home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Настали скверные времена. В Весле было неспокойно. То тут, то там вспыхивали беспорядки, случались стычки между повстанцами и партизанами Империи; под видом политических акций мародеры творили невесть что.

Босс поговаривал, что хочет заколотить городской дом и съехать в свою загородную усадьбу неподалеку от Сделки. Если так, надо было решать, отваливать мне туда вместе с ним или нет. Я хотел было обговорить это с Вороном, но…

Застал я его снова в ауте.

– И все из-за проклятой бабы, с которой ты даже ни разу не переспал, – проворчал я и пнул ногой жестяную тарелку так, что она полетела через всю комнату. Этот сукин сын опять не прибрал за собой. Неплохо было бы и его пнуть пару раз, как ту тарелку, но у меня пока еще крыша не съехала.

Все же пьяница и доходяга был Вороном, самым отчаянным парнем из всех, кого я встречал. Так что связываться с ним я не стал.

Проснулся он так внезапно, что я подскочил от неожиданности. Чтобы подняться, ему пришлось цепляться за стену. Он был бледен, его трясло, но я сходу понял, что не в похмелье тут дело. Мой старый приятель был насмерть чем-то перепуган.

Если б не та стена, вряд ли Ворон смог бы подняться на ноги. Наверно, сейчас он видел трех Кейсов зараз да еще голубого слона в придачу…

– Собирай свои манатки, Кейс, – все же сумел прохрипеть он.

– Ты что, очумел?

– В Курганье что-то стряслось, – ответил Ворон, пробираясь вдоль стенки к куче своего барахла. – О, Боже!

Он упал на колени, схватившись руками за живот. Его вывернуло наизнанку. Я обтер ему лицо мокрой тряпкой. Он не сопротивлялся.

– Что-то страшное вырвалось наружу. Что-то черное, как сама… – Его вывернуло еще раз.

– А тебе не померещилось, случаем? – спросил я. – Может, винные пары? Белая горячка?

– Нет, так оно и есть. Вино ни при чем. Не спрашивай, откуда я знаю. Но я знаю. Видел так ясно, словно был там. Видел тварь, которую все называют пес Жабодав. – Он говорил медленно, стараясь не запинаться. Но язык заплетался. – С этой бестией было что-то еще. Куда более страшное. Что-то черное, как сама тьма.

Я не знал, что сказать. Ворон в это верил, а я – нет. Он кое-как подтер за собой рвоту и принялся, трясущимися руками, запихивать вещи в мешок.

– Где ты поставил лошадей? – спросил он чуть погодя.

Он был серьезен. Не в состоянии ориентироваться, слепо тычащийся по углам, Ворон готов был мчаться к чертям собачьим. И прямо сейчас.

– Так, конец, приехали. В чем дело? Куда ты собрался?

– Нам нужна помощь.

– Помощь? Нам? Ты забыл, что я на службе? У меня есть обязательства. Да я просто не могу, вот так, прыгнуть в седло и мчаться в погоню за блуждающими болотными огнями. Которые тебе просто примерещились. Потому, что ты выжрал целую бочку поганой самодельной бормотухи.

Он психанул. Я тоже. Мы орали и крыли друг друга как могли. Он был не в той форме, чтобы догнать меня, и потому швырял в меня посуду. А я топтал бурдюк с вином, пока вконец не расквасил его, и картинно любовался кроваво-красными струйками вина, растекшимися по полу.

Тут в нашу дверь вломилась хозяйка дома. Она весила фунтов двести и была зловредна, как ядовитая змея.

– Вы, скоты! – заорала она с порога. – Сколько раз я вам говорила, что не собираюсь больше терпеть вашего…

И тут мы набросились на нее. Она вечно придиралась, врала, плутовала на каждом шагу. И всегда норовила спереть что-нибудь у своих постояльцев. Если была уверена, что ее не застукают за этим делом. Мы спустили ее с лестницы и, отряхнув руки, покатились со смеху, как дворовые безобразники. Докатившись до самого низу, хозяйка опять принялась пронзительно вопить. Похоже, падение только прибавило ей новые силы.

Вдруг мне стало не смешно. Она не свернула себе шею, верно. Но могла. А ведь я даже не был пьян. Что это на меня нашло?

– Как я понял, собираешься выехать прямо сейчас? – спросил я Ворона.

– Да.

Юмор его тоже оставил. И он по-прежнему имел бледный вид.

– А как ты будешь выбираться из города? Посреди ночи?

– Наличные. Волшебное средство на все случаи жизни. – Он перекинул лямку мешка через плечо. – Ну, ты готов?

Сукин сын с самого начала знал, что никуда я не денусь.

– Эй, Лу! – едва заслышав звон монет в кармане Ворона, заорал часовой у ворот в сторону привратницкой. – Оторви свою задницу от лежанки! Новый клиент пожаловал.

Часовой, ухмыляясь, снова повернулся к нам.

– Днем Лу тоже вкалывает, на другой работе, – пояснил он. – Цыплят потрошит. Чертову прорву детей настругал. Любой другой научился бы сдерживаться после первой дюжины. Но только не Лу. – Он опять ухмыльнулся.

– Твоя правда, – не стал спорить я. – А ты неплохо устроился. Мало кому из парней так повезло с работенкой, как тебе.

– Ага. Только по ночам бывает скучновато. Но сегодня неплохая ночка. Прибыльная.

– Что, пропустил кого-то до нас? – спросил Ворон.

– Только одного пердуна, около часа назад, старика. Спешил как на пожар. Монету швырял горстями.

Ворон пропустил этот прозрачный намек мимо ушей. Мы с часовым успели перекинуться еще парой слов, пока Лу возился с ключами, открывая небольшую дверцу в воротах. Когда он ее все-таки открыл, Ворон швырнул горсть серебра.

– Вот это да! Благодарю, ваша светлость! Заглядывайте сюда в любое время дня и ночи. В любое время. Теперь у вас есть настоящие друзья. Здесь, у Южных Ворот.

Ворон промолчал, только слегка покривился и тронул лошадь вперед, на залитую лунным светом дорогу.

– Спасибо, – сказал я привратнику. – Пока, ребята. Еще увидимся.

– В любое время, ваша светлость. В любое время. Всегда к вашим услугам.

Наверно, Ворон действительно заплатил им по-королевски.

А гримаса, мелькнувшая на его лице, была мне хорошо знакома, хотя в последнее время я ее не замечал.

– Опять бедро беспокоит? – спросил я.

– Все в норме. Бывало и похуже, – угрюмо ответил он.

Этот гад почти протрезвел. Но похмелье есть похмелье.

– Что-то оно долго не заживает.

– А ты чего хотел? Я уже не мальчик. И потом, хоть стрелял Костоправ, но то была одна из Ее стрел.

Не то чтобы Ворон затаил на них злобу. Просто до сих пор не мог взять в толк, что тогда произошло.

Может, на самом-то деле, он и не хотел ничего понимать. Ворон всегда сам себя считал не мыслителем, а человеком дела.

Иногда я просто диву давался, как он умудряется жить с такой кашей в голове.


Глава 8 | Серебряный Клин | Глава 10