home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ПУТЬ, ПРЕОБРАЖЕННАЯ ГЕЯ

Вокруг сгущалась паутина параллельных зеленых линий — не то клетка, не то упряжь для пузыря. Линии прочерчивались молниеносно, и уследить за ними никак не получалось. Вскоре снизу, от далекой поверхности Пути, устремилась вверх новая стая линий; они сошлись над вершиной одной из дисковых пирамид и образовали конус. Овальный пузырь пошел на снижение. От его скорости у Риты захватило дух, но никаких иных ощущений полет по-прежнему не вызывал.

Мутило ее совсем по другой причине. Слишком много переживаний, слишком много впечатлений.

Вздрогнув, Рита отвернулась и поглядела вниз. Они порядочно снизились и приблизились к белой башне. Попытавшись на глаз определить ее размеры, девушка в конце концов решила, что башня никак не ниже Фаросского маяка и даже гораздо массивней. Но в сравнении с Путем оба этих строения выглядели сущими карликами.

Рита отважилась запрокинуть голову и посмотреть вверх. Далеко позади, огромная и четкая, висела в вышине треугольная призма, будто черный, с перламутровым отблеском кристалл плыл в подкрашенной молоком воде.

В глубине Пути словно замерцал бакен. Прищурясь, Рита вгляделась в подвижную искорку. Ее, как и призму, обрамляла каемка света, но искорка находилась гораздо дальше и быстро двигалась в их сторону. Вторая радужная призма! И идет на столкновение с первой. Девушка вскрикнула — призмы врезались друг в друга, как два встречных поезда на одной колее. На миг они слились в сплошную зеленую линию, затем вторая призма отделилась от первой, совершенно невредимой, и понеслась дальше своим курсом.

— Ты сама захотела все увидеть, — спокойно произнес поводырь. — Все мои «я», как правило, избегают пользоваться этой дорогой.

Пузырь пролетел сквозь гладкую стену башни, пересек замкнутое куполообразное пространство, где плавали в воздухе многогранники, затем одолел вторую стену. Сбросив доспех из зеленых линий, он пошел вниз по изумрудной, как листва, шахте к чему-то похожему на идеально прозрачную стеклянную линзу. Линза пропускала искаженные цвета: морскую синеву, небесную голубизну, светло-коричневые оттенки солнца и серые — облаков, словом, все привычные краски родины. На миг Рита задержала дыхание, безнадежно мечтая о том, чтобы кошмар все-таки прекратился.

— Это вход на Гею, — пояснил Тифон. — Здесь были открыты первые Врата. Вообще-то, наши Врата не такие узкие, но первые обычно бывают именно такими.

— А...

«До чего же ты щедр на сведения, от которых мне никакого проку», — подумала Рита.

Пока они спускались к поверхности линзы, цвет шахты сменился на красный, потом — резко на белый.

Пузырь вошел в линзу, пролетел насквозь. Внизу лежал облачный покров, а под ним — берег и серый океан в солнечных блестках.

Рита с трудом перевела дух.

— Где мы?

— Это твоя планета, — сказал Тифон.

— Где именно?

— Насколько я могу судить, недалеко от твоего дома. Я здесь ни разу не бывал. Ни в какой форме и ни в каком качестве.

— Я хочу... — Она подняла глаза и увидела синее небо и рассеянное сияние над головой. — Врата, через которые они только что пролетели. — Нельзя ли побывать на Родосе?

Тифон ответил после недолгих размышлений:

— Пожалуй, на это не требуется много энергии. К тому же проект близок к завершению. Скоро будут и результаты.

— О чем ты?

— О направлении исследований. Скоро ты нам поможешь.

— Все, что я знаю, знаешь и ты. — Рита чуть не заплакала — «Сил моих больше нет, когда же все это кончится?!» — и спросила дрожащим голосом: — Что вы от меня хотите?

— Надо разыскать тех, кто сделал Ключ. Наведи на их след. Нет-нет... — Увидев, что Рита готова возразить, он поднял руку. — Понимаю, в устройстве Вещей ты не разбираешься. И все же есть надежда, что твои действия — или хотя бы присутствие — привлекут внимание тех, кто, возможно, ищет Ключ. Только ты способна работать с ним. Поэтому в активной форме ты еще представляешь собой некоторую ценность.

— А что будет с моими спутниками?

— Переправим их сюда, если тебе так будет спокойнее.

— Будет, — кивнула она. — Переправьте, пожалуйста.

Тифон улыбнулся.

— Ваши формы социального умиротворения достойны всяческих похвал. Какая простота! И какая агрессивность под маской невинности! Я отправил заявку. Твои товарищи встретят нас на Родосе, если позволит энергетический бюджет.

— Я очень устала. Мы летим на Родос?

— Да.

Из ближайших облаков выстрелила зеленая молния, разветвилась перед пузырем, обхватила его многочисленными сверкающими кривыми. В этой новой клетке пузырь и полетел высоко над океаном. А в какую сторону, Рита могла лишь догадываться.

— До меня вы не изучали никого из людей? — спросила она.

— Отчего же? Я лично изучил множество обитателей этой планеты, прежде чем занялся копией твоего разума.

— Стало быть, вы все про нас знаете, — процедила сквозь зубы Рита, не пытаясь спрятать клокотавшую в груди ярость.

— Нет. Осталось еще немало тем, немало предметов для исследований. Но мне вряд ли позволят изучить тебя полностью. Хватает и других, более важных задач, и к ним привлечены все мои «я».

— Ты все твердишь про свои «я», — заметила Рита. — А я ничего не понимаю.

— Я не индивидуум. Я активно сохраняюсь...

— Как зернышко в бочке? — усмехнулась Рита.

— Как память в твоей голове, — возразил Тифон. — Я активно сохраняюсь в щели. Мы способны вызывать в щели резонансы и хранить огромные запасы знаний, в буквальном смысле миры информации. Понятно?

— Нет, — буркнула она. — Разве «я» не одно-единственное?

— Все дело в том, что с моего оригинала, моего «я», можно снять бесконечное число копий. Я могу сливаться с другими «я», которые обладают самыми разными формами и способностями. При необходимости для нас конструируют различные вспомогательные устройства: машины, корабли или, что бывает гораздо реже, тела. Я подключаюсь к работе, когда заняты все остальные мои «я».

— Твоя профессия — заботиться о чужаках?

— В известной степени. Я изучал родственных тебе существ, когда мы воевали с ними в Пути. В те времена я был индивидуальностью, имел биологическую основу и форму, близкую к природной.

Бабушка поведала Рите то немногое, что знала о Яртских войнах, но на молоденькую девушку это не произвело впечатления — так, еще один бессмысленный завиток в фантастическом узоре. Теперь осталось лишь упрекать себя, что она слушала софе не очень внимательно.

— А какая у тебя природная форма?

— Не человеческая. И потом, я давно соединился с остальными копиями. Перемешался с ними. — Он медленно покрутил вытянутым пальцем.

— Я снова ничего не поняла.

Тифон сел рядом, оперся локтями о колени и сцепил руки. «Совершенно человеческий жест, — отметила про себя Рита. — А лицо? Так ли уж оно сейчас невыразительно?»

— Если прикажут, ты меня убьешь?

— Никто не прикажет убить тебя или кого-то другого, если под убийством ты подразумеваешь уничтожение оригинала. Ваш народ назвал бы это преступлением, грехом.

Внизу стелилась сине-зеленая океанская отмель, усеянная каменными столбами, как вырубка пнями. Это место Рита видела впервые.

Но, если верить поводырю, до Родоса недалеко. Хотя для ярта слово «недалеко» может иметь совсем иной смысл, нежели для Риты. Ведь ярты умеют перемещаться с безумной скоростью, проникать сквозь Врата в мыльных пузырях, и одни боги знают, что еще.

По курсу появлялись все новые рифы. Каждый был увенчан золотой шапкой, повторявшей форму скалы, как слой краски. Никакой растительности на островках, ни единой лодки на воде, — лишь затянутая облаками и испятнанная рифами пустота.

— А можно вдохнуть воздух? — спросила Рита.

— Нет, — кратко ответил Тифон.

— Почему?

— Для тебя он уже непригоден. В нем присутствуют не видимые глазу организмы и биологические агенты. Они поднимают Гею на более высокий уровень развития.

— Значит, на ней больше никто не может жить?

Казалось, Тифон взглянул на нее с сочувствием.

— Из твоей расы — никто.

— На всей планете — никого? Ни единого человека?

— На Гее нет людей. Их сохранили для дальнейшего изучения.

Вот тут-то и нахлынула настоящая ярость. Стиснув кулаки, девушка бросилась на Тифона. Тот спокойно принимал удары, его лицо превращалось в бесформенную маску, а одежда глубоко вминалась в тело, будто Рита колотила теплое, податливое тесто.

Наконец обезображенный Тифон рухнул на платформу. Ни ссадин, ни синяков — просто ком теста...

Рита пнула напоследок неподвижное тело и вдруг ощутила в голове черную искрящуюся пустоту. Она замерла, подняв глаза к облакам, что виднелись сквозь пузырь; по щекам потекли слезы, ярость отхлынула, но руки и ноги все еще дрожали. Мало-помалу к ней вернулось самообладание.

Вдали, за морем, появилось темно-зеленое продолговатое пятно, и та часть души, которой удалось сохранить надежду, возликовала. Родос! Рита узнала бы его где угодно. Пузырь с огромной скоростью нес ее домой.

— Кажется, я растратил слишком много энергии, — подал голос Тифон.


ГАВАЙИ | Бессмертие | ГОРОД ПУХ ЧЕРТОПОЛОХА