home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



XII Пробуждение

Больно. Опять затекла шея. Я подняла голову, услышав звонок телефона. И уже даже не удивилась, поняв, что уснула в который раз на столе, вместо подушки - только скрещенные руки.

Зеркало отразило опухшее лицо, синяки под запавшими глазами. Я отвернулась. Выглядела я как чучело. Последние три дня я не выходила из дома и плакала, плакала. На сердце вместо одной раны было три. И все кровоточили.

Началось все пару недель назад. За каких-то четырнадцать коротких дней моя жизнь круто изменилась. Сделала поворот на сто восемьдесят градусов. Как? О, оказывается, когда у тебя все хорошо, то это можно рассказывать долго. А вот хроника плохих событий при нужде занимает всего пару слов.

У меня была интересная работа. Дома жил котенок. Был любимый мужчина, с которым я готовилась к свадьбе. Лучшая подруга. Хобби и друзья.

Вначале закрылось агентство, в котором я работала. На переорганизацию, которая продлится неизвестно сколько времени. Меня впрочем, там ждут обратно. У меня там был замечательный шеф, подобрался отличный коллектив. Так что, может быть я и вернусь. Тем более что деньги у меня есть. На то, чтобы переждать это время.

Закрытие агентства я восприняла скорее как первый отпуск.

Все было бы хорошо, но как нечистый слово «доброе» сказал. Я поехала к Руслану. И увидела его с другой, причем уже в постели. Он меня не заметил. Я ушла.

В эту же ночь кто-то пристрелил моего котенка, и трупик положил на порог.

На следующий день, когда Руслан приехал с цветами, мы поссорились. Жутко. Не разговаривали три дня. На четвертый он погиб. И я даже не успела с ним помириться. Извиниться за те слова, которые наговорила ему в запале.

Меня поддерживала подружка. В ту холодную, снежную ночь я умоляла ее не уезжать, на душе было слишком плохо. Но она не послушалась. Торопилась домой. Хотела успеть поздравить дядю, хотя бы ночью. После его дня рождения. Она не доехала. Жуткая авария унесла ее жизнь и жизни еще трех человек. От Женьки даже не осталось то, что можно похоронить.

И вот уже три дня, как я заперлась дома. И плачу. Слезы все не заканчиваются и не приносят облегчения. Сплю урывками. Иначе просыпаюсь с криком. Каждую ночь я тону в черном болоте. И никто не может помочь. А я сама спастись не могу, ведь вокруг меня только это болото. Насколько хватает глаз…

Телефон вновь разразился негодующим воплем.

- Алло, - я подняла трубку, только после того, как мелодия пошла по второму кругу. Любимая, Женькина. К горлу опять подступил комок.

- Оксана.

- Здравствуйте, сенсей.

- Нужна твоя помощь. По специальности.

- Вы же знаете, что я не могу.

- Ты не можешь похоронить себя дома, девочка, - в голосе Наставника было сочувствие. - Ты осталась жива. И должна жить, в том числе и за них. А если ты не приедешь - погибнет молоденькая девочка. Неужели она виновата в том, что у тебя черная полоса в жизни?

- Возьмите другого снайпера.

- Там очень тяжелые условия. Если бы можно было обойтись без тебя, поверь, я так бы и сделал. Прости, Блонди. Но ты нужна здесь. У тебя полтора часа, чтобы привести себя в порядок. Потом придет машина.

Я прикусила губу, стараясь не расплакаться в трубку.

- Хорошо, сенсей.

- Вот и умничка.

Наставник отключился. Я посмотрела на себя в зеркало.

Да… Девушка остается всегда девушкой. Но сейчас я больше напоминала чучело на огороде. Весьма потрепанное чучело, надо заметить.

Мои друзья меня поймут, если такую увидят. Зато если военные заметят такой вид. То вполне возможно, что даже отстранят от дела. А если сенсей сказал, что дело тяжелое, значит, только я могу справиться. Мне придется привести себя в порядок. И поесть. Поскольку трое суток я ничего не ела…


Через полтора часа, к прибывшей машине, спустилась уже Блонди, а не потрепанная девчонка, которой я увидела себя в зеркале.

Усевшись, я обратила внимание на водителя. Странно, почему за мной прислали незнакомого парнишку?

- А вы правда, Блонди? - спросил тот, аккуратно поворачивая на другую улицу.

- Есть другие варианты? - усмехнулась я. На лице была невозмутимость, хотя душа ныла. Но показать этого я не могла. Гордость подняла голову, и заставила меня собраться.

- Нет, - смутился водитель. - Просто вы легенда!

- Я? - искренне изумилась я.

- Вы лучший снайпер нашей конторы. Вы постоянно выезжаете на самые трудные дела. Более того, вы можете то, о чем другие могут только мечтать.

- Например?

Водитель смутился.

- Говорят, вы заканчиваете такие дела, которые не могут вытянуть даже профессионалы.

- Было пару раз. Но это же не повод, - искренне улыбнулась я. Привыкли делать из мухи слона. Впрочем, странно если бы было наоборот.

- А еще говорят, что вы из десяти мишеней всегда выбиваете десятки, в каком положении бы не стреляли!

- Тоже верно.

- И водите вы как Шумахер!

- Наглая ложь, - я усмехнулась, глядя на обиженное лицо водителя. Надо же, такой мальчишка. - Скажу вам по секрету, я вожу куда лучше!

Водитель робко улыбнулся и сосредоточился на дороге. Поскольку на главной улице была пробка, пришлось объезжать ее по переулку.

У клуба я выпрыгнула из машины и двинулась к двум военным джипам. Рядом с одним из них стоял сенсей. Заметив меня, он постучал по часам, на что я виновато развела руками.

- Опаздываешь, - пожурил меня Карим.

- А что я могу поделать? - ответила я. - Ваш водитель слишком молоденький, чтобы вести себя нагло.

- Садись в машину. Тебе все расскажут.

- А вы? - тут же испугалась я.

- Я в другой поеду, - наставник укоряюще покачал головой, но ничего не сказал.

В машине меня ждал мужчина в военной форме, мне потребовалось несколько секунд, чтобы вспомнить, что я его уже видела. Правда, мельком. Это был полковник Иванов. Впрочем, вряд ли он и сейчас полковник. На его форме не было никаких знаков отличия, но я слышала, что после той безукоризненно проведенной компании, многих участников повысили в должностях. Я тоже вроде бы какой-то чин получила. Какой, каюсь, не помню. Блондинка, что с меня взять!

- Оксана, рад снова вас видеть.

- Я тоже, - улыбнулась я. - А ведь мы с вами в прошлый раз даже не познакомились. Полковник и полковник.

- Действительно, - усмехнулся мужчина. - Только я уже не полковник.

- Генерал? - обрадовалась я за него.

- Да, - кивнул мужчина. - Имя мое - Анатолий Поликарпович.

- По-генеральски прям, - заметила я.

Мужчина кивнул.

- Ладно, Блонди. Перейдем к делу. В многоэтажке, в торговом центре засели террористы. В принципе их немного. Горстка. Но они заблокировали двери, вентиляционные шахты. Опустили жалюзи. Что там происходит, мы можем только догадываться. На переговоры выходит террорист, всегда с заложницей. Девушка лет двадцати. В ней опознали продавщицу.

- Она не может быть сообщницей?

- Пока готовили операцию, это проверили. Нет.

Я задумалась.

- Какой у вас план?

- Когда террорист выйдет принимать чемодан с деньгами. Они выразили желание их пересчитать, чтобы мы их, бедных, не обманули. Вот в этот момент тебе надо будет застрелить террориста.

- Мило, - буркнула я. - А девушка? И дальше как?

- Они все в камуфляже. Перехватим девушку, наш человек уже готов к засылке. Пока он зайдет, пока поймут, что это не свой, у него будет пара минут, он вполне сможет всех перестрелять.

Я прикусила губу, задумчиво глядя в окно.

- В принципе, может и сработать. А если пойдет что не так?

- Тогда жертвы среди мирных неизбежны.

- А сколько их там?

- Тоже неизвестно.

- Плохо, - мрачно бросила я.

Мы подъехали на место, прихватив винтовку и махнув сенсею, я побежала на крышу соседнего недостроенного здания. Мне показали, куда выходит террорист, и место для себя, я просчитала быстро.

Улеглась на битый кирпич, поставила винтовку. Усик антенны сдвинула немного вниз, чтобы не мешался, и приникла к прицелу.

Террорист с девушкой вышел через пять минут. Я внимательно вглядывалась в их лица и во мне крепла уверенность, что это грандиозная подстава. К правой руке девушки был прикреплен тоненький проводок. Да и террорист держал ее немного нарочито. Совсем чуть-чуть. Этого не хватило, чтобы увидеть военным. Но хватило мне.

- Это ловушка, - мрачно передала я по сети. - Что еще находится в здании. Слева и справа от магазина, под ним и над?

- Над ним - магазин рыболовных и охотничьих снастей, - ответил мне сенсей, остальные ответить были не в состоянии. Вряд ли мне кто поверил, но вмешаться не успевали категорически. - Слева, он до улицы. Справа - небольшой отдел галантереи.

- Что ПОД ним?

- Ювелирный…

Замолчали все резко. Звукоизоляция была на высоте. Террорист с заложницей были достаточно хорошим гарантом того, что никто не подойдет ближе. Звук строительных работ со стороны недостроенного здания с легкостью перекрыл бы все, чтобы не происходило в здании.

- Отдайте ему то, что он потребовал, - приказала я, перехватывая управление операцией на себя. - Быстро!

- Выполнять, - подтвердил генерал Иванов.

Я побежала вниз, подхватив свою винтовку. На улице стояли две машины. По продуманному и обговоренному плану, людей бы хватило, а вот на то, что задумала я - уже нет.

- С чего ты все это взяла? - поинтересовался сенсей, когда в джипах спешно переодевались в цивильное спецназовцы.

- Интуиция, - усмехнулась я. - Во всем этом с самого начала была какая-то неправильность.

- Зачем отдали ему чемодан? - спросил генерал.

- Там куклы? - с тревогой поинтересовался сенсей.

- Конечно же нет, - оскорбился Иванов.

- Вот и ладно. Так, мне надо три человека. Мы пойдем со стороны соседнего отдела. Если подтвердится все, то еще две группы по три человека идут со стороны лестниц. Одна с парадной, вторая с черной. К магазину не подходить. Вы двое остаетесь здесь, - посмотрела я на генерала и наставника. - Анатолий Поликарпович, вы изображаете активность переговоров. Спрашиваете, что вы можете обменять на заложников. Сенсей, вам вести операцию по минутам.

- Начали, удачи, девочка, - шепнул мне вслед Карим.

Когда я и трое спецназовцев под прикрытием крыши метнулись в здание. Наша задача была пройти так, чтобы никто не заподозрил, что мы - спасательная группа. Интуиция подсказала, что в толпе празднично одетых людей, скоро новый год как никак, будут те, кто в любой момент смогут передать сообщение наверх.

В толпе мы продвигались наверх, в наушниках телефона у меня играла музыка.

- Юр, а ты не в курсе, когда завоз новых вещей в ювелирку? - поинтересовалась я у напарника, с которым шла под ручку.

Еще двое, Костик и Макс двигались параллельным курсом.

- Ты хочешь себе что-то купить? - раздалось сзади. Я резко повернулась и охнула. В небольшом ларьке выбирал цветы Паук.

- Игорь! - обрадовалась я, отходя от Юры и обнимая Паука. - Прими мои соболезнования, - тихо шепнула я ему на ухо. Я потеряла любимого, а он соответственно друга.

- Ты тоже, - так же тихо ответил он. - Что ты здесь делаешь?

- Поможешь? - загорелась я.

Игорь кивнул, ничего не спрашивая. Я улыбнулась ему.

- Созвонимся вечером! - сказала я громко и побежала за напарником. Паук двинулся за нами. По сети прошелестело «В игре друг».


Соседним отделом, рядом с закрытым ювелирным, оказался магазин книг.

- Потрясающе! - восхитилась я, увидев табличку «Завоз новых произведений был вчера, в продаже есть новые авторы». Я отвлекала внимание продавца, и без того замотанного за этот день настолько, что он даже не обратил внимания, что щебечущая читательница вошла в магазин не одна.

Юра ушел к стене, вытащил из кармана тонкую коробочку с проводками и наушниками. Приклеил к стене и вслушался в то, что происходит в соседнем отделе. Повернулся ко мне и показал большой палец.

Моя интуиция оказалась права.

По дороге Игоря ввел в курс дела перехвативший его Костик. Макс двигался один и с другой стороны. Нашей задачей, до подхода остальных групп, было заблокировать воришек внутри ювелирного.

Быстро потеснив продавца внутрь магазина, мы закрыли его. И резко опустили жалюзи.

- Молодой человек, - обратилась я к продавцу, который дрожал, с ужасом глядя на нас. - Спец операция, - Юрка при этих словах сверкнул корочками. - Через пару минут, - успокаивающе продолжила я, - все закончится. Поэтому попрошу соблюдать тишину и спокойствие.

- Сумасшедший дом, - буркнул продавец и удалился. В другой конец зала.

- Что будем делать? - поинтересовался Юра. - Они там уже собирают вещи.

- Сколько их там?

- По голосам трое. Но этого слишком мало для того, чтобы провернуть такую операцию.

- В ювелирке их действительно может быть только трое, - заметила я. - И нам надо туда попасть.

- Да, - Игорь вздохнул. - Слушайте, а как насчет окон с этой стороны?

Я подошла к окну, распахнула его. До соседнего было около метра по тоненькому карнизу. И окно не было закрыто жалюзи. Просто по той причине, что с этой стороны была оживленная улица, и увидеть, что происходит на седьмом этаже, снизу не было возможным. А до ближайшего дома - слишком далеко. Не будет эффекта. Тем более, вряд ли воры дураки. И уж если там орудуют, то тоже в цивильном.

- Я пройду, - быстро сказала я. - Вы уже нет.

- Блонди! - Паук подошел ко мне и покачал головой. - Это слишком опасно.

- Карниз тонкий. У меня самая маленькая нога. Да и с чувством равновесия явно лучше, чем у вас. Так что я пройду. Кто-то должен блокировать дверь. Может быть, они рванутся на выход. Одну группу перенаправьте наверх, - сказала я сенсею. - Вторую к ювелирному. Как только дойдут, готовность на счет раз. Двери выбивайте и врывайтесь. Сигнал - выстрелы.

- Блонди. Что ты задумала? - тут же спросил сенсей.

- Потом, наставник.

- Группы пошли.

Я подождала ровно две минуты, отдала наушник Игорю, потом заткнула за пояс джинсов пистолет и шагнула на карниз. Поджилки тряслись. Но во мне уже горела жажда действий. А еще желание показать этим воришкам, что они - не самые умные.

До соседнего окна я дошла минуты за четыре. Это было страшно. У меня даже не было страховки. Но и оставить все так я не могла.

Игорь мне махнул рукой. Условный знак, что группы заняли позиции. Стекло оказалось обычным, и его я выбила в прыжке.

В ювелирке было три человека. Два парня и девушка. Витрины были разграблены. Последняя сумка скрылась в потолке. Убивать я никого не хотела и не стала. Три выстрела и эти малолетние воришки, старшей девчонке не больше восемнадцати, оказались обезвреженными.

Наверху была группа посерьезней, но с ней справились вооруженные спецназовцы. Заложников не оказалось. Операция завершилась быстро и без потерь с нашей стороны.

- Ну, Блонди, ну, погоди! - Карим погрозил мне, после того, как мы отчитались за проведенную операцию.

- Наставник, я домой, ладно? - улыбнулась я в ответ на его возмущение. Впрочем, Карим всегда болезненно реагировал на мои «выкрутасы».

- А кто отвезет?

- Я, - Игорь подошел ближе.

- О, - обрадовался наставник. - Привет, Игорек.

- Здравствуй, сенсей.

- Под твою ответственность.

- Конечно, - кивнул мужчина. Потом повернулся ко мне. - Идем?

Я согласно улыбнулась и взяла его под руку. Помахала ребятам и пошла вместе с Игорем к его машине. Рана в душе затянулась тоненькой корочкой. Я больше не одна.

Довезя меня домой, Паук уехал. Правда, взяв с меня слово, что на следующий день я приду в парк. К байкерам.

А ближе к вечеру, после того как я до блеска вымыла квартиру, позвонил Наставник. Выяснилось, что у дела гораздо интереснее подоплека, чем казалось сначала. Операция была направлена на то, чтобы подставить генерала Иванова. Кому-то он сильно мешал. На ювелирный группу воришек навели. Те же таинственные наводчики предложили план действий и предоставили оборудование.

- А еще, - тихо сказал Карим. - Этажом ниже тебя мы нашли место, где был снайпер. Он кого-то ждал и не дождался. Или же ушел, все-таки выполнив задание.

- Сплошные непонятки, - я сидела и задумчиво чертила на листе круги. - Наставник, держите меня в курсе дела.

- Хорошо, Блонди. Ты завтра приедешь в клуб?

- Завтра - нет. Послезавтра да.

- Все ждут тебя, девочка.

- Спасибо, - сказала я.

Попрощавшись и пожелав мне спокойной ночи, Карим положил трубку.

Эту ночь я провела на кровати. И мне действительно ничего не приснилось.


На следующее утро я проснулась, чувствуя себя отдохнувшей и какой-то просветленной, если можно, конечно, так выразиться. Всю ночь я, словно благородная девушка восемнадцатого столетия, танцевала на балу. Правда, я так и не увидела того, кто вел в танце. Это был темный силуэт, не имеющий лица, вместо одежды - туман, складывающийся то в одно одеяние, то в другое, реальным было только ощущение тепла и силы, от его рук. Это было странно.

Правда, посмотрев на часы, я поняла, что мне стоит навестить маму. Я уже очень давно у нее не была. Хотя она мне и звонила, просила приехать. Потом - у меня на мобильнике скопилась уже целая куча пропущенных звонков и смс-ок. Народ просил меня не прятаться и выражал готовность помочь.

Разобрав поступившие вызовы по степени кому надо позвонить в первую очередь, а кто может просто обойтись смс, я начала обзвон.

Первым в списке стоял Вадим. И то, что он сказал мне, заставило меня схватить сумочку и помчаться к нему домой.


Мы сидели в любимой Женькиной гостиной. Здесь все осталось так, как будто она еще была. Даже на столе стояли свежие розы. Так срезала их она. Идеально ровно и только те, бутоны которых распустились всего чуть-чуть.

Вадим опустил на столик две чашки чая. Помолчал.

- Я узнал об этом только после того, как в ее комнате нашли письмо. Оказывается, у нее был рак крови. И она молчала! Никому ничего не сказав, прошла анонимное исследование. Она была бледной в последнее время, словно привидение, ты помнишь, - он сцепил пальцы, чтобы скрыть нервную дрожь. - А оказалось, что она была больна. Почему она не сказала? Мы долго задавались этим вопросом, а потом из ее банка пришел управляющий. И принес завещание. Это было страшно. В конверт было вложено и медицинское освидетельствование.

- Неизлечимо. Да? - поняла я.

- Да, - кивнул Вадим. - Она не захотела видеть, как часть нас умирает вместе с ней. И решила все сама. Аварию правда она не подстроила.

- Но такой выбор устроил бы ее больше, - горько прошептала я.

- Может быть. Есть еще одно, почему я попросил тебя приехать. Дело не только в этом завещании. Там был пухлый конверт. На нем твое имя. Я должен его отдать тебе именно сегодня. Такова ее просьба.

Я кивнула, тщетно пытаясь сдержать слезы. Вадим тактично сделал вид, что не заметил и протянул мне конверт. Скомкано попрощавшись, я вернулась домой.

Над конвертом я сидела часа полтора. Не могла заставить себя его открыть. А когда все же открыла, то почувствовала, что сердце просто остановилось. Ее почерком, таким родным и знакомым, была написана записка. Все остальное составляли деловые бумаги. Мне принадлежал теперь гараж, недалеко от дома, машина и оружие. Марка машины мне ничего не сказала. Марка оружия - тоже неизвестна.

А в записке было всего несколько слов.

«Узнаю, что ты от тоски начала себя убивать - вернусь с того света, прибью лично!

Ты ничего не могла сделать. Все было давно предрешено.

Я тебя очень люблю, твоя непутевая Женька».


XI Потери и находки | Заложница судьбы | XIII Сумасшествие