на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Атлантиды седого Каспия

Каспийское море, находящееся на границе Европы и Азии, со всех сторон, подобно озеру, отрезанное землями, с его соленой водой и тюленями, вызывало удивление у древних авторов. Одни считали его заливом Индийского океана; другие — заливом Северного моря, омывающего Ойкумену, обитаемую землю; третьи полагали, что Каспий связан с Меотидой — и тем самым с Понтом Эвксинским; четвертые думали что Каспийское море отрезано от других морей и является замкнутым водоемом; а такой крупнейший авторитет античной эпохи, как Аристотель, говорит даже о двух замкнутых морях — Каспийском и Гирканском, берега которых кругом заселены. Не внесло в этот вопрос ясности и плавание Патрокла.

«Хотя Патрокл, несомненно, хорошо выполнил поручение, его плавание привело к заблуждению в главном вопросе, — пишет крупнейший знаток в истории географических открытий профессор Рихард Хенниг. — Ученые отказались от высказанной Геродотом еще за полтора столетия раньше правильной точки зрения, что Каспийское море является замкнутым бассейном. За исключением Птолемея, почти все известные географы последующей эпохи древности и средневековья, вплоть до XVI в., когда мы в последний раз встречаем это заблуждение у Ибн-Аяса, разделяли представление о том, что Каспийское море сообщается с океаном.» Ибо Патрокл сообщил Селевку о том, что Каспий — это не самостоятельное море, а обширный залив океана.

Что заставило Патрокла сделать такой вывод? По мнению одних авторов, достигнув узкого протока, ведущего в огромный залив Кара-Богаз-Гол, с его очень соленой водой, Патрокл посчитал его началом океана. Другие исследователи полагают, что к мысли об океане Патрокла привели типичные морские жители — тюлени, изобилующие в северной части Каспийского моря. «Да и огромный залив на северо-востоке, простирающийся к тому же далеко на юг, мог внушить моряку, плывущему вдоль берега, ошибочное представление о том, будто он находится у выхода в открытый океан.» Есть историки географических открытий, которые считают, что вряд ли Патрокл проник к северу далее Апшеронского полуострова, о чем свидетельствует приводимое им соотношение ширины и длины Каспия, выражающееся соответственно цифрами в 5000 и 6000 стадиев. Согласно же С. А. Ковалевскому, уровень Каспия в ту эпоху был намного выше, чем ныне, и Волга сообщалась с бассейном Балтийского моря, а потому было возможно, как утверждают античные предания и мифы, плавание вокруг Европы — из Балтики в Каспий, из Каспия в Азовское море и далее в море Средиземное и Атлантический океан. О том, что уровень Каспия прежде был выше, говорят и указания Плиния и Птолемея, согласно которым река Араке впадала в Каспийское море, соединяясь к тому же с рекой Курой.

Насколько же был этот уровень выше, чем сейчас? Каспий в наши дни катастрофически мелел, но, как показывают исследования, его уровень бывал и выше современного, и ниже современного на несколько метров, а по некоторым данным — на несколько десятков метров.

В Бакинской бухте, неподалеку от берега, еще в начале XVIII столетия были обнаружены полузатопленные руины. «В означенном заливе Бакинском, южнее города Бакы, в 2-х верстах, на глубине 4 сажен — каменное строение, стена-башня и хотя оная уже и развалилась, однако в некоторых местах и выше воды знаки есть, и по известиям слышно, якобы в древние времена построение было на сухом пути и был то гостиный двор, — писал русский гидрограф и государственный деятель Ф. И. Соймонов в 1723 году, обследуя берега Каспия. Но только в 1938–1940 годах, когда уровень Каспия заметно понизился и руины вышли из воды, азербайджанские археологи смогли провести исследование сооружения, которое считали то крепостью, то дворцом, то караван-сараем. Оказалось, что это храм огнепоклонников, воздвигнутый, как говорят надписи на плитах, которыми облицован храм, строителем Зейн-Ад-динбен-Абу-Рашидом из Ширвана в 1224–1235 годах.

Дербент, город-крепость на берегу Каспия, с древнейших времен занимал ключевую стратегическую позицию. Его мощные крепостные стены видели воинов Александра Македонского и персидских шахов, арабов и турок, монголов и русских. Арабский географ Истахри сообщает, что в начале X столетия «на протяжении шести башен» стены Дербента были расположены в воде. По описанию англичанина Ч. Бэрроу, посетившего Дербент в 1580 году, древние стены вдавались в море «приблизительно на полмили», то есть почти на 900 метров. Немецкий ученый и путешественник Адам Олеарий, побывавший в Дербенте в 1638 году, в своем описании «Московитских и Персидских земель» приводит рисунок, на котором отчетливо видно, что стены Дербента имеют продолжение в море. «В настоящее время прибрежная часть стен дербентской крепости на расстоянии почти 300 м от берега и расположенные неподалеку каменоломни затоплены морем, — пишут Г. А. Разумов и М. Ф. Хасин в книге «Тонущие города». — Карьер и штольни, где разрабатывался для крепости камень, находятся ныне на глубине 2 м., Еще глубже, на 7 м, обнаружены развалины древнего портового мола, сложенного из того же тесаного камня.»

В средневековых рукописях и фольклоре Азербайджана можно найти множество легенд, преданий и мифов о затонувших в «одну ужасную ночь» городах, крепостях, дворцах и храмах, в том числе и погрузившемся в море Юннан-шахаре, «греческом городе», который «был построен Аристуном», то есть Аристотелем, наставником Александра Македонского. Город-крепость был и портом, через который шли корабли из Каспия в Черное море, соединявшихся в давнюю пору проливом, который, ныне пересох.

Все попытки отыскать Юннан-шахар на дне Каспия к успеху не привели. Но зато на дне Каспийского моря археологи-подводники обнаружили целый ряд других затонувших поселений. Средневековые летописи сообщают, что в устье реки Куры сходилось два караванных пути, один из которых шел вдоль берега, а второй уводил в горы, к благодатной Шемахе. На перекрестке этих торговых путей возникло несколько городов, следы которых начинают обнаруживаться не в земле, а под водой. В конце 60-х — начале 70-х Музей истории Азербайджана начал исследования дна Каспия в двух десятках километров к северу от устья Куры, продолжающиеся и по сей день. Вдоль береговой полосы на протяжении нескольких километров, обнаружены кирпичи и черепица, множество керамики. Средневековая керамика найдена даже в 3–4 километрах от берега, на вершинах подводных банок, протянувшихся вдоль побережья поселка Норд-Ост-Култук. А в 10 километрах от берега, на банке Плита Погорелая, с глубины 4 метра удалось поднять горловину большого кувшина, густо обросшего водорослями.

«Поиски на дне моря велись одновременно с раскопками на берегу, — рассказывает о сезоне работ 1974 года В. А. Квачидзе. — Как мы и ожидали, море в этом месте отступило. Под трехметровой толщей его отложений мы обнаружили улицу ремесленников: глиняные мазанки, готовую посуду, гончарные печи, лавки торговцев.» Затонувший морской порт, видимо, находится на дне бухты у мыса Амбуракский, на севере полуострова Апшерон, где с глубины в 10 метров поднята средневековая керамика. Видимо, будущие исследования обнаружат не один старинный город на дне Каспия… Но почему поселения оказались под водой — из-за опускания почвы или же колебаний самого уровня моря?

Большинство современных исследователей полагает, что в колебаниях уровня Каспия ведущая роль принадлежит не движениям земной коры, а изменениям гидрологического режима моря. А он связан с изменениями климата и притоком волжской воды, обеспечивающей 80 % всей речной воды, поступающей в Каспий. «Некоторые утверждают, что развалины древнего сооружения в Бакинской бухте, стены древней Дербентской крепости, каменоломни, находящиеся около этих стен, оказались в воде вследствие какой-то катастрофы тектонического характера. Это малоправдоподобно, так как в этом случае стены должны были испытать какую-то деформацию. Изучение же этих развалин показывает, что там отсутствуют следы внезапных разрушений и что эти строения постепенно затоплялись водой, — пишет профессор К. К. Гюль. — Следовательно, тектонические причины могут объяснить лишь самое незначительное понижение уровня. Что касается повышения уровня, то оно вообще не может быть объяснено тектоническими причинами, так как если допустить, что повышение уровня происходит вследствие периодических поднятий дна, то для этого должно произойти изменение направления или, как говорят, знака движения на протяжении всей Каспийской впадины. В настоящее время установлено, что направление движения земной коры в районе Каспийского моря (начиная с четвертичного периода) не изменялось; имело место только опускание, поднятия же не наблюдалось.»

Между тем в средневековых источниках мы находим сообщения о том, что уровень Каспия стал резко подниматься и его воды начали затоплять побережье. Основываясь на свидетельстве Истахри о стоящих в воде шести башнях Дербента, русский исследователь Н. Ханыков в середине XIX века пришел к выводу, что в начале X столетия уровень Каспия был примерно на 8 метров выше нынешнего. На карте 1320 года, составленной Марио Сануто, у западного берега Каспия имеется надпись: «Море каждый год прибывает на одну ладонь, и уже многие хорошие города уничтожены». Мусульманский писатель Неджати, живший в начале XIV века, сообщает, что в его время море поглотило порт Абескун в юго-западном углу Каспия.

В жизнеописании одного из шейхов, умершего в 1300 году, говорится о том, как в начале XIV века море угрожало затопить «благословенную гробницу», залив ее окрестности «до подножия гор» в районе нынешней Ленкорани. Мусульманский писатель Бакуви, уроженец Баку, сообщает, что в 1400 году! море затопило часть башен и стен Баку и подступило к мечети. Персидский же географ Казвини в своем сочинении «Отрада сердец», написанном в 1339 году, не только сообщает о затоплении порта Абескун, но и дает объяснение причин «потопа»: река Джейхун, то есть Амударья, прежде впадавшая в Восточное (Аральское) море, «около времени появления монголов изменила свое течение и направилась к морю Хазарскому», то есть Каспию.

Действительно, в течение трех веков, с середины XIII столетия и по середину XVI столетия, Амударья отдавала часть своих вод не Аральскому морю, а Каспию — комментирует сообщение Казвини академик Л. С. Берг в фундаментальной работе «Уровень Каспийского моря за историческое время». Но от притока амударьинских вод в Каспий через древнее русло реки — Узбой — уровень моря мог повыситься незначительно, едва ли не на 1 сантиметр в год. Поэтому, замечает Берг, причина повышения уровня Каспия в ту эпоху не в притоке вод через древний Узбой, а в других факторах — в первую очередь, в изобилии зимних осадков в бассейне Каспийского моря и исключительно обильном обводнении Волги, получавшей главную массу воды от таяния снегов, выпадавших в ее верхнем течении и в бассейне Камы. Более того, академик Л. С. Берг отметил связь между уровнем Каспийского моря и условиями плавания в Арктике. «Эпохам с малым количеством зимних осадков на севере соответствуют эпохи потепления Арктики, благоприятных условий для плавания здесь, а вместе с тем маловодие Волги, и, как следствие, низкий уровень Каспия, — писал он. — Изучая старинные русские плавания по Ледовитому морю, я убедился в том, что в эпохи, когда условия для судоходства в Арктике были благоприятны, уровень Каспия стоял низко, и обратно, когда Ледовитое море было загромождено льдами, уровень Каспия поднимался высоко.»


Меотида: озеро, море и суша | Атлантиды моря Тетис | Хазария или Хазарида?