home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




О САПОГАХ

Каких только сапожек ни увидишь теперь на женщинах. От голубых до ярко-красных, со шпорами, на шнурках, на молниях. А перед войной в Москве женщины сапог не носили. В моде были туфли на венском каблучке. Осенью они же с галошами, зимой они же с резиновыми низкими ботиками. В таких вот туфлях я и оказалась на фронте. Дело в том, что в июле 1941 г. у нас на вещевом складе на улице Дзержинского, 12, где нас обмундировывали, нашлись только гимнастёрки, юбки, нижнее мужское бельё и кавалерийские шинели, а сапог маленьких размеров не было. До конца октября туфли мне служили службу, но когда в начале ноября вышли из окружения, то была почти разута. И вот во время одной очень сильной бомбёжки нашего эшелона на станции Новодугино был смертельно ранен Могилевский. Его сапоги, размер 42, были переданы мне, причём по его завещанию. Сапоги были велики на семь номеров, да при том уже не новые. В них и шагала до Москвы. Это были первые сапоги. В Москве у Ани Леоновой брат работал в горвоенкомате или наркомате обороны, точно не помню. Мы и направились к нему за помощью. В ноябре в Москве были баррикады, большинство магазинов закрыто, а те, которые работали, отпускали товары по талонам. У нас талонов не было. Зато нам дали записку на склад «Военторга». Приехали, вернее, пришли в деревню Вязовка, там находились пакгаузы. Товары готовили к вывозу на восток. На складах было всё, всё, что душе угодно. Деньги у нас были. Но опыта жизненного не было. Взяли мы по одной паре хромовых сапожек и по паре чулок, и всё. Стоимость сапог определили приблизительно, договорились, что если мы не доплатили, то нам напишут и мы вышлем, и наоборот. Мы надеялись, что война скоро кончится, и мы не успеем забыть о нашей договорённости. Сапоги были «шик», но начались холода, а они хромовые и номер в номер, лишнего чулка не оденешь.

8 декабря меня вызвали в политотдел 49-й армии, которая находилась в деревне Бутурлино за Серпуховым. Нужно было на санях доехать до КП, а там в холоде сидеть и ждать, когда из боя будут выходить члены парткомиссии, задерживать их, чтобы был кворум. Сколько это заняло времени, не помню, но ноги в хромовых сапожках закоченели. Наконец кворум был собран, и меня приняли в Коммунистическую партию. Всё было, как в мирное время. Задавали вопросы по истории партии, диалектическому материализму и т. д. После окончания официальной части был чай. Адъютант принёс кипящий самовар, открыл штыком банку сгущёного молока, а дальше осечка. Имевшиеся на КП колбаса и хлеб так замёрзли, что только топором рубить впору. Решили пить чай. Но произошла заминка. Нас, двух девушек, меня и Тамару Скобееву, угощали сгущёным молоком в первую очередь. Но я впервые его видела и не знала, как его едят, поэтому отказалась. Мужчинам же было неудобно одним есть это молоко. Так и осталась банка на столе нетронутая. Потом командиры ушли в бой. В это время на Лопасне началось наше наступление, а мы на лошади уехали к себе.

Под Новый 1942 год нам выдали тёплое обмундирование. Ватные куртки, ватные брюки и валенки. Да, валенки, но какие. По высоте они мне доходили до низа живота, а загнуть их никакими силами невозможно. Они, как железные. Хоть плачь. Ходить на дежурство было далеко, через весь город Серпухов. На помощь пришла хозяйка, у которой мы стояли. Она поменяла их на обычные деревенские мужские валенки своего мужа, ушедшего на фронт.

Весной нам выдали сапоги из кирзы. Они тем хороши, что одевались легко. Если с печки прыгнешь, без ошибки попадёшь в свои. Но и снимались легко. Если идёшь по глубокой грязи, то сапог остаётся в грязи, а нога без сапога идёт дальше. Чтоб не потерять казённое имущество, нужно напрягать стопу, оттопыривать большой палец и держать сапог.



О БАНЕ | 2009_6 | cледующая глава