home | login | register | DMCA | contacts | help |      
| donate

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 6

Призыв

Кто говорил, что ураганный ветер и ледяные струи дождя – это ужасно? Не верьте тому дураку! Он никогда не сталкивался с их последствиями. Раскисшая от избытка вылившейся с неба воды дорога. Увесистые комья грязи, с жутким чмоканьем срывающиеся с копыт утомленных лошадей, и очень повезет, если ошметки этой грязи не достанутся всаднику. А привалы? Остановиться на привал совершенно невозможно. Засосет, как в болото. О ночевке на свежем воздухе – и вовсе думать страшно.

Хоть в этом четырем путникам повезло: постоялые дворы пока что попадались регулярно. Не торопясь они все дальше забирались в малонаселенную область страны.

Очередная ночевка все же состоялась на опушке небольшого леса. Где-то в стороне располагалось небольшое село, но путники туда не поехали. Земля к этому времени уже просохла, а ночь стояла теплая и ласковая, ароматно пахнущая незнакомыми цветами.

Эленвель лениво подкидывал в костер тонкие прутики, искоса наблюдая за развалившимся на травке Эриком. Киллер, закинув за голову руки, лениво жевал травинку и разглядывал звездное небо. Лицо у него было задумчивое.

– Все равно не понимаю, зачем тебе это? – вслух высказал эльф свои мысли, словно бы продолжая недавний разговор.

Эрик, что странно, ничуть не удивился. Он непостижимым образом понял, о чем говорит эльф.

– Я заключил сделку, – пожал он плечами.

– Ты мне сейчас врешь или себе? – хмыкнул Эленвель. – Какой дурак станет честно соблюдать сделку с демоном, особенно учитывая, насколько это рискованно? Это же совершенно не в твоем характере.

– Может быть, мне раз в жизни захотелось поступить безрассудно? – тихо рассмеялся Эрик. Настроение этим вечером у него было на редкость добродушным.

Эльф заглянул поглубже в его чувства и сразу все ощутил. Он только одного не понимал – почему этот трезвомыслящий человек сам для себя не может осознать очевидного? Или для него любовь с первого взгляда – событие настолько невероятное, что в его реальность невозможно поверить?

Больше Эленвель решил ничего по этому поводу не спрашивать. Пусть уж Эрик со своими чувствами разбирается сам. У самого эльфа в голове не укладывалось, как можно влюбиться в демона.

– Где вы возьмете одновременно две жертвы? – поинтересовался он, меняя тему. – Или все-таки используете нас с рыжим?

Это была шутка, причем уже не новая, и потому Эрик лишь насмешливо фыркнул:

– Будешь так упорно напрашиваться, я и впрямь решу, что тебе очень хочется умереть на алтаре.

– Да иди ты, – беззлобно отмахнулся Эленвель.

Странно, но после того памятного разговора на постоялом дворе их отношения как-то неуловимо изменились. Эрик перестал так настороженно и недружелюбно относиться к эльфу, а сам Эленвель понял, что хотел бы стать другом этому человеку. При этом оба прекрасно понимали, что в принципе ничего ведь не изменилось: Эленвель остается агентом Блюстителей, а также эльфов, и его лояльное отношение к двум темным магам может легко измениться по приказу начальства.

– И все-таки – где ты будешь искать жертвы? – спустя пару минут спросил Эленвель. – Мы скоро заберемся в такие места, где одна деревня от другой на сотню километров.

– Это ты преувеличиваешь, – лениво возразил Эрик. – Люди никогда не станут селиться так далеко друг от друга.

Эленвель посмотрел на него укоризненно.

– Да не знаю пока, – вздохнул киллер, правильно оценив этот взгляд. – Думаю, что-то подвернется. Если честно, есть одна идея. Нам ведь для ритуала все равно нужен алтарь. Можно подождать немного – жертва сама придет.

– Понятно, – не слишком одобрительно кивнул эльф.

– Не надо на меня так осуждающе смотреть, – отмахнулся Эрик. – Я младенцев резать не собираюсь – лучше уж тебя зарежу.

Эленвель промолчал, уже привыкнув не обращать внимания на эти подначки. С некоторых пор Эрику очень нравилось над ним подшучивать и слегка издеваться. Эльф не обижался.

Решив не продолжать не слишком приятную тему, Эленвель перевел взгляд на рыжего с Аней – те улеглись на травке плечом к плечу, уткнувшись носами в недавно созданные Эриком артефакты, и, по выражению самого же Эрика, увлеченно «резались в игрушки». Эльф с некоторым трудом понимал суть этого выражения, хотя что такое игры – уже понял. Вообще в этом интересном артефакте под названием «мобильный телефон» было много занимательного. Во всяком случае, как средство связи он был значительно удобней вестников – хотя бы потому, что мог использоваться и немагом. К сожалению, и у телефона имелись свои недостатки. Во-первых, в отличие от вестника, для связи с нужным человеком у того тоже должен быть такой телефон, а во-вторых, его должен собственноручно зачаровать Эрик. Но все равно очень необычная вещь. Эленвелю нравилось, что с помощью мобильника можно мгновенно создавать картинки окружающих тебя пейзажей и слушать странную музыку чужого мира.

Эленвель достал свой мобильник, уже привычно воткнул в уши маленькие наушники и упал на свой спальник, прикрывая глаза. Очень скоро он уснул под тихую мелодию Эннио Марриконе. Спустя какое-то время угомонилась и молодежь, устав гонять свои бесконечные игры, в которые они научились играть даже верхом, коротая дорогу.

Эрик еще какое-то время ждал, прислушиваясь к тихому сонному дыханию своей команды. Затем тихо встал, установил защитный контур вокруг лагеря и бесшумно пошел в сторону леса.

Он никому не сказал, почему решил остановиться именно здесь, хотя до деревни не так уж далеко и вполне можно было рискнуть там переночевать. Где-то неподалеку Эрик почувствовал алтарь. Вообще это не было такой уж редкостью. Множество алтарей – как светлых, так и темных – разбросаны по всему Серединному миру. Но чем-то именно этот приглянулся киллеру, а интуиция или что-то иное подсказывали – этой ночью необходимо оказаться там.

Эрик шел по лесу, ориентируясь лишь на излучаемую алтарем силу, которая притягивала его, словно магнит. Другого ориентира ему и не нужно было. Он не задумывался, зачем идет туда: сейчас не было смысла гадать. Эрик был уверен, что все узнает на месте.

Алтарь он нашел минут через сорок. Обычная черная каменюка прямоугольной формы. Бока испещрены старинными письменами. В принципе, большой разницы с виденными ранее нет. Обычно алтари очень похожи друг на друга, но на каждом можно найти какое-то свое отличие. В старых книгах говорилось, что в далекие времена, когда демоны чувствовали себя в Серединном мире так же свободно, как теперь Светлые, многие алтари были именными. Каждый для какого-то одного демона. Теперь многих имен люди и не помнят. Говорят, помнят эльфы, но таких вопросов Эрик Эленвелю не задавал. Да и зачем ему? Единственное нужное имя киллер знал и так.

Возле алтаря было тихо и темно, чего и следовало ожидать. Зачем его сюда принесло?

Эрик выбрал местечко под одним из деревьев в стороне – так, чтобы самому видеть алтарь, но чтобы его видно не было. На всякий случай наложил на себя легкий морок, для постороннего взгляда став похожим на густую тень. И замер.

Ждать пришлось долго – наверное, пару часов. Эрик успел задремать. Впрочем, его это не беспокоило: киллер был полностью уверен, что проснется сразу же, как в окружающей обстановке что-то изменится. Поэтому ничуть не удивился, когда его словно толкнуло нечто изнутри, а глаза сами по себе открылись.

Из леса на маленькую полянку, где стоял алтарь, выплыл слабенький мерцающий огонек. Эрик моргнул и понял, что огонек – это свеча, которую в руке несет щуплая, явно женская фигурка. Второй рукой она прижимала к себе ребенка.

«Еще одна дура», – отстраненно подумал Эрик, наблюдая за ночной гостьей.

Та положила младенца на алтарь и замерла над ним, держа свечу высоко поднятой.

Эрик решил: если она сейчас передумает, заберет младенца и уйдет – он тоже уйдет, а утром поднимет команду и поедет дальше. Но нет, поколебавшись совсем недолго, девица начала неуверенно читать заклинание. Голос у нее был неприятно писклявый. Заклинание подходило к концу. Эрик создал в руках маленький сгусток тьмы, заправленный мощными усыпляющими чарами. Девица подняла нож, опять на миг застыла, словно колеблясь. У нее остался последний шанс: вот сейчас – убрать нож, не ударить.

Свои чары Эрик выпустил в последний миг, когда острию ритуального ножа до тельца младенца осталось меньше ладони. Несостоявшаяся ведьма плавно сползла на землю, так и не выпустив ножа.

Эрик не торопясь подошел к алтарю и рывком закинул на него девицу, предварительно убрав ребенка. Девица оказалась тощей и страшненькой. Возможно, именно поэтому решилась на преступление. Наверное, думала, что, став темной ведьмой, сможет превратить себя в писаную красавицу и наказать всех, кто над нею насмехался.

Киллера, впрочем, ее мотивы нисколько не интересовали. Пристроив младенчика под бок мирно спящей девице, чтобы не замерз, Эрик пошел обратно в лагерь. Интуиция его все-таки не подвела.

В лагере все по-прежнему мирно спали. Киллер тихонько вынул из своей седельной сумки глубоко запрятанные там ритуальные принадлежности, затем так же тихонько разбудил Аню.

Девушка сонно завозилась.

– Эрик, тебе делать нечего? Ночь же! – пробормотала она, не до конца проснувшись.

– Вставай, пойдем, – настойчиво велел Эрик.

– Куда? – зевнула Аня.

– Потом узнаешь, – отрезал он. – Вставай, или я тебя потащу. Тебе это точно не понравится!

Аня все время зевала и спотыкалась о каждую корягу – даже с магическим светильником. Обратный путь до алтаря занял не меньше часа. Причем, по дороге она с большим удовольствием успела раз десять обругать Эрика садистом и маньяком, который, вместо того чтобы спать по ночам, как нормальным людям положено, шляется в темном лесу. Тот благополучно плевал на все ее стенания.

Увидев алтарь и мирно спящую на нем девицу, Аня слегка остолбенела. Эрик же занялся делом. Сперва, конечно, укутал в специально прихваченное одеяло младенца и положил его в сторонку на кучу лапника. Ночь, конечно, теплая, но все же так лучше. Ребенок даже не проснулся, мирно посапывая.

Затем киллер стал готовить алтарь к ритуалу. Ну, в первую очередь, раздеть жертву. Эрик без лишних сантиментов срезал с несостоявшейся ведьмы одежду: все равно она ей больше не понадобится. Нанес на тело магические знаки специальной краской. Расставил по углам алтаря фиксаторы – сделанные на заказ специальные магические принадлежности, помогающие магу держать сложные заклинания в пределах замкнутого пространства. Ну, вот, собственно, и все, в остальном ритуал ничем не отличается от того, который проводят всякие глупые девицы вроде этой, которая вместо желанного приобретения ведьминской силы сама станет жертвой. Девицу Эрику не жаль было абсолютно.

Оставалось самое трудное – заставить Аню сделать все правильно.

– Иди сюда, читай заклинание, – велел Эрик таким тоном, что Ане даже в голову не пришло ослушаться.

Машинально зажав в кулак врученный ей ритуальный кинжал, она завела заклинание напевным голосом, как учили в Школе.

Закончила. Растерянно замерла.

– Бей, – опять велел киллер.

Девушка отшатнулась, кажется, только в этот момент до конца осознав, что именно ей предстоит сделать.

– Эрик, но ведь она…

– Она пыталась убить этого ребенка. – Эрик кивнул на мирно сопящего в одеяле младенца. – Тебе ее жалко?

– Но ведь не убила же!

– Это не ее заслуга. Ее в любом случае придется убить, или однажды все-таки убьет она. Бей!

Аня неуверенно подняла кинжал, и Эрик понял – не сможет. Что ей сейчас ни говори, а не сможет она убить человека. Даже откровенного морального урода. Он стремительно подошел к ней, обхватил судорожно сжатый кулак своей ладонью и с силой опустил на грудь жертвы. Кинжал вошел в тело неправдоподобно легко – словно раскаленная игла в масло. Аня успела только протестующее пискнуть. Незнакомая девица умерла, так и не проснувшись.

Одноразовые фиксаторы, хрустально звякнув, рассыпались в пыль. Вокруг алтаря начал медленно собираться неестественно густой туман.

Оттащив остолбеневшую девушку в сторону, Эрик вздохнул с некоторым облегчением. То, что он сделал, было слегка не по правилам, хотя на самом деле важно было лишь, чтобы ритуальный кинжал держала рука того, кто читал заклинание. И то, что кровь жертвы попадет на алтарь. Помня собственное случайное призвание, он решил рискнуть. И, похоже, угадал.

Густой туман заволок уже почти всю маленькую полянку. Так это выглядело, если смотреть обычным зрением. Чувства же мага говорили, что вокруг скапливается огромная сила, скручивая, растягивая пространство. Эрик даже порадовался, что в прошлый раз ничего подобного не ощущал. Ощущения, надо признать, грандиозные!

Вот в тумане начала вырисоваться смутно видимая крылатая фигура. Еще несколько мгновений – и из тумана вышел высокий огневолосый демон.

Эрик отстраненно признал, что, похоже, все демоны имеют крайне привлекательную внешность. Пламенный обладал экзотической, чуждой человеку красотой.

Демон с любопытством осмотрелся. По его заполненным звездной тьмой глазам, конечно, было трудно судить об эмоциях, но киллеру показалось, что это именно любопытство.

Подойдя ближе к людям, демон по-птичьи наклонил голову набок и с интересом посмотрел на Аню, до сих пор изображающую статую, с окровавленным кинжалом в судорожно сжатом кулаке.

– Что с ней? – Голос Огневолосого, бархатный и глубокий, пробирал до самых печенок.

Эрик недовольно передернул плечами, сбрасывая с себя демоническое очарование. У него имелся своего рода иммунитет: он уже очарован, хотя пока еще и не догадывается об этом.

– Девочка в первый раз человека убила.

– Ах, вот как… – Демон чему-то улыбнулся. Отстранил Эрика и чуть приобнял девушку, настойчиво отнимая у нее злополучный кинжал.

Киллер, понаблюдав за этой сценой, подумал, что демону нужна вменяемая и дееспособная Призывающая, так что он вполне способен о ней позаботится. А ему следует заняться другими делами.

– Идите-ка вы в наш лагерь, а я тут приберусь, – посоветовал он.

Демон безразлично оглянулся на мертвое тело, распластавшееся на алтаре. Короткое движение рукой, волна жара – и вот тело осыпается на черный камень кучкой пепла, который тут же сдувает налетевший ветерок.

– Все равно идите, у меня еще кое-какие дела имеются, – настаивал Эрик. Он не сомневался, что демон легко сможет найти место, где остановилась его команда. От Ани в данный момент толку было немного.

Огневолосый бросил взгляд на алтарь, затем на спящего на одеялах младенца, однако промолчал. Лишь согласно кивнул, подхватив под руку девушку. Вскоре эти двое скрылись в темном лесу.

Эрик подошел к ребенку и взял его на руки. Он прекрасно понял выразительный взгляд демона: тот явно хотел, чтобы киллер повторил ритуал. Эрик и сам этого хотел, но в ближайшие сутки алтарь будет совершенно бесполезен. Тем более что убивать младенца он в любом случае не стал бы – даже ради того, чтобы побыстрей увидеть демоницу.

Держа на руках ребенка, Эрик сотворил простенькое поисковое заклинание. Поспать этой ночью явно не удастся: до деревни далеко. Может, оставить на утро? Подумав, он отбросил эту мысль. Младенца надо пристроить как можно скорей, а до утра исчезнуть отсюда. Такой мощный выброс темной силы может заинтересовать многих. Лучше быть подальше, когда сюда приедут Блюстители разбираться с происшедшим. А ради такого они обязательно приедут. К счастью, очень нескоро. Но ведь где-то поблизости может располагаться и филиал их конторы. В общем, уходить стоит в любом случае, пусть даже и для перестраховки. А другой алтарь можно будет найти через несколько дней. Эрик умел ждать и быть терпеливым.

Аня, немного начавшая приходить в себя после испытанного шока, обнаружила, что идет по темному лесу за ручку с демоном. Вымученно хихикнула: будто детский сад. При ее природной жизнерадостности никакой шок не мог длиться долго.

– Оттаяла? – поинтересовался демон в темноте. И тут же рядом с ним вспыхнул маленький желтый огонек.

Глянув на подсвеченную огоньком клыкастую улыбку и мерцающие в темноте звездные глаза, девушка нервно сглотнула. За прошедший год она привыкла воспринимать демонов как хороших друзей, с которыми редко видишься, но постоянно переписываешься и посылаешь подарки на день рождения. О том, как в первую встречу Пламенный ее напугал, и о том, что говорили о демонах в Школе, она не то чтобы забыла – отодвинула в сторону. А сейчас внезапно вспомнила. И слегка испугалась.

Арнор ухмыльнулся, довольный произведенным эффектом. Ему не нравилась эта заторможенность: он был пламенем, импульсивным и взрывоопасным, потому предпочитал видеть такие же реакции от окружающих. Пугать, шокировать – не важно, главное добиться ответной реакции. Арнор твердо вознамерился вывести свою Призывающую из заторможенного состояния, чтобы иметь возможность с нею нормально пообщаться. Ему хотелось многое узнать, и вовсе он не собирался ждать до утра. Потому, по программе – сначала напугать. Уже потом шокировать.

Ухмыльнувшись, демон резко остановился, подхватил девушку на руки – чтобы не наклоняться – и поцеловал ее. Аня протестующе пискнула, начала неуверенно отбиваться. Впрочем, Арнор долго удерживать ее не собирался: того, чего хотел, он добился.

– Совсем сдурел?! – возмутилась Аня, отдышавшись.

– Зато ты больше не похожа на рыбу, выброшенную на берег – резонно возразил демон. – Неужели тебе так жалко бездушную?

– Она еще не была бездушной! – возразила Аня не очень уверенно.

– Ну, так радуйся, – практично заметил демон, – ты, возможно, спасла много жизней своих сородичей, не считая того младенца.

Девушка неуверенно пожала плечами. Эрик говорил то же самое. Но ведь дело было даже не в том, что сделала та несчастная девушка, а в том, что ее пришлось убить. И с этим теперь придется как-то жить, хотя и очень хотелось свалить всю вину на Эрика. Но ведь нож-то держала она…

– Пойдем, что ли?

Аня со вздохом опять взяла демона за руку. Руки у него были горячие, словно у человека с повышенной температурой. Губы, кстати, тоже. Она почувствовала, как к щекам при этой мысли приливает кровь. Хорошо, что темно и не видно, как она покраснела.

Арнор сделал вид, что не заметил. Темнота ему нисколько не мешала, и он с любопытством осматривался на ходу. Интересно было все, даже обычный лес. В прошлый раз, когда он так неосмотрительно прорывался в Серединный мир и был переломан ненаправленным порталом, было не до созерцания красот.

Демон чувствовал, как тело наполняет пьянящая живительная сила Серединного мира, ему начинало казаться, что он становится легким, как пушинка, и скоро сможет взлететь без помощи крыльев. Это было великолепно! Но почему в прошлый раз ничего подобного он не чувствовал? Неужели чтобы получать силу от Серединного мира, здесь обязательно должен быть якорь, который тебя удерживает? Если бы в том лесу, где нашла его израненным Аня, он всего лишь пару минут мог впитывать такую силу, раны затянулись бы мгновенно.

Они наконец добрались до лагеря. Демон с одинаковым любопытством рассмотрел лошадей и двоих спящих разумных.

– Это кто? – поинтересовался он.

– Это лошади, а это Линан и Эленвель. Рыжий – маг воды, а Вель – эльф.

– Светлый? – удивился пламенный. – Знаешь, расскажи мне, чем вы последнее время занимались. Это интересно.

Демон слушал так внимательно и с таким любопытством, что Аня охотно выкладывала ему все, что произошло с ними с момента отъезда из Школы. А потом увлеклась и начала рассказывать с самого начала – с того момента, как Арнор оставил ей свой Знак и исчез.



* * * | Троемирье. Игры с демонами | * * *