home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



РОК = РУССКОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ ( Ответы на письма читателей и почитателей рок-полосы газеты “Завтра” )

l

Газета “Завтра” не раз публиковала интервью с Егором Летовым и материалы о нем… Но у Егора есть брат — авангардный музыкант. Пожалуйста, раccкажите подробнее о нем и его творчестве.

Кузьма Моисеев, Ярославль

С удовольствием, Кузьма, выполняем просьбу.

Сергей Летов родился в Семипалатинске Казахской ССР в 1956 г. , жил с 1959 г. в Омске, где и сейчас живут его брат Егор и отец Федор Дмитриевич. Учился в музыкальной школе по классу фортепьяно. В 1972-1974 гг. учился в физико-математической школе-интернате N 165 при Новосибирском государственном университете. С 1979 года живет в Красково (Подмосковье). Окончил Московский институт тонкой химической технологии имени Ломоносова, аспирантуру в Институте авиационных материалов, эстрадно-духовое отделение Тамбовского культпросветучилища.

Свободный импровизацией начал заниматься в 1980 г. (саксофон). Первое публичное выступление с Михаилом Жуковым и ансамблем ударных инструментов Марка Пекарского в 1982 г. (соло на баритон саксофоне).

В 1983-1993 гг. — тесно сотрудничал с Сергеем Курехиным (дуэт, малая поп-механика и большая поп-механика).

В прошлом году Сергей Летов основал проект “НОВАЯ РУССКАЯ АЛЬТЕРНАТИВА” с участием Алексея Борисова (электроника), Юрия Парфенова, фольклорного ансамбля “Народный праздник”, танцовщиков “Класса экспрессивной пластики” (ПоВСТанцев, Вадима Кошкина (анимация/кино). Позднее к проекту примкнули Анна Колейчук (сценография, костюмы, объекты, видео), Олег Липатов (электрогитара), Виталий Быков (витар), Роман Лебедев (электроника).

Недавно, 28 января, в TV-галерее состоялся очередной перфоманс НОВОЙ РУССКОЙ АЛЬТЕРНАТИВЫ. В выступлении приняли участие: “Народный праздник” (виртуально), Вадим Кошкин (компьютерная графика и видео), сам Сергей Летов, исполнивший свое коронное соло на саксофоне + танцевальная группа из трех девушек: Наташа Широкова, Света и Марина.

Перед концертом Сергей сообщил слегка удивленным зрителям, что посвящает данный перфоманс фонду Сороса.

— Члены одного клана заседают в одном фонде и друг другу премии вручают. Галковский отказался от премии “Антибукер”. Отказ от премий становится правилом хорошего тона… А может ли фонд Сороса дать поддержку человеку, который является автором Новой Русской альтернативы?

После вступления началось действо. Три юных весталки — Наташа, Света и Марина — совершали сверхпластичные телодвижения под звуки авангардного техно. В течение всего вечера антифоном проигрывалась запись “Народного праздника”. Графические видеопостроения органично вплетались в пластические конструкции языческого трио. Над всем парил невероятный, божественно-истеричный саксофон мэтра.

Наташа Широкова — хореограф и солистка “Провинциальных танцев” из Екатеринбурга. Только что из Парижа. Со Светой и Мариной Летов работал на вечере эквадорской эротической культуры. Кроме того, Света принимала участие в проекте “Нагое тело”.

После концерта Сергей рассказал немного о смысле своего проекта и поделился планами на ближайшее время.

— Ансамбль “Народный праздник” — самый яркий коллектив нашей страны. Работают также Алексей Борисов и Вадим Кошкин. Идея — в борьбе между русской архаикой календарно-обрядового цикла и современной культурой: кто кого. То есть происходит попытка симбиоза современной культуры (техно, индастриэл) и архаических элементов, которые лежат в архетипических слоях психики. Может ли это сосуществовать? Можно ли основывать современные мультимедийные работы не на попсе, а на русской арахике? На эти вопросы и пытается ответить Новая Русская альтернатива.

l

Правда ли, что постоянный автор рок-полосы в газете “День” композитор Сергей Жариков отошел от музыки и занялся непосредственно политикой?

Михаил Жаров, Санкт-Петербург

В начале нынешнего года в Москве вышла книга “Б. Немцов — А. Климентьев: игра на интерес”.

Данный сборник, выпущенный анонимным издательством, уже стал образчиком русского политического постмодерна и является своеобразным комментарием к нашумевшему делу Климентьева. В ней беспристрастно и отстраненно отражена хроника судебного процесса, переходящего постепенно в процесс политический. Две значимые фигуры российской реал-политики — политик и бандит — это и есть постмодерн. Среди составителей сборника депутат Соломатин, адвокат Беляк и, действительно, композитор Жариков. Жариков, кроме того, является автором предисловия и послесловия. Документ эпохи содержит стенограмму некоторых судебных заседаний по делу Климентьева. Все читается как криминальное художественное произведение. Собственно, это так и есть.

Ничего себе: художественный криминал создается под эгидой геополитического комитета Государственной думы мастерами авангардной композиции. С недавних пор существует такое понятие, как “внутренняя геополитика”. Адепты сего направления заняты глубоким изучением тектонических разломов в сферах органов государственной власти. Судебная хроника превращается в масскульт.

Тираж книги 16 тысяч экземпляров.

Издание снабжено оригинальными фотографиями, а также красивым подарочным переплетом. Можно дарить детям на праздник Пурим.

l

Здравствуй, “Завтра”! Прошу чаще публиковать обзоры новостей русского рока. “Рокерам русского сопротивления” важно знать, что где происходит…

Николай Лисовицкий, Москва

Николай, прислушиваемся к просьбе и сообщаем о двух новинках национального рока. Итак: “КаЛИНОВ МОСТ”, “Высекать мосты”, (Р) “MOROZ VIDEO Studio”, 1997.

На кассете — видеоверсия концерта 28 февраля 1997 года в ДК им. Горбунова первого концерта “Калинова Моста” после двухгодичного перерыва.

Организаторами предоставлена музыкантам полная свобода. Песни “боевого цикла” — “Полоняне”, “Сибирский марш”, “Расскажи мне” и особенно “Честное слово” — превратили концерт в мощнейшую патриотическую акцию.

Кроме концерта на кассете, дается полная дискография группы с комментариями самого Ревякина, сведения из истории “Калинова Моста”. Приведено несколько интервью с поклонниками — чистых и наивных в своей тупости… В самом деле, интересно знать, о чем думают непуганые столичные тусовщики, слушая “Сибирский марш”? И на контрасте с этим почти в конце кассеты — интервью с Ревякиным.

Корр. Что бы вы пожелали своим поклонникам?

Ревякин. Я хочу, чтобы они ужаснулись своему положению, и чтобы этот ужас выплеснулся в гневе. И тогда будет здорово!

Корр. В гнев на кого?

Ревякин. В гнев на западный образ жизни, на Голливуд.

Корр. Вы такие русофилы?

Ревякин. Мы не русофилы. “Русофилы” — это все в прошлом. Мы — “КАЛИНОВ МОСТ!”

Вторая новинка — “КРАСНЫЕ ЗВЕЗДЫ”, “Русский порядок”, (Р) “ЗеКо Рекордс”, 1997.

8 песен записаны нашими братьями из Минска — Владимиром Селивановым со товарищи на студии Революционного творчества “ГУЛАГ”.

Это, конечно, не “Гражданская оборона” (хотя ее сильнейшее влияние чувствуется в каждой песне), но рок — настоящий, жесткий, забойный и “красно-коричневый”.

Песню “Шагает ГУЛАГ” рекомендуется использовать как аргумент в политической дикурсии на ток-шоу.

Сердце горячее вновь закипело

С вами, чекисты, Слово и дело!

Песню “Время” надо слушать красным агитаторам перед всеми выборами — эффект будет налицо.

“Нас девки любили, нас вешали в небо,

Нас ставили к стенке и душу долой,

Нас плавили в печке и в речке топили

В то веселое Красное Время —

На северном небе под красной звездой!”

Оборону держат братья-белорусы!

l

Дорогая редакция! Конечно, попса задолбала народ ремейками и ремиксами. Однако почему бы патриотам для разнообразия не использовать эстрадные наработки?

Сергей Овчинников, Белгород

Представьте такое:

13-14 февраля состоялся Пленум ЦК КПРФ по молодежи.

К этому событию женская техно-хаус-рэп-группа “ПАРТИЯ” выпустила видеоклип песни с одноименным названием. Презентация клипа состоялась в минувшее воскресенье на дискотеке “Партийная Zona” в МДМ. Собравшиеся вместе с герлами из группы скандировали:

“У меня есть старший брат!!!

Верный Партии солдат!!!

Если б жабой не была бы!!!

Тоже в Партию пошла бы!!!”

Шоу прошло по высшему разряду, за исключением маленькой неприятности — с ведущим дискотеки Нодаром Квантришвили случился эпилептический припадок при виде красного флага. Пострадавший госпитализирован. Все на party! Great communist party!

l

Виктор Цой… За ним — Игорь Тальков. Они ушли от нас вместе с Империей, они остались в Империи, и их разлука с нами очень символична. Творчество этих поэтов, как любое истинное творчество, не подчиняется законам “купли-продажи, законам “демократической” России. Они погибли…

Актуальность песен Виктора Цоя сегодня безмерно велика. Именно поэтому вы не услышите его песен не по телевидению, не по радио. Оккупанты зорко следят за тем, чтобы на нынешних 15-17-летних не дунул свежий ветер искусства, искусства молодых и для молодых…

Слышите шелест плащей?

Это мы!

Дальше действовать будем мы!

Русские (без кавычек) газеты, хоть и редко, но пишут об Игоре Талькове. Но почему-то совсем забыли о национальном поэте — Викторе Цое. Или же плохо знают его?.. Но незнание поэтов не освобождает от ответственности.

Алексей ВЕРИН, Московская область

Цоя мы знаем и ценим. Но именно в эти дни мы вспоминаем другого певца…

Десять лет назад ушел из жизни НАШ поэт и музыкант Александр Башлачев — человек, возненавидевший время предателей.

Об этом “СЛУЧАЙ В СИБИРИ” — песня, текст которой тыловые вши “демократии” не захотели публиковать.

Пока пою, пока дышу,

любви меняю кольца,

Я на груди своей ношу

три звонких колокольца.

Они ведут меня вперед

и ведают дорожку.

Сработал их под Новый год

знакомый мастер Прошка.

Пока дышу, пока пою и пачкаю бумагу,

Я слышу звон. На том стою

А там, глядишь — и лягу.

Бог даст — на том и лягу.

К чему клоню? Да так, пустяк.

Вошел и вышел случай.

Я был в Сибири. Был в гостях.

В одной веселой куче.

Какие люди там живут!

Как хорошо мне с ними!

А он… Не помню как зовут.

Я был не с ним. С другими.

А он мне — пей! и жег вином, —

кури! и мы курили.

Потом на языке одном

о разном говорили.

И он сказал: — Держу пари —

похожи наши лица.

Но все же, что ни говори,

я здесь, а ты — в столице.

Он говорил, трещал по шву:

мол, скучно жить в Сибири.

Вот в Ленинград или в Москву…

Он показал бы большинству

И в том и в этом мире.

— А здесь чего? Здесь только пьют.

Мечи для них бисеры.

Здесь даже бабы не дают.

Сплошной духовный неуют.

И все, как кошки, серы.

— Здесь нет седла, один хомут.

Поговорить-то не с кем.

Ты зря приехал. Не поймут.

Не то, что там — на Невском.

— Ну как тут станешь знаменит?

Шептал он сквозь отрыжку.

— Да что там у тебя звенит?

Какая мелочишка?

Пока я все это терпел

и не спускал ни слова,

Он взял гитару и запел.

Пел за Гребенщикова.

Мне было жаль себя, Сибирь,

гитару и Бориса.

Тем более, что на Оби

мороз всегда за тридцать.

Потом окончил и сказал,

что снег считает пылью.

Я встал и песне подвязал

оборванные крылья.

И спел свою, сказав: —

Держись! — играя кулаками,

А он сосал из меня жизнь

глазами-слизняками.

Хвалил он: — Ловко врезал ты

по ихней красной дате.

И начал вкручивать болты

про то, что я — предатель.

Я сел белее, чем снега.

Я сразу онемел, как мел.

Мне было стыдно, что я пел,

за то, что он так понял.

Что смог дорисовать рога,

что смог дорисовать рога

Он на моей иконе.

— Как трудно нам — тебе и мне, —

шептал он, —

жить в такой стране.

И при социализме.

Он истину топил в говне.

За клизмой ставил клизму.

Тяжелым запахом дыша,

Меня кусала злая вша.

Чужая тыловая вша.

Стучало сердце. Звон в ушах.

— Да что там у тебя звенит?

И я сказал: — Душа

звенит. Обычная душа.

— Ну ты даешь! Чем ей звенеть?

Ведь там одна утроба.

С тобой тут сам звенеть начнешь.

И я сказал: — Попробуй!

Ты не стесняйся. Оглянись.

Такое наше дело.

Проснись. Да хорошо встряхнись.

Да так, чтоб зазвенело.

— Зачем живешь? Не сладко жить.

И колбаса плохая.

Да разве можно не любить?

Вот эту бабу не любить,

когда она такая!

Да разве можно не любить?

Да разве можно хаять?

Не говорил ему за строй.

Ведь сам я не в строю.

Да строй — не строй.

Ты только строй.

А не умеешь строить — пой.

А не поешь — тогда не плюй.

Я не герой. Ты — не слепой.

Возьми страну свою.

Я первый раз сказал о том,

мне было нелегко.

Но я ловил открытым ртом

родное молоко.

И я припал к ее груди.

И рвал зубами кольца.

Была дорожка впереди.

Звенели колокольца.

Пока пою, пока дышу,

дышу и душу не душу,

В себе я многое глушу.

Чего не смыть плевка?

Но этого не выношу.

И не стираю. И ношу.

И у любви своей прошу

хоть каплю молока.

Материалы подготовили

Алексей ВОЛИН,Сергей РЮТИН,

Дмитрий КНЯЗЕВ


[gif image]



день литературы | Газета Завтра 221 (60 1998) | cледующая глава