на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Горький готовится к обороне

Еще в конце октября 1941 г. на аэродром Сейма, в Горьковской области, где базировался 2-й запасной ИАП, прибыл Герой Советского Союза полковник С. В. Слюсарев. Первоначально он должен был принять три новых полка, оснащенных истребителями ЛаГГ-3, для ВВС Юго-Западного фронта. Здесь Слюсарев сразу столкнулся, во-первых, с неспокойной обстановкой, царившей в тылу, став 22 октября свидетелем бомбардировки элеватора и базы государственных матрезервов, и, во-вторых, с повседневным разгильдяйством и пьянством, в условиях которых готовили новых летчиков.

В начале ноября, после первых налетов на Горьковский автозавод, Слюсарева вызвал по телефону главком ВВС генерал-лейтенант Жигарев и передал ему приказ Сталина немедленно отбыть в Горький, где взять на себя ответственность за противовоздушную оборону всего, как было сказано, «Горьковского района». Незадачливый полковник понял распоряжение буквально и решил немедленно, несмотря на ночное время и мороз, отправляться в путь.

Позднее он рассказывал: «Встала проблема, как мне добратьсядо Горького. Темная ночь, дорога пустая и безлюдная. Решил идти пешком до города, а расстояние от Сеймы до Горького около 50 км. Через час моего хода в направлении к Горькому появился автомобиль ЗиС-101. Встал я поперек дороги и поднял кверху руку, но шофер обошел меня справа и продолжал уходить на повышенной скорости в сторону города. Я выхватил револьвер и открыл стрельбу вверх. Пассажиры этой машины, наверное, испугались и остановились. Это были какие-то руководящие „товарищи“ из Москвы. После резкого разговора с ними я сел в машину и к рассвету доехал до Канавино, где в то время располагался горисполком».

Поначалу решительно настроенный Слюсарев слабо представлял, как он может организовать защиту от ударов с воздуха большого промышленного района с множеством самых разных объектов, границ которого он даже не знал. Только потом ему разъяснили, что он назначается на должность командира формирующейся 142-й истребительной авиадивизии (ИАД) ПВО, в состав которой в ближайшее время будут переданы 12 авиаполков. Но эти силы еще надо было получить, а поначалу пришлось оперировать тем, что есть под рукой.

Первым делом Слюсарев распорядился об установлении дневного и ночного патрулирования в воздухе летчиков из авиаотряда майора Алифанова. Эта мера, по его мнению, была направлена в основном на успокоение жителей Горького и руководства, напуганных налетами немецкой авиации. Впоследствии Слюсарев вспоминал: «Жители Горького были сильно возбуждены налетом гитлеровскихбомбардировщиков, их надо было успокоить. Люди в небе должны видеть звезды, а не кресты».

Далее он отправился обратно на аэродром в Сейму, где тогда находились сразу восемь авиаполков. Там он приказал срочно рассредоточить их по аэродромам дивизионного района, чтобы обеспечить организацию системы ПВО и избежать, как тогда казалось, возможного налета бомбардировщиков. В конце ноября Слюсарев был, помимо своей основной должности, назначен заместителем только что назначенного командира диврайона ПВО полковника В. М. Добрянского[72]. Свой штаб на первый момент он почему-то решил разместить в очень заметном с воздуха здании горисполкома в Сталинском районе[73], расположенном недалеко от Окского моста. Начальником штаба диврайона стал подполковник Н. В Марков, ранее возглавлявший Горьковский бригадный район ПВО. Но Марков задержался в Горьком недолго и вскоре был с повышением назначен командиром Бологоевского дивизионного района ПВО. Но судьба еще занесет его в Горький, о чем будет рассказано в дальнейшем.

В декабре городской комитет обороны принял решение о развертывании строительства больших бомбоубежищ тоннельного типа для населения Горького и начальства. К 15 февраля 1942 г. предполагалось построить пять таких объектов в районах:

Нижнего Новгорода. 160 – Кремль – Ивановский съезд под Мининским садом,

– овраг в конце ул. Воробьева,

– набережная им. Жданова, напротив Индустриального института,

– ул. Маяковского – Почтовый спуск,

– Ромодановский (Казанский) вокзал.

Все убежища оборудовались защитно-герметическими дверями, баками для воды, вентиляцией, канализацией и водопроводом. На строительство этих объектов были мобилизованы 2300 человек.

Продолжалось и строительство оборонительных рубежей. Еще 10 ноября начальник Генштаба Красной Армии Б. Шапошников из своего нового бункера в Арзамасе писал в Военный совет Московского военного округа: «Оперативно-тактическое руководство рекогносцировками и строительством полевого укрепленного рубежа по восточному берегуpp. Теза и Ока на фронте (иск.) Шуя, Вязники, Можайск, Нара с 10.11.1941 г. возлагается на вас. Рекогносцировки и строительство с 18.10.1941 г. производит 13-е управление строительства ГУОБРа НКО, дислоцируемое в Горьком. Ориентировочно на рубеже намечено построить 12 дивизионных полос».

Однако уже к середине декабря стало ясно, что все эти «окопы» вряд ли понадобятся. 5 декабря немецкое наступление окончательно застопорилось на подступах к Москве, а на следующий день Красная Армия сама перешла в контрнаступление.

Между тем одиночные немецкие самолеты продолжали периодически появляться в воздушном пространстве над Горьковским дивизионным районом ПВО. Так, днем 8 декабря над городом Ковровым показался одиночный самолет. Посты МПВО зафиксировали его, но приняли за свой. Каждый день в местном небе летали «этажерки» У-2 местного аэроклуба, и наблюдатели не смогли отличить двухмоторный бомбардировщик от биплана [74] . В результате сигнал «Воздушная тревога», как обычно, не дали, и «Хейнкель» беспрепятственно сбросил четыре фугасных бомбы на железнодорожный мост через Клязьму. Три упали в реку, четвертая рванула рядом с караульной будкой у въезда на мост. Погибли двое часовых, но стратегически важный объект чудом не пострадал. В тот же день напуганный случившимся местный горкомитет обороны провел «разбор полетов». В неожиданной бомбежке обвинили… начальника аэроклуба В. Заевского. Отныне ему было запрещено выпускать самолеты в полеты над городом.

В один из последних дней декабря, перед самым Новым годом, немцы решили в очередной раз произвести разведку района Горького. Посты ВНОС около городка Городец обнаружили одиночный самолет-разведчик. Это было, по сути, первое более или менее серьезное испытание для 142-й ИАД. На перехват противника с аэродрома Правдинск-Истомино были подняты шесть истребителей И-16. Самолет, идентифицированный как Ju-86, смогли обнаружить летчики только одного звена. Расстреляв весь боекомплект, пилоты потом заявили, что повредили один из моторов «Юнкерса». Все истребители приземлились уже в Коврове, т.к. горючего на обратный полет к своему аэродрому уже не хватило.

Высотные разведчики Ju-86P в это время использовались только в Aufkl.Gr.Ob.d.L. и летали на высотах до 10 км. Если это и правда был такой самолет, то устаревшие истребители И-16 с открытыми кабинами вряд ли могли подняться на подобную высоту и тем более повредить один из моторов «Юнкерса».

Вскоре трудный для нашей страны 1941 г. закончился. Немцы же, несмотря на тяжелое для них положение на фронте, видимо, сохраняли чувство «юмора». В новогоднюю ночь летчики решили сделать «подарок» жителям русского тыла. Одиночный Ju-88 обер-лейтенанта Копака из 6-й эскадрильи KG30 «Адлер» совершил налет на Горький. Согласно донесению экипажа, самолету удалось незамеченным приблизиться к городу и беспрепятственно сбросить бомбы «на завод». После этого «Юнкере» благополучно вернулся на аэродром в Орше[75]. Еще один экипаж сделал аналогичный «презент» москвичам, сбросив на советскую столицу две фугасных бомбы и три канистры с горючей жидкостью. В результате был разрушен склад Наркомата обороны № 312 в Ленинградском районе. По счастливой случайности никто не пострадал.


Глава 13 Уроки и итоги ноябрьских налетов | Свастика над Волгой. Люфтваффе против сталинской ПВО | Глава 1 Новый год – новые надежды