home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



СВИДАНИЕ С РОДИНОЙ


Он летел над Сирией, над Самосом

В виде фиолетового шарика,

Ну а дома Пифагор, само собой,

Гладил мать по голове, как шарфиком…

Итак, Пифагор вылетел по лучу из Великой Пирамиды и увлекаемый спиралевидным потоком праны стал быстро отдаляться от Земли. Но ему захотелось еще раз перед дальним путешествием хоть мельком взглянуть на знакомые города и родные храмы Египта и Ионии, увидеть живыми отца и мать, пока есть такая возможность. В ту же секунду он вышел из Белого луча и ощутил свободу передвижений. Тогда он развернулся, снизился и стремительно понесся мимо зеленой дельты Нила, мимо Пирамид Мемфиса, в Дендеры, Карнак, в Долину царей. Пролетая в виде фиолетового шарика над великой рекой, он восхищался храмами Осириса, Исиды, Нейт, Себека, Баст и другими творениями зодчих, увиденными сверху. Миновав Карнак и Фивы, Пифагор развернулся и промелькнул синим метеором над гористыми берегами Красного моря. На юго-востоке от Аравийского полуострова лежал сказочный остров полубогов — Дилмун. Удивительно было видеть среди песчаных и морских пустынь этот райский уголок, заросший финиковыми, кокосовыми пальмами и каменными пирамидами. Пролетая над этой легендарной землей в своем астральном теле, Пифагор увидел с высоты птичьего полета следующее:

Остров сверху был похож на раковину моллюска наутилуса. Будто бы огромный наутилус всплыл из таинственных глубин океана, прилег отдохнуть на бок, да так и заснул, греясь в лучах заходящего солнца. «Раковина» как бы раскручивалась из центра острова против часовой стрелки. На выпуклых холмах «раковины» стояли каменные пирамиды правильной формы, а во впадинах цвели райские сады, текли хрустальные ручьи и говорливые речки. Там же, среди райских кущ, располагались мраморные виллы и особняки жителей острова. В центре Дилмуна стоял огромный храм, посвященный богу Солнца. Здание было вытянуто по линии Север — Юг. Двускатная крыша храма скрывала под своими крыльями три одинаковые пирамиды, которые были поставлены в один ряд. Под двумя крайними пирамидами находились две перевернутые пирамиды, которые имели общие основания с верхними пирамидами. Таким образом, под крышей располагались два октаэдра, а между ними — пирамида. Под первым октаэдром, находящимся с северной стороны здания, располагался третий октаэдр. Он был построен так, что верхняя половина его в виде правильной пирамиды занимала первый этаж храма и своей вершиной касалась нижней вершины верхнего октаэдра. А вторая половина нижнего октаэдра — перевернутая пирамида, — располагалась в подвале здания. Эту пирамиду жрецы раз в неделю заполняли ледяной водой и купались в таком бассейне. В этом же бассейне проводились обряды омовения, крещения и инициации. Между двумя октаэдрами находилась точка перехода в загробный мир… Из здания храма выходили две астральные спирали: спираль Золотого сечения и спираль Фибоначчи. Обе спирали раскручивались против часовой стрелки. В точках пересечения двух спиралей на острове полубогов были поставлены семнадцать каменных пирамид. Причем, первым шагом спирали Фибоначчи, ее ключом, являлась длина стороны квадрата основания одной из семи пирамид. Крышу здания по всему периметру поддерживали величественные круглые колонны из белого мрамора. Из-за этих колоннад все здание не казалось таким вытянутым. А напротив главного входа в храм Солнца стояла 34-метровая статуя женщины — прародительницы землян. Богиня была отлита из электрона — сплава золота с серебром. В высоко поднятой вверх правой руке статуя держала чашу-факел. Десять золотых лучей выходили из ее головы в разные стороны и сияли на солнце в виде живого нимба…

Сделав круг над волшебным островом, на котором остановилось время и сжималось пространство, Пифагор полетел на север. Промчавшись, как вихрь, над Аравийской пустыней он направился в Междуречье. Синими прожилками внизу блеснули Тигр и Евфрат, и вот уже невидимым болидом несется он над Великим Вавилоном. Гигантские ворота города, Висячие Сады и семиступенчатые пирамиды с высоты полета показались адепту игрушечными, ненастоящими. Многоэтажные кварталы Вавилона, разрезанные прямыми проспектами на правильные параллелепипеды, сверху были похожи на куски праздничного торта. А уже через секунду его взору открылись древние столицы ассирийцев — Ашшур, Нимруд и Ниневия. Над Ниневией Пифагор повернул в сторону Ионии. Не сбавляя скорости, фиолетовый вихрь пронесся над землей ханаанской, над портами Финикии, над Галикарнасом, Милетом, Эфесом, пока не очутился возле горы Микальской напротив Самоса. Здесь Пифагор снизил скорость и на бреющем полете пролетел по кривым улочкам родного города. Вот и торговая площадь, пропахшая свежей рыбой, набитый заморскими кораблями порт, вот и храм Аполлона, рядом вилла отца. А где же родные? Ах, вот они — завтракают в трапезной за старым семейным столом. Отец, мать, братья, прислуга — все живы-здоровы, все на месте, будто бы и не было тридцатилетней разлуки. Только постарели все, только головы покрылись сединами, а лица — глубокими морщинами…

Пифагор подлетел к матери в виде фиолетового шарика и долго гладил ее прозрачной рукой по голове. Она почувствовала это мягкое прикосновение, будто кто-то касался ее седых волос и высокого лба легким невидимым шарфиком… Мать стала оглядываться и тревожно смотреть куда-то вверх, глядя сквозь потолок. На глазах у нее навернулись слезы… Ну, все, все… Прощайте мать, отец, прощайте родные и близкие, теперь можно и на Венеру…

Пифагор пролетел невидимым облачком сквозь потолок виллы, поднялся выше и опять оседлал Белый луч Великой Пирамиды. Земля становилась все меньше и меньше и, наконец, превратилась в круглую цветочную клумбу. Города уменьшились, а потом и вовсе исчезли. Целые страны и материки выглядели зелеными островками посреди мирового океана. Более половины лица планеты было скрыто под паранджою белых облаков. Сквозь просветы в облаках виднелись очертания Западной Африки и Южной Америки. Затем, когда Земля уменьшилась до размеров суповой кастрюли, то оказалось, что вся планета окружена плотной голубой дымкой, непроницаемой для взгляда.

Пифагор оторвал увлажненный взор от уменьшающейся Земли и увидел, что он проплывает мимо Луны. Огромная Луна ослепила его на какое-то время своей бело-синей поверхностью. Но когда адепт стал внимательно вглядываться в тени лунных кратеров, то увидел небольшой город на обратной стороне спутника. Белые дома и синие ангары города напоминали половинки сфер и цилиндров. А рядом с обтекаемыми домами в кратере стояли огромные ракеты, космолеты и небольшие летательные аппараты, сделанные в виде двух сложенных тарелок. Пифагор не стал прилуняться, отложив знакомство с лунной базой инопланетян до следующего раза. Адепт уносился все дальше и дальше, ввинчиваясь по спирали Фибоначчи в студеные космы Космоса.





ИЗ ПИРАМИДЫ — В КОСМОС | Пифагор (Том 1) | ЖИЗНЬ НА ВЕНЕРЕ