Rattlesnake», деревянный пароход «Vixen» и железный пароход «Proserpine». Незадолго же перед этим прибыли боевые парусные суда: «Endymion» (44 ор.), «Calliope» (26 ор.), «Dido» (18 ор.) (было упомянуто выше), «Childers» (16 ор.) и несколько транспортов, на которых пришли 2-й (было упомянуто выше) и 6-й Мадрасские туземные полки, Бенгальские волонтеры, отряд артиллерии и соответствующее число военно-рабочих.

Из подкреплений, присланных в Китай в 1842 г., только два полка были назначены для гарнизонной службы, а именно: 39-й Мадрасский туземный в г. Гон-конге и 41-й на ос. Чусане.

Вскоре после этого в Вусонг прибыли два французских судна: «Erigone» (44 ор.) и «Favorite» (18 ор.), которым было поручено наблюдать за действиями англичан. Командир последнего судна просил у адмирала Паркера позволение воспользоваться одним из пароходов, чтобы провести «Favorite» вверх по реке; но англичане, нуждавшиеся в пароходах для буксировки и для оказания помощи при стаскивании с мели собственных судов, отказали французам в услуге.

Перед выступлением английских войск из Шанхая, к ним явился китайский мандарин, желавший переговорить с сэром Поттингером, но не могший представить удостоверения, что он уполномочен императором вести мирные переговоры; вследствие этого ему отказали в каких бы то ни было совещаниях.

Накануне выхода эскадры из Вусонга Поттингер обратился к народу, с воззванием (на китайском языке), в котором он указывал на притеснения, испытываемые англичанами и ставил условием мира: уплату военных издержек, возмещение всех денежных ущербов, дружественные торговые сношения между обоими государствами и уступку Англии на вечные времена группы островов, необходимой для устройства морской станции. О настоящей же причине войны, о торговле опиумом, полномочный министр ни слова не говорил.

За несколько дней перед этим и китайский император обратился к своему народу с воззванием, в котором он указывал на торговлю опиумом, как на причину войны. Утверждая, что суда варваров совсем не так страшны, как кажутся, император предписывал награждать храбрых и казнить трусов, бегущих с поля сражения.

В это время китайские войска сосредоточились в четырех пунктах: у Чин-киан-фу, у Нанкина, у Су-чеу-фу и у Тьендзина. Оборона р. Янг-тсе-киата и подступов к г. Нанкину основывалась на одних Вусонгских укреплениях, так как выше этого места почти ничего не было сделано. Один из маньчжурских генералов советовал устроить свайное заграждение ниже г. Нанкина, затопив джонки, нагруженные камнем, и заготовить брандеры. Ниу-Киэн, вице-король Киан-су, отклонил предложение генерала, ссылаясь на быстроту течения, подводные камнии песчаные мели, как на лучшие средства обороны реки, и утверждая, что заграждение реки, стоя дорого и будучи бесполезным, вместе с темпроизведет дурное впечатление на народ. Приказание приготовить брандеры было отдано поздно, когда неприятель подошел к г. Чин-кианг-фу. К Нанкину и Чин-кианг-фу были двинуты подкрепления. Часть войск, сосредоточенных у этих городов, составляла их гарнизон, другая же часть расположилась вне города. Из документов, попавших впоследствии в руки англичан, можно видеть, что китайское правительство опасалось наступления неприятеля пекою Пей-хо к г. Прекину, вследствие чего направило к Тьендзину, который сильно укреплялся, отряд войск, посланный сначала в г. Су-чеу-фу.

В последних числах июня погода была непостоянная и ветреная, следовательно, неблагоприятная для движения эскадры вверх по незнакомой реке.

За это время удалось отыскать и обозначить бакенами фарватер. В двух, наиболее важных местах, были поставлены маячные суда. 29-го июня съемочные суда «Plover» и «Starling», в помощь командирам которых были назначены штурманские офицеры, отправились вперед произвести промер реки и съемку берегов выше того места, до которого доходили англичане в 1840 г.

От Вусонга до Нанкина считается около 250 верст. Плавание по реке оказалось более легким, чем предполагали сначала. Хотя в Янг-тсе-кианге открыли много переносных песчаных мелей, а подходя к г. Чин-кианг-фу, нашли несколько подводных камней, но главное затруднение представляла скорость течения, достигавшая, помимо влияния приливов и отливов, 5–6 верст в час. Не удивительно, что почти все суда эскадры коснулись дна реки; но грунт был илистый, и на судах серьезных повреждений не произошло. Помощь пароходов оказалась необходимою: были случаи, что по два, по три парохода вместе стаскивали суда, ставшие на мель. На купеческих транспортах, везших войска, приказания адмирала Паркера исполнялись в точности: шлюпки держались в готовности, за сигналами наблюдали бдительно. Следует заметить, что плавание эскадры, в 70–80 судов по р. Чинг-тсе-киангу, может быть представлялось самым трудным делом для морских сил англичан, во время всей войны 1840–42 годов.

В начале июля погода изменилась, сделавшись благоприятною для движения эскадры вверх по реке. Пароход «Phlegeton» привез известие, что фарватер отыскан до Золотого острова, лежащего у входа в Императорский канал, и обозначен бакенами.

По утру 6-го июля английская эскадра покинула свою стоянку у Вусонга и направилась вверх по Янг-тсе-киангу. Она состояла из 70–80 парусных судов, разделенных на 5 отделений и авангардный отряд. К каждому отделению было придано по одному пароходу, к авангардному отряду 5 пароходов. В состав эскадры входило 40 транспортов, поднимавших в общей сложности до 3000 тонн; они были распределены в числе от 8 до 12 по отделениям и везли продовольствие для людей и запас угля для пароходов. Между отделениями сохранялась дистанция в 2–3 версты. Впоследствии к эскадре присоединились еще деревянные пароходы «Driver» и «Memnon», так что общее число пароходов достигло 12.

Численность десантных войск составляла не менее 9000 чел., считая в том числе и морскую пехоту. Войска, помимо морской бригады, делились на три пехотные бригады, одну артиллерийскую и саперную команду.

1-ая пехотная бригада, под командою генерал-майора лорда Салтоуна (прибывшего 20-го июня на транспорте «Belleisle»), состояла из 26-го Камеронского, 98-го Бенгальского волонтерного полков и стрелковых рот 41-го Мадрасского туземного полка.

2-ая пехотная бригада, под командою генерал-майора Шедде, состояла из 55-го полка, Мадрасских стрелков и 2-го и 6-го Мадрасских туземных пехотных полков.

3-ая пехотная бригада, под командою генерал-майора Бартлэй, состояла из 18-го и 49-го полков и 14-го Мадрасского туземного пехотного полка.

Артиллерийская бригада, под командою полковника Монгомери, состояла из королевской и Мадрасской артиллерии, а именно из.5 роты запряженной артиллерии, 4.5 рот незапряженной артиллерии и 4 рот артиллерийских ласкаров, мадрасских уроженцев; последние предназначались для облегчения артиллерийской прислуги в тяжелых работах, как напр., когда нельзя запрячь лошадей и приходится орудия тащить людьми, для носки снарядов, для содержания караулов у артиллерийских складов и т. д.

Саперная команда, под командою капитана Пира, состояла из корпуса инженерных офицеров и трех рот Мадрасских саперов и минеров.

К каждой пехотной бригаде, при высадке ее на берег, придавался отряд артиллерии, отряд саперов и инженерный офицер.

У Вусонга оставался фрегат «North Star», чтобы блокировать устье этой реки и задерживать все коммерческие джонки, нагруженные провизией, которые попробовали бы пройти вверх по Янг-тсе-киангу или по Вусонг-киангу. Первое время английскому фрегату было довольно трудно уследить за китайцами, и попытки прорвать блокаду прекратились только тогда, когда в одну или две джонки были пущены ядра, и командирам их, потребованным на фрегат, было прочитано наставление. После этого китайцы повиновались требованиям неприятеля. Ко времени окончания войны у Вусонга собралась целая флотилия джонок, в числе которых было несколько больших. По заключении мира им дали свободу.


Вторичное занятие Чусана и зимние квартиры в Нинг-фо. | Опиумные войны. Обзор войн европейцев против Китая в 1840 -1842, 1856 -1858, 1859 и 1860 годах | Занятие Чин-кианг-фу и его последствия.