home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Сцена первая

Хижина в Бернских Альпах.

Манфред и охотник.

Охотник

Нет, подожди — тебе еще опасно

Пускаться в путь: ты слишком изнемог,

Ты слаб еще и телом и душою.

Вот отдохнешь — тогда мы и пойдем.

Где ты живешь?

Манфред

Дорога мне известна.

Я в провожатом больше не нуждаюсь.

Охотник

По виду твоему я замечаю,

Что ты из тех, чьи замки так угрюмо

Глядят со скал на хижины в долинах.

Который твой? Я знаю в них лишь входы,

Мне изредка доводится погреться

У очагов их старых темных зал,

За чашей, меж вассалов, но тропинки,

Что с гор ведут к воротам этих замков,

Известны мне с младенчества. Где твой?

Манфред

Не все ль равно?

Охотник

Ну, хорошо, не хмурься,

Прости за спрос. Отведаем вина.

Старинное! Не раз отогревало

Оно меня средь наших ледников

Теперь пускай тебя согреет. — Выпьем!

Манфред

Прочь от меня! — На кубке кровь! — О боже,

Ужели никогда она не сгинет?

Охотник

Какая кровь? Ты бредишь?

Манфред

Наша кровь!

Та, что текла в сердцах отцов и в наших,

Когда мы были юны и любили

Так горячо, как было грех любить,

Та, что встает из праха, обагряя

Мрак, заступивший небо предо мною,

Где нет тебя, а мне не быть — вовеки.

Охотник

Ты странный и несчастный человек;

Но каковы бы ни были страданья,

Каков бы ни был грех твой, есть спасенье:

Терпение, смиренье и молитва.

Манфред

Терпение! — Нет, не для хищных птиц

Придумано терпение: для мулов!

Прибереги его себе подобным,

Я из другой породы.

Охотник

Боже мой!

Да я б не взял бессмертной славы Телля,

Чтоб быть тобой. Но повторяю: в гневе

Спасенья нет; неси свой крест покорно.

Манфред

Я и несу. Ведь я живу — ты видишь.

Охотник

Такая жизнь — болезненные корчи.

Манфред

Я говорю — я прожил много лет,

И долгих лет, но что все это значит

Пред тем, что суждено мне: я столетья,

Я вечность должен жить в неугасимой

И тщетной жажде смерти!

Охотник

Как! Но ты

Совсем не стар: ты средних лет, не больше.

Манфред

Ты думаешь, что наша жизнь зависит

От времени? Скорей — от нас самих.

Жизнь для меня — безмерная пустыня,

Бесплодное и дикое прибрежье,

Где только волны стонут, оставляя

В нагих песках обломки мачт, да трупы,

Да водоросли горькие, да камни!

Охотник

Увы, он сумасшедший! Без призора

Его нельзя оставить.

Манфред

О, поверь,

Я был бы рад безумию; тогда бы

Все что я вижу, было бы лишь бредом.

Охотник

Что ж видишь ты, иль думаешь, что видишь:

Манфред

Тебя, сын гор, и самого себя,

Твой мирный быт и кров гостеприимный,

Твой дух, свободный, набожный и стойкий,

Исполненный достоинства и гордый,

Затем что он и чист и непорочен,

Твой труд, облагороженный отвагой,

Твое здоровье, бодрость и надежды

На старость безмятежную, на отдых

И тихую могилу под крестом,

В венке из роз. — Вот твой удел. А мой

Но что о нем — во мне уж все убито!

Охотник

И ты б со мною долей поменялся?

Манфред

Нет, друг, я не желаю зла тебе,

Я участью ни с кем не поменяюсь:

Я удручен, но все же выношу

То, что другому было б не под силу

Перенести не только наяву,

Но даже в сновиденье.

Охотник

И с такою

Душой, высокой, нежной, быть злодеем.

Кровавой местью тешиться? — Не верю!

Манфред

О нет — нет — нет! Я только тех губил,

Кем был любим, кого любил всем сердцем,

Врагов я поражал, лишь защищаясь,

Но гибельны мои объятья были.

Охотник

Пусть небо ниспошлет тебе покой

И покаянья сладостные слезы!

Я буду поминать тебя в молитвах.

Манфред

Я не нуждаюсь в них; но состраданья

Отвергнуть не могу. — Я ухожу

Пора — прости! Вот золото — ты должен

Его принять. — Не провожай меня

Путь мне знаком, опасность миновала,

Еще раз говорю — не провожай!


Сцена вторая | Том 4. Темные аллеи. Переводы | Сцена вторая