home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Занятие Тяньцзиня и нападение тайпинов на Шанхай

23 августа адмирал Хоуп пошел на авизо «Коромандель», сопровождаемый пятью канонерскими лодками, к Тяньцзиню, которого он достиг в тот же день, не встретив нигде сопротивления. Быстрое движение в глубь страны могло подвергнуть изолированную флотилию адмирала Хоупа поражению, если бы китайцы оборонялись, так как он не мог рассчитывать на поддержку сухопутных войск. На счастье адмирала китайская армия в беспорядке отступила к Пекину, очистив берега Байхэ и город Тяньцзинь, который был совсем не приспособлен к обороне. Только несколько ниже города построили два форта, обстреливавших реку перекрестным огнем. Несколько часов спустя в Тяньцзинь с четырьмя канонерскими лодками прибыл адмирал Шарне.

Между тем оба главнокомандующих, узнав об очищении Тяньцзиня китайскими войсками, решили послать для занятия его по 1000 человек от каждого корпуса, которые были немедленно перевезены туда на канонерских лодках. В это время остальные войска союзников стягивались к деревне Синькэ. С уходом войск в Синькэ оба ближайших к морю форта были заняты гарнизонами. Французский главнокомандующий оставил для этой цели один батальон морской пехоты и один батальон, сформированный из матросов; такое же количество солдат, а именно 3-й королевский полк, оставил английский главнокомандующий. Форт правого берега был занят английским гарнизоном, а левого берега – французским. Для охраны моста у деревни Сяолян англичане оставили 60-й стрелковый полк.

25 августа в Тяньцзинь прибыли первые английские войска, посаженные на канонерские лодки, а именно: 1-й королевский полк, 67-й полк и одна батарея. Примерно в то же время прибыли и французские войска, посаженные на канонерские лодки, а также главнокомандующие и послы. Так как город Тяньцзинь не оказал никакого сопротивления, решено было не вводить в него войска, а расположить их на биваках в окрестностях, причем англичане занимали правый берег Байхэ, а французы – левый. На валах Тяньцзиня были оставлены только небольшие караулы. Вследствие недостатка в морских перевозочных средствах генерал Монтобан приказал остальным французским войскам, собравшимся в Синькэ, следовать в Тяньцзинь по левому берегу реки, невзирая на сильную жару, которая стояла в это время. Английские войска также направились сухим путем, причем кавалерия, выступив 25 августа по левому берегу реки, прибыла в Тяньцзинь 26 августа; 1-я дивизия, следовавшая по правому берегу, пришла 2 сентября; 2-я дивизия, направившаяся по левому берегу за французскими войсками, прибыла 5 сентября.

Заняв Тяньцзинь, англо-французы вторглись в Чжилийскую провинцию, оставив позади себя большой район, который следует рассмотреть в военном отношении.

Деревня Синькэ, где сосредоточились французские и английские войска, находится в 3 верстах к северу от Байхэ и в 12 верстах от его устья. Она была окружена многочисленными садами, которые простирались на юго-запад до самого Байхэ. Несмотря на продолжительное и близкое присутствие китайской армии, в этой деревне были найдены запасы риса, а также фуража на 4000 лошадей. Находясь на более возвышенном месте обширной равнины, Синьхэ представляла главный узел дорог левого берега. На северо-востоке от нее пролегало шоссе длиной в 12 верст, соединявшее Синьхэ с Бэйтаном, пунктом высадки. На юго-востоке шоссе длиной в 11 верст соединяло эту деревню с Тангу и фортами левого берега. Наконец, на западе от Синьхэ отходит шоссе в Тяньцзинь, имеющее общее протяжение 41 версту. В 26 верстах от Синьхэ и 15 верстах от Тяньцзиня, у деревни Гуйгуа, с этим шоссе соединяется проселочная дорога из Бэйтана, имеющая 50 верст длины и проходимая лишь в сухое время года. Шоссе левого берега следует преимущественно по пустынной и бедной растительностью равнине. По правому берегу Байхэ из деревни Сигу, лежащей близ устья, другое шоссе, 56 верст длины, ведет в Тьендзин. Это шоссе почти на всем своем протяжении имело от 22 до 28 шагов ширины и находилось в хорошем состоянии. Оно пролегало по стране, тщательно возделанной и весьма хорошо орошенной благодаря многочисленным ирригационным каналам. На всем протяжении шоссе расположены богатые и густонаселенные деревни, сливающиеся между собой. Наиболее населенные деревни по этому шоссе были: Дагу и Сигу, лежащие у самого устья Байхэ (всего 30 000 жит.), и Когу (25 000 жит.), отстоящая от Сигу на 14 верст к западу. В трех верстах к западу от Когу был построен на правом берегу реки укрепленный лагерь. Приблизительно на расстоянии 38 верст от Сигу по шоссе находится деревня Чжуанцзян, у которой было построено несколько фортов, обстреливавших Байхэ. На правом берегу были расположены четыре форта, а на левом – три; все они по характеру своему напоминали форты устья, представляя собой параллелограммы с закруглениями на углах. Длина фасов достигала 200 шагов, и внутри их помещались кавальеры.

Между этими обеими дорогами течет Байхэ, длина которого из-за множества извилин достигает 75 верст. Ширина реки на всем протяжении колеблется между 300 и 400 шагами. Падение речного дна самое ничтожное, вследствие чего приливная волна проникает далеко в реку, сильно поднимая уровень воды. Течения, возбуждаемые в реке приливами и отливами, а также крутые повороты составляют главные затруднения для плавания. Канонерские лодки, изучив особенности реки, совершали, впрочем, переход от Тяньцзиня до Чжилийского залива в течение одних суток. Вообще до Тяньцзиня могли доходить суда, имеющие осадку не более 11 футов.

Укрепления Тяньцзиня не изменялись со времени войны 1857–1858 годов, а для обстрела реки, в 3 верстах ниже города, были построены два упомянутых форта, по одному на каждом берегу.

Начиная от этих фортов, по обе стороны Байхэ была создана непрерывная линия укреплений, окружавшая город и имевшая около 20 верст протяжения. Укрепления эти состояли из невысокого вала с оборонительной стенкой, впереди которых был вырыт водяной ров. Ограда самого города Тяньцзиня осталась тоже в прежнем виде. Детали ее профиля были следующими: высота наружной стены 26 футов, толщина ее на вершине 5 футов, высота внутренней стены 23 фута; обе стены были построены из кирпича и составляли внешнюю одежду валганга, имевшего 20 футов возвышения над горизонтом и 16 футов ширины. Общая толщина обеих стен и валганга – 23 фута на высоте поверхности валганга. Наружная стена образовывала наверху ряд больших зубцов, находившихся на расстоянии 10 футов один от другого.

В амбразурах, имеющихся между зубцами, могли помещаться орудия. В промежутках между двумя большими амбразурами находились две бойницы для дальней ружейной обороны, и третья – у поверхности валганга, для обстрела подошвы стены. Все остальные подробности этого укрепления упоминались при описании предыдущей войны.

Через Байхэ в Тяньцзине был устроен наплавной мост; переправа через Императорский канал, впадающий в этом месте в реку, совершалась по двум другим мостам.

Во время сосредоточения союзных войск к Тяньцзиню было получено известие, что тайпины произвели нападение на Шанхай. Первая половина войны была закончена занятием Тяньцзиня, то есть ранее чем китайское правительство было в состоянии распространить военные действия на другие пункты, занимаемые англо-французами; но зато в окрестностях Кантона и Шанхая союзникам приходилось иметь дело с другим врагом – тайпинами. Так как обладание Шанхаем было весьма важно для инсургентов по причине его торгового значения и выгодного географического положения, то предводители их вошли в сношение с союзными комендантами, требуя передачи им управления и всех учреждений города и обещая со своей стороны обеспечить права и неприкосновенность европейцев. Они хотели вырвать город из числа владений императора. Но так как обещания предводителей тайпинов и поведение их войск не внушали никакого доверия, то оба коменданта после совещания отказали им в исполнении требования. Вследствие этого отказа предводители тайпинов решились овладеть силою городом. Для обороны Шанхая союзными комендантами были приняты энергичные меры: исправили стены, китайский город и европейские фактории заняли войсками; что же касается городских предместий, то они были очищены вследствие малочисленности гарнизона. 18 августа тайпины действительно атаковали Шанхай. Их многочисленные банды окружили город: учреждение иезуитов в Сыгаовэй было разрушено и восточное предместье подожжено во многих местах. Для защиты факторий в это время были притянуты все суда, находившиеся в реке Ванпо. Чтобы облегчить оборону Шанхая, все предместья были выжжены окончательно. Этот пожар, вместе с артиллерийским огнем с судов и ружейным со стен, заставил тайпинов очистить предместья и отступить. 20 августа они вновь появились со стороны западной стены, но ружейный огонь удержал их от нападения. 23 августа тайпины, убедившись в невозможности взять Шанхай силой, очистили его окрестности, удалившись на запад.

По получении известий о нападении, произведенном тайпинами на Шанхай, и ввиду возможности повторения этой атаки главнокомандующие решились послать подкрепления из Тяньцзиня: от французских войск были отправлены 200 человек морской пехоты (2 роты) с горной полубатареей, а от английских войск – 44-й пехотный полк.

Политическим последствием отказа допустить тайпинов в Шанхай, стало, быть может, сохранение престола за Маньчжурской династией. Если бы тайпины организовали правильное управление и обеспечили положение европейцев в Шанхае, предложение лорда Эльджина свергнуть императора Сяньфэна, сделанное под Пекином, было бы принято.

До начала дальнейших военных действий союзники должны были организовать продовольственное снабжение.

В Тяньцзине они приобрели себе новую базу, богатые местные средства которой позволили устроить значительные склады продовольствия для войск. В санитарном отношении стоянка войск в Тяньцзине была удовлетворительна: недостатка в хорошей воде не чувствовалось, хотя воду Байхэ нельзя было употреблять для питья, зато имелась возможность пользоваться городскими колодцами и ручьями, впадавшими в реку.

В Тяньцзине лорд Эльджин и барон Гро вступили в переговоры с императорскими комиссарами Гуй Ляном, заключившим Тяньцзиньский мир в 1858 году, и Хэн Фу, вице-королем Чжилийским.

О своем назначении и о прибытии Гуй Ляна вице-король Чжилийский известил обоих послов еще в день сдачи фортов Дагу. В его письме было, между прочим, сказано, что «высокие комиссары снабжены всеми полномочиями для разрешения вопросов, относящихся к трактату, заключенному два года тому назад», а также что Гуй Ляну вручена императорская печать.

С 31 августа по 7 сентября между комиссарами и послами происходили продолжительные совещания, главным образом по поводу предстоящей ратификации мирного договора. 8 сентября было назначено для подписания предварительных условий; в этот день императорские комиссары не явились. По наведенным послами справкам оказалось, что китайские комиссары, хотя и не покинули Тяньцзинь, но не явились для подписания, так как не имели на то полномочий.

Выяснилось, что присылка комиссаров была лишь уловкой, имеющей целью задержать наступление союзников на Пекин и дать возможность китайской армии приготовиться для защиты столицы. В официальном письме вице-короля Чжилийского к послам было действительно только упомянуто, что комиссары снабжены всеми полномочиями к разрешению вопросов, а не к подписанию нового трактата[48]. Тогда послы обеих союзных держав объявили китайским комиссарам, что ими отныне решено отправиться во главе войск в город Тунчжао, где они согласны вступить в переговоры с новыми императорскими комиссарами, снабженными всеми необходимыми полномочиями. Вместе с тем они предоставляли себе право увеличить требования при заключении нового трактата.

Город Тунчжао лежит в 145 верстах к северу от Тяньцзиня на правом берегу канала Байюньхэ (Байхэ)[49], соединяющего оба эти города и созданного еще в 1685 году императором Канси, чтобы облегчить подвоз продовольствия из южных провинций в столицу. В 16 верстах к западу от Тунчжао находится Пекин, соединенный с этим городом широким шоссе и каналом, впадающим в Байюньхэ. По своей глубине Байюньхэ не допускал плавания канонерских лодок, входивших в состав англо-французской эскадры, и, кроме того, доступность его для плоскодонных лодок не была известна точно: предполагали, что далее деревни Хэсиу они не смогут подняться. По этой причине было решено нанять в Тяньцзине местные повозки, запряженные в две или четыре лошади (или мула), чтобы поднять необходимый для войск запас продовольствия и везти его сухим путем. Театр военных действий, по которому пролегал путь наступления союзной армии, обоим главнокомандующим был совершенно неизвестен, а о средствах обороны Пекина они, по-видимому, имели преувеличенное мнение; вследствие этого первоначально составленный план ограничивался занятием Тунчжао, после чего предполагалось, что китайцы, устрашенные движением англо-французов к столице, примут все предложенные условия мирного трактата.


Движение англо-французских войск к устью Байхэ и атака фортов Дагу | Опиумные войны. Обзор войн европейцев против Китая в 1840 -1842, 1856 -1858, 1859 и 1860 годах | Движение союзников к Тунчжао