home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 12 «Предсказания Нострадамуса»

Новый год близился, уроки теряли актуальность, зато новогодние сборы и обсуждение бал-маскарада набирали обороты. Репетиции участились и стали более длинными. Однако, никакого напряжения или нежелания туда идти Алекса не ощущала. Она пела с большим удовольствием, отдаваясь музыке полностью, так же как когда-то полету. Мелодии завораживали, заставляли забывать все, кроме нее самой. Казалось, что ничто не существует, пока играет музыка. За две недели они успели помимо дуэтной песни выучить еще три нончармские. Темп отработки был бешеный, но на музыке это никак не сказывалось. Сразу было видно давно занимающихся своим делом магов. У Алексы даже закралось сомнение, а не каждый ли год они в таком спешном порядке учат новые песни. Уж больно профессионально они разбирают все по полочкам и быстро собирают вместе.

Каникулы начались весело и с громким шумом. Дело в том, что третьекурсникам показали заклинание миниферверков (предновогодние уроки по традиции посвящались шуткам и байкам, относящимся к новому году, ничему другому было просто не научить). Однако, один из наиболее одаренных адептов магии применил усилительную формулу, да еще и колдовал в холле, украшенном к новому году. Сработало ли заклинание, никто не видел из-за обилия магического снега, на который распались все висевшие в холле сосульки и стоявшие ледяные статуи. Каким чудом уцелела елка, осталось загадкой. Видимо, сам академик Пересветов позаботился об ее безопасности. Хотя, точнее, о безопасности учеников, елка было настолько объемной, что ее не держали никакие заклинания, а цементировать ее не хотели. Вот и пришлось директору самому потрудиться над ее возведением (вообще украшением школы занимались адепты-шестикурсники).

И вот тридцатого числа, как и в прошлом году, всей школе было дано разрешение отправиться в Град за покупками. Собравшись за завтраком, Алекса, Магма, Мишель и Ян решили отправиться в Град сразу же после еды. Однако, уже в дверях к ним присоединилась Алиса с рыжей подружкой, в которой, к своему удивлению, Алекса с Магмой узнали Вестию Бестию. После заклинания Веретена помочь уже не могло ничто, перекрасить этот рыжий цвет не удалось бы никому и ничем, сколько бы силы и какие бы заклинания и средства они не применяли. Разве что чистейшие артефакты, которые они проходили недели за две до Нового года, наверно, справились бы с задачей, но где же их достать? Да и если бы это было возможно, то их использовали бы совершенно в других целях, но никак не для снятия заклинания Веретена, слишком они редки и мощны.

— Вы не беспокойтесь, мы с вами только до поселка дойдем, а дальше мешать не будем, — заверила всех Алиса.

— Да чем же ты можешь нам помешать? — удивилась Магма.

— Ну, мало ли, — уклончиво ответила Алиса, однако Алекса замели быстрый взгляд в сторону Мишеля. Не будь у нее дара эмапата, она вряд ли бы придала ему значение.

До Града дошли они весело, перебрасываясь заговоренными снежками, которые, не долетая до цели, взрывались в нескольких сантиметрах от нее, посыпая искрящимся снегом, а уж куда попадет, на куртку или за шиворот, заклинание не предусматривало, поэтому игра не угасала, кому-то непременно хотелось отомстить.

— Ну, спасибо большое, увидимся в школе, — сказала Алиса, и они с Вестией исчезли.

— Странная парочка, — усмехнулась Магма.

— Чем?

— Темная и светлая.

— А мы с тобой?

— Ну, ты не светлая!

— Ну, я не темная!

— Делимся как в прошлый раз? — предложил Мишель.

— Зачем? Обещаю, мы не будем ругаться, — сказал Ян.

— Ишь ты, обещает он. А, может, я буду? — фыркнула Магма.

— Верим, — серьезно кивнула Алекса. — Но наши покупки вам будут неинтересны, да и к тому же, кто же покупает подарки при тех, кому их подарит!

— С Магмой же ты идешь!

— С этим мы разберемся, один — не три! — уверенно заявила Магма.

— Как хотите, — Ян особо не упорствовал, он, видно, и сам хотел пробежаться по магазинам без лишних свидетелей.

— Ну и?.. — спросила Алекса, когда они остались вдвоем.

— Значит так, сначала быстренько купим подарки, а потом за платьем. Зачем, думаешь, нам повысили стипендию? — решила Магма.

— К Новому году?

— К новогоднему балу! — Магма возвела палец к небу, как профессор Веста.

— Ясно, побежали!

— Полетели!

Магазины и вправду полетели один за другим. «Для письма» мелькнул заговоренной баночкой чернил в подарок для Яна. К этой баночке у нее на замораживающем заклинании в комнате уже лежит очень большая коробка мармелада, присланная по ее просьбе Кириллом. Дальше в прошлое ушел магазин «ПриколисТы» с нончармским уклоном, видимо, открывшийся только в этом году, взамен закрывшемуся предыдущему. Там Алекса снова отоварилась порцией шуток для знакомых.

Далее Алекса купила удивительную картину для Оливии Онореевны, Кириллу Алекса купила волшебные часы, которые показывают именно то время, какое было надо. Для Мишеля Алекса приготовила очередную нончармскую штучку, к которым тот явно был неравнодушен. Это был новенький диктофончик.

«С современной техникой, в век мобильных телефонов и карманных компьютеров он уже мало полезен, но для человека, который в жизни своей не видел ничего электронного, это хороший подарок. Тем более, что он недавно интересовался, какими способами нончармы записывают звуки, вот ему наглядное пособие. Пусть изучает».

Для Магмы Алекса проявила самые красивые цифровые фотографии, ожившие под ее взглядом, и оформила небольшой альбом. Магичка знала, что Магма неравнодушна ко всякого рода памятным сувенирам, будь то статуэтка или же просто клочок бумаги. А уж качественные, цифровые да еще и живые фотографии — это был предел ее мечтаний.

С подарком Алисе Алекса промучилась долго. Никак не могла подобрать размер кольца. Это был небольшой, довольно дешевый накопитель, но для начинающего мага, еще не умеющего пользоваться накопителями, он был в самый раз. Потом, когда Алиса поймет, как им пользоваться, она сможет обзавестись более мощным накопителем ментальной энергии.

— Так, вроде бы все, — задумалась Магма, когда перед ее носом обнаружился магазин одежды. — Мама, папа, ты, Мишешька, Жулик и даже Янчик, еще пара знакомых и куча незнакомых. Я все купила. Ты?

— Тоже, вроде бы, — кивнула Алекса.

— Так, заговариваем поклажу и за платьями! — скомандовала Магма.

Алекса стала наговаривать на сумки заклинания облегчения веса, запечатывания и охранную магию, но не сильную, просто, чтобы никто не совал свой нос, а то мало ли любопытных! После это недолгой процедуры магички вошли в магазинчик.

— Здравствуйте, ведьмочки, платье к балу? — спросила их томная дама в шали, скрывающей ее почти целиком.

— Не мешало бы! — согласилась Магма.

— Кладите ваши покупки и более не беспокойтесь он них. Я покажу вам самые лучшие наряды!

Девушки прошли в одну из небольших примерочных, сплошь увешанную зеркалами, по дороге обнаружив, что почти все такие же помещения забиты покупателями. Видимо, сегодня торговля пошла резко в гору. Наверно, добрая половина Колдумнеев женского пола решила отовариться в этом магазине. А остальная половина была в магазине у конкурентов. Лишь малая часть ведьмочек и чародеек решилась обойтись тем, что есть или заказать платье в других местах.

— Так, размерчики очень хорошие. Будут какие-нибудь пожелания? — спросила их женщина.

— Что-нибудь темное! — сказала Магма.

— Что-нибудь, в чем можно и на сцену! — усмехнулась Алекса, именно сцена стала решающим аргументом, который склонил Алексу в покупке платья.

— Одну минуту, — сказала продавщица и скрылась за дверью.

И впрямь, через минуту она появилась с двумя платьями наперевес.

— Вот, прошу, примеряйте — сказала она, протягивая Магме платье из бордовой парчи с юбкой-годе, сильно зауженной у колен, а Алексе — бледно-голубое, пышное, с огромным декольте.

Магички приняли платья, быстро переодевшись в примерочной, вышли к зеркалам и расхохотались.

— Какая-то я уж слишком положительная, — поморщилась Магма. — Не мешало бы что-нибудь более в стиле вамп!

— Пышное — определенно не мое, — решила Алекса, осмотрев себя со всех сторон и решив, что в этом она чувствует себя как клуша.

— Сейчас исправим, — сказала продавщица и снова исчезла.

Теперь в руки к Алексе попало довольно интересное платье. Тонкий корсет облегал фигуру, длинная юбка из какой-то переливающейся очень тяжелой ткани, которая при малейшем движении мягко колыхалась. Цвет платья определить было сложно. Он переливался от нежно-салатовогок ярко-изумрудному и до темно-зеленого. Длинные перчатки дополняли образ.

— Беру, — тут же сказала Алекса и полезла в кошелек за деньгами.

К ее удивлению, платье оказалось не таким уж и дорогим, каким могло показаться на вид. А Магма тем временем что-то не выходила из примерочной.

— Магма! — позвала Алекса.

— Что?

— Ты спишь там?

— Я?… Нет, смотри, — вздохнула Магма и вышла к Алексе. — Ты видишь то же, что и я?

На Магме было очень короткое черное платье с пышной нижний юбкой, вырез достигал почти до самого пояса, на груди ткань была скреплена как-то мудреной брошкой, чтобы не открывала ничего лишнего. Тонкие полупрозрачные рукава облегали руки, на спине был большой вырез в форме ромба.

— К этому платью прилагается еще меховой жилет, в комплекте выйдет дешевле, — быстро сказала продавщица.

— Магма, тебе еще сапоги или гетры, и вообще… — сообщила Алекса.

— Если не нравится, можно что-то более закрытое, — встрепенулась продавщица.

— Что вы! Это в яблочко! То, что надо! — взмахнула руками Магма. — Давайте жилет посмотрим, что с ним.

Продавщица обрадовалась, что попала в цель и быстро принесла дополнительную часть туалета. Это была черная приталенная меховая жилетка с коротким мехом внутри и большим широким отложным воротником, длина ее была точно такая же, как и у платья, однако все вырезы она эффектно прикрывала.

— Сапоги мне что-то не хочется надевать. Что ты еще говорила? — поинтересовалась Магма.

— Гетры. Ну, это что-то типа гольф, но одевается только на икры поверх обуви, — попыталась объяснить Алекса.

— У вас такое есть? — спорила Магма у продавщицы.

— Мм… нужно поискать, подождите, пожалуйста, — задумала она и вышла.

Девушкам пришлось ждать минут десять, когда она, наконец, появилась, неся в руках что-то серое.

— Нет, нашлись только гольфы, — скорбно сказала она.

— А, не важно, если подободрать соответствующую обувь, никто ничего не увидит, — решила Алекса. — Примерь.

— Магма надела гольфы и стала внимательно выглядываться в зеркальные дали.

— А ничего, знаешь, мне нравится. Что-то в этом есть, — кивнула каким-то своим мыслям Магма. — Беру все, и платье, и накидку, и гольфы.

— Вам полагается скидка, — тут же засуетилась продавщица.

Через несколько минут все покупки были упакованы, деньги заплачены, и счастливые ведьмочки вышли из магазина.

— Ну вот, всем, чем надо, отоварились, и даже время еще есть. Я, честно говоря, думала, мы дольше с платьями провозимся, — сказал Магма, подставляя лицо редким снежинкам.

— Ага, а обувь?

— Зришь в корень! О ней-то я и забыла. Пошли, — Магма быстро свернула в какой-то переулок, потом прошла каким-то дворами и вышла к небольшой лавочке сапожника.

— Здесь сама дешевая и качественная обувь во всем Граде. Мы тут с тобой точно что-нибудь найдем. Даже нончармский отдел есть! Мама рассказала, — похвасталась Магма.

Магички зашли в небольшой магазинчик.

— Чем могу помочь? — спросил их сухонький старичок-сапожник.

— Нам нужна обувь к новогоднему баллу.

— Цвет платья?

— Черный.

— Зеленый.

— Фасон?

— Короткое, с накидкой и гольфами.

— Длинное, непышное, на корсете.

— Пожелания будут?

— Каблук повыше.

— Ага, — согласилась Алекса.

— Один момент, — сказал старичок и с проворностью исчез в подсобном помещении.

Через минуту он выпрыгнул оттуда, неся с собой приличную стопку коробок. Ловко расставив их и разделив на две группы, он стал их по очереди открывать. Магма с Алекса как завороженные рассматривали удивительные туфельки. Некоторые были совсем как босоножки, другие почти как ботиночки, одни крепились застежкой, вторые, видимо, держались на одном магическом слове, третьи шнуровались, прочие привязывались.

— Вот эти! — неожиданно сказала Магма.

Ее выбор пал на черные ботильоны с серебристою ниткой по бокам. Каблук был сплошной, но очень высокий.

— Чудный выбор, единственная пара! — усмехнулся старичок. — А вы, мадемуазель?

— Не знаю, все такие красивые.

— Давай помогу, — Магма подошла к ее половине коробок, критически их осмотрела.

— Вот эти! — ткнула она пальцем в темно-зеленые туфли на шпильке с экзотическим цветком на носке.

— У вас дар выбирать обувь. Это туфельки сделаны с встроенным заклинанием удобства, вы можете проходить или простоять на них несколько часов к ряду, но не почувствуете никакой усталости.

— То что надо для сцены! — решила Алекса. — Беру!

Через пятнадцать минут девушки сидели в «Летящем пегасе» и потягивали ароматный чай с земляникой. После зимней стужи это было просто райское наслаждение, особенно в сочетании с ореховым печеньем. Однако, сидели они в одиночестве, друзей видно не было.

— Что-то в этот раз они припозднились, — усмехнулась Магма. — Сначала нас попрекали, теперь сами пропали! Ой, никакой магии!

Магма поспешно нейтрализовала несколько искр, вылетевших из ее палочки, лежавшей на столе.

— Хм, теперь и ты колдуешь, как попало, — удивилась Алекса.

— Опять, наверное, какой-нибудь сбой в магии, она то есть, то ее резко нет, — легкомысленно пожала плечами Магма. Она вообще не любила загружать свой мозг проблемами, которые напрямую ее не касались. Есть магия — хорошо, нет — нужно искать. Пока же магия была, и особых проблем не наблюдалось, вот Магма и не беспокоилась. В некоторых ситуациях такой подход к жизни был очень даже выигрышным!

Тут в дверях показались Мишель и Ян с сумками, никак не меньше, чем у Алексы и Магмы.

— Ого! А кто-то нас попрекал, что мы транжирки! — усмехнулась Магма, пытаясь заглянуть в пакет к Яну, но тот его убрал подальше. — Что вы там такое купили?

— Много чего, — хохотнул Мишель, похлопывая по пакету.

— Похоже, сегодня от магазинов Града ничего не останется. Колдумнеевцы все скупят! — заметила Алекса.

— Точно! — кивнул Ян. — Что это вы тут пьете?

Ян бесцеремонно отпил из стакана Магмы.

— А если там яд? — едко поинтересовалась Магма.

— Ты сама себе яда бы в жизни не подсыпала, а вот в мою чашку…

— А если этот яд только на телепатов действует?

— А такой есть? — заинтересовался Ян.

— Сейчас точно изобрету, — прищурила глаза Магма, наблюдая, как Ян делает второй большой глоток из ее чашки.

— Ну, как изобретешь — так дашь попробовать! — усмехнулся Ян, переставляя чашку к себе поближе и протягивая руку к печенью.

— Непременно… — Магма, видимо, хотела что-то еще добавить, но Мишель ее перебил.

— Я еще принесу, — сказал он и вскоре вернулся с двумя чашками чая.

— А мне? — удивился Ян, который уже допил чашку Магмы.

— А у тебя уже есть чашка, — Мишель указал на пустую посуду перед ним.

— Эх, все самому…

— И мне тоже захвати, — попросила Алекса, которая тоже допила чай.

Посидев еще какое-то время в кафе, маги-второкурсники отправились в замок. Тот уже полностью нарядили перед праздником. Кругом лежал магический снег, на стенах висели еловые веточки, над головами красовалась омела, окна были сплошь изукрашены, казалось, что замок стал хрусталем с напылением серебра. Праздничная атмосфера исходила прямо от стен.


Последний день уходящего года начался с последней репетиции. Прогнав всю программу, музыканты и певцы уселись для последнего инструктажа. Главным инструктором был Дима.

— Так, уже сегодня нам предстоит выступать. Мы, в принципе, готовы. Но все же мало выучить ноты и собрать их в песню. Нужно еще вложить в музыку душу! Не будет души — не будет музыки. Это закон! В этом году у нас замечательный репертуар, успех гарантирован, да еще и новый голос! В этом году мы произведем фурор, я в этом уверен, да и Лене было видение. Главное собраться и выложиться на полную!

Все закивали в знак согласия.

— А теперь несколько организационных вопросов. Сегодня торжества будут проходить как-то иначе, но нашего выхода это не меняет. Мы начинаем выступать сразу после боя часов и поздравлений. Первая же песня — это наш дуэт, ну и так далее, как договорились. После окончания программы уже свободный выход. Будут поставлены записи на магических носителях, я вчера сам все проверил. Но все же желательно время от времени возвращаться. А то это будет уже не группа. Ну, все! ПОД ПРИЦЕЛОМ!

— ПОД ПРИЦЕЛОМ! — хором ответили ему остальные участники ансамбля.

— У тебя какого цвета платье? — Вик догнал Алексу уже в дверях.

— Зеленое, а что?

— Ну, нужно же сочетаться. Если я приду в красном, а ты в зеленом — будет же нехорошо! — заметил он.

— Зато как эффектно! — усмехнулась Алекса. — А что такое свободный выход?

— То есть ты идешь праздновать Новый год с кем хочешь! За тебя играет запись. Тебе вообще повезло, можешь даже и не возвращаться к сцене, тебя пока на записях нет, запишем только в конце года! Впрочем, думаю, тебя все равно все будут рады видеть!


После обеда все по традиции высыпали на улицу, порадоваться зиме и проводить последний закат старого года. Однако, ближе к этому самому концу дня началась метель, которая всех загнала в замок, закатом любовались из окон башен через снежную пургу. Впрочем, удовольствия это не испортило. Да и куда лучше смотреть на вьюгу из теплого помещения, сидя в удобном кресле. Часа за три-четыре почти все девушки исчезли из гостиной. Настало время для сборов.

Смыв с себя дневную пыль, ведьмочки стали одеваться. Тщательно отгладив специальным заклинанием платья, внимательно их осмотрев и убедившись, что с ними все в порядке, девушки обрядились в свои новогодние костюмы. Закончив завязывать, застегивать, зашнуровывать и затягивать все части туалета, девушки встали перед зеркалом, даром, что оно было очень большим.

— Лекс, шевелюра у тебя, конечно, что надо, но, по-моему, лучше бы ее убрать. Хотя для эффектной шишки волос будет слишком много.

— Это не проблема, — пожала плечами Алекса.

Девушка повела головой и увидела теперь черный шелк всего лишь немного ниже плеч. Сознательно укоротив пряди у лица, Алекса осмотрела результат.

— То, что надо, теперь можно сделать все, что хочешь! — похвалила Магма, не раз уже наблюдавшая за ее манипуляциями перед зеркалом.

— Челку, думаешь, надо?

— Попробуй, — пожала плечами Магма.

Алекса сосредоточилась и получила аккуратный завиток над бровями.

— Чуть длиннее с боков, чтобы виски прикрывало, — командовала Магма. — О, класс. Теперь со мной что?

— Мне кажется, лучше оставить распущенными, хорошенько завить от лица где-то до середины длины, — порекомендовала Алекса.

— Идея! — согласилась Магма. — За работу!

Только Магма аккуратно уселась на стул прямо перед зеркалом, как ей пришлось встать, так как она забыла заклинание завивки. Снова взгромоздившись на место, Магма сообразила, что палочка осталась на тумбочке. Пришлось еще раз встать. Алекса тем временем стояла перед зеркалом и думала, как лучше убрать волосы, припоминая прически из журналов, когда-либо виденные ею. Определившись, что вплетет в волосы жемчуг, роскошество былой русалочьей жизни, оставшееся на память, Алекса стала расчесывать волосы, заправляя каждую прядь вручную и закрепляя двойной порцией заклинания лака.

— Магма, ну что это за шухер! — вскрикнула Алекса, когда случайно обернулась к подруге.

— Я почему-то знала, что тебе не понравится, — сказала ведьма.

— Магма, это слишком экстравагантно! Слишком. Это не Новый год, а «я у мамы вместо швабры».

— Ладно-ладно, уговорила, — примирительно поднимая руки, сказала Магма.

Через значительный промежуток времени с прическами было покончено. Укладка Магмы ее же стараньями приняла более-менее божеский вид и даже украсилась каким-то красным цветком, единственным ярким пятном на всей ее фигуре.

— Макияж!

— Ага, в твоем варианте — шпаклевка, — усмехнулась Алекса.

— Одолжить?

— Нет, теперь у меня свое, хотя…

— В общем, если надо, бери не спрашивай! — махнула Магма, выкладывая все в повседневности, не используемые тюбики, баночки и футлярчики.

Решив, что в такой знаменательный день нужно быть яркой, Алекса щедро разукрасила свое лицо, впрочем, не переборщив и не став похожей на обезьяну, которой она про себя иногда называла Магму, не знавшей меры в нанесении шпаклевки и покраски.

Когда часы приготовились шипеть и плеваться дымом, девушки снова стояли перед зеркалом при полном параде. Все было одернуло, подправлено, осмотрено и оценено.

— Чуть не забыла самое главное! — завопила Магма. — МАСКИ!

— Что? Зачем?

— Это главный атрибут праздника! — непререкаемо заявила Магма, залезла в тумбочку и вытащила целый ворох пестрых масок. — Выбирай!

Масок был полный ассортимент, всевозможные цвета, формы и размеры.

— Слушай, да здесь масок больше, чем тебе лет. Когда ты умудрилась их надеть? — удивилась Алексы, перебирая художественно-ценные изделия.

— А кто тебе сказал, что больше? Впрочем, балы-маскарады — это не только новый год. Да к тому же я не упускала случая купить красивую маску, если таковая попадется на глаза.

Алекса выбрала себе белую маску, которая закрывала только глаза и надевалась под волосы, так она смогла бы ее не снимать даже на сцене, и держать не было бы нужды. Магма, порывшись, откопала с самого низа себе черную полумаску и закрепила ее магией.

— Все теперь! — решила Магма, и часы тут же изрекли свой победный хрип.

— Вовремя!

Девушки вышли в коридор. А к ним тут же подошел какой-то парень в белом.

— Так, в принципе, все в норме! — сказал он, и Алекса узнала Вика.

— Меня что, так легко узнать? Доволен моим нарядом? — саркастически поинтересовалась Алекса.

— Да, вполне доволен. Ну а кто еще может спуститься из люка? — совершенно серьезно сказал он. — Встретимся на сцене!

Вик удалился.

— Серьезный молодой человек, — отметила Магма.

— Через край, — пожала плечами Алекса. — Да ладно, пошли.

Через некоторое время девушки вступили в холл. Сейчас он кишел народом. Это было странно, потому что Алекса знала, что обычно все сразу проходили в Главную залу. Да и стояли все как-то необычно. Нарядные девушки сбились в кучку, о чем-то перешептывались и громко смеялись, а принарядившиеся юноши стояли в стороне и растерянно осматривали зал. Атмосфера царила какая-то напряженная, все боялись чего-то не успеть и куда-то опоздать. Алекса это чувствовала.

— Так, что это здесь такое? Мы опять опоздали к самом интересному. К какому лагерю примкнем? — поинтересовалась Магма.

— Логичнее — к женскому, но сначала, думаю, стоит выяснить, что же все-таки здесь такое, так что я вон там вижу Яна с Мишелем, пойдем-ка, спросим. Они должны быть в курсе, — рассудила Алекса, осматривая зал.

Девушки прошли вглубь вестибюля.

— Ян, Мишель, что случилось? Почему все так странно себя ведут? — спросила Алекса, подходя ближе к друзьям.

— А? — ребята удивленно уставились на них.

— Что за ступор? Никогда раньше прекрасных дам не видели? — хохотнула Магма.

— Магма? — удивился Ян.

— Нет, Магдалина Черный Кот. Так что приключилось? — в своей манере спросила Магма.

— В зал проходят только парами! Вот все и стоят, — пояснил, наконец, Ян, осматривая девушек.

— Выбирают, что ли? — удивилась Алекса.

— Ну, что-то вроде того… — неуверенно кивнул Ян.

— Девчонки ждут, когда кавалеры соблаговолят кого-то пригласить, а наши дорогие юноши ворон считают. Как всегда! — более конкретно сказала Магма.

— Я счастлива, — усмехнулась Алекса.

— Магма! — вдруг как-то слишком ласково начал Ян. — Не согласишься ли ты пройти со мной на бал? Дальше все обязательства с тебя снимаются.

— Еще как соглашусь, только если эти самые обязательства не снимаются с тебя! — сказала она, оглядываясь на пробирающегося к ней Жульена.

Ян уставился на нее, переваривая фразу.

— Ты имеешь в виду, чтобы я сопровождал тебя весь вечер? — наконец, уточнил он.

— Я многое имею в виду, и тебя в том числе, — кивнула Магма и, самолично взяв Яна под руку, отправилась к входу в зал.

«Ну, теперь, я надеюсь, они не будут ссориться», — подумала Алекса, улыбаясь.

Девушка повернулась к Мишелю, ожидая приглашения на правах хорошей подруги, но заметила, что Мишель, как и в первую секунду, когда ее увидел, просто смотрит на нее.

— Ку-ку, — осторожно сказала она.

— Алекса? — пораженно поинтересовался он.

— Нет, — покачала головой Алекса и увидела, что на лице Мишеля промелькнула тень, поспешила добавить. — Александра Сильмэ.

— Все же Алекса, — успокоился Мишель.

— А могло быть иначе?

— Ну, не знаю, а я… мы…

— Алекса! — послышался чей-то голос сзади.

Девушка обернулась и увидела идущего к ней Артура Изомерова. Как всегда аккуратен, опрятен. Серый костюм с черным плащом, наброшенным на одно плечо, хорошо сочетался с темными волосами и черной маской.

— Добрый вечер, — сказала Алекса, улыбаясь.

— Действительно добрый. Я бы хотел попросить быть твоим сопровождающим на сегодняшнем балу, — сказал он.

— Почему нет, — пожала плечами Алекса, ей, в общем-то, было все равно с кем идти. — С обязательствами никаких особых пунктиков не будет?

— Что? — не понял Арт.

— Значит, не будет, — усмехнулась Алекса.

— Привет, Алекса, классное платье! — к ним подошла худенькая девушка в сиреневом наряде, в которой, даже несмотря на маску, Алекса узнала Алису.

— Спасибо. У тебя тоже очень красивое. С кем идешь?

— Пока не знаю. Вестия с Дэви уже в зале, — вздохнула Алиса.

— Мишель, ты кого-нибудь собирался пригласить? — спросила Алекса.

— Я хотел… да нет, никого, — как-то очень уже твердо ответил Мишель.

— Может быть, хотя бы просто проведешь в зал Алису, а там посмотрите, — предложила Алекса.

— Да, нет, что ты, это неудобно, — покачала головой Алиса, слегка краснея.

— Почему же? Алиса, не будешь ли ты против моей компании на балу? — спросил он.

— Ну… конечно нет! — решительно согласилась Алиса.

— Вот и замечательно, — сказала Алекса, принимая предложенную Артом руку.

Мишель, видимо, ожидал другой реакции, но чего нет, того нет. Так как приглашение было уже не отменить, он взял под руку Алису, и все вчетвером они прошли в зал. Там уже была вторая половина Колдумнеев, которая определилась с парами гораздо быстрее первой половины, которая стояла еще в вестибюле.

Зал был освещен лучше, чем днем, всюду сверкали снежинки, которые не падали, а как маленькие фонарики висели в воздухе. Вместо больших столов по периметру зала были разбросаны разномастные столики на разное количество персон, были столы для парочек, а были и большие столы для шумных компаний. В центре, как и положено, была сцена с музыкальными инструментами и парой магических микрофонов.

Увидев за дальним столом среднего размера Яна с Магмой, Алекса изъявила желание к ним присоединиться, тем более, было видно, что их ждут. Пробравшись кое-как почти в противоположный угол зала (ну и нашли же они столик), четверка магов принялась рассаживаться. Арт галантно помог Алексе сесть (учитывая длину платья, это было явно не лишним) и сел рядом, Мишель с Алисой сели напротив, насколько мог позволить круглый стол, за которым уже сидели двое.

— О! Рад, что вы, наконец, определи…лись. О! Интересная расфасовочка, — удивился Ян.

— А чего интересного, все тривиальнее банального! Вот если бы они поменялись, скажем, крест-накрест… — предложила Магма.

Алекса попробовала себе это представить и поняла, что Магма решила посадить ее с Алисой.

— Только если вместо Яна будет сидеть Жулька, — предложила она альтернативу Магме.

— Магия упаси! Сидите так, дети мои, — ужаснулась та.

— Кто-кто? — заинтересовался Арт.

— Неважно, — отмахнулась Магма, но все же оглянулась, к ее счастью Жульена видно не было.

Зал постепенно заполнялся. Видимо, оставшиеся по ту сторону дверей прониклись важностью момента и решили все же выбрать себе пару на вечер. Сложность заключалась в том, что мальчиков и девочек было разное количество, и всем пары никак найтись не могло, но каким-то образом эта проблема уладилась, и все места были заняты.

— Добрый вечер, дорогие адепты магии! — начал директор свою речь. — Мы в очередной раз собрались здесь, чтобы отметить Новый год. Я рад, что мы сейчас все вместе. Но, однако, сегодня наш праздник будет чудесным вдвойне. К нам сегодня, по доброй традиции придет великий пророк Нострадамус. В связи этим к нам прибыла делегация из высшего Совета управления магами. Прошу поприветствовать Дарью Митинову, главного мага СУМа… — С места за преподавательским столом привстала высокая худощавая женщина с огромным количеством родинок. — …Джекеба Вирнаут, верховного чародея по вопросам просветления будущего, — продолжил представлять директор, зал отвечал аплодисментами. — Сьюисин Лунь, главного профессора по вопросам обитателей Изнанки мира, Бамбича Шакарийского, министра Образования, и Авиниана Ардзаникидзе, лауреата первой степени словесной магии.

Итак, сегодня ровно с десяти до двенадцати, то есть, до Нового года, у нас в гостях будет Нострадамус и изречет три предсказания. Одно из них будет обращено к прошлому, другое — к настоящему, третье — к будущему. Все они будут связаны друг с другом и с судьбой магов. До этого момента осталось всего пара минут.

В зале повисла тишина. Все непрерывно посматривали по сторонам и друг на друга. Как должен появиться дух Нострадамуса, никто не знал. Все напряженно ждали. Вдруг Мишель сорвался с места и стал ходить между столами.

— Здравствуйте, мои дорогие! Рад вас всех снова видеть. О, как сильно изменился состав! Ах, да, прошло же 13 лет, совсем забыл! В потустороннем мире время бежит совсем иначе! Зато праздник, как всегда, удачен, красота неописуемая! Чувствуется твоя рука, Владимир! При тебе Колдумнеи прямо расцвели! — скороговоркой заговорил он.

— Михаил, рад тебя снова видеть, — сказал академик Пересветов.

Алекса наконец поняла, что Мишель обращался именно к директору. Но вот обращение директора показалось ей еще более странным.

«Что, Пересветов так давно Мишеля не видел?» — подумала она, но Пересветов тут же пояснил.

— Дорогие мои ученики, спешу представить вам Мишеля Нострадамуса, — сказал директор.

Все стали удивленно переглядываться и с непониманием посматривать то на академика, то на Мишеля.

— Ты опять забыл сказать, как именно я приду? — укоризненно спросил Мишель директора.

— Ах, да, точно! Состарился совсем, — усмехнулся Пересветов. — Каждые тринадцать лет ровно на два часа Нострадамус вселяется в чье-либо тело. Кто это будет, неизвестно до последнего момента.

— Тот же, кого я выберу, освобождается от экзаменов в этом году. Скажите об этом юноше, чье тело я позаимствовал, а то один старый директор может и об этом позабыть! — сказал Нострадамус, с ухмылкой глядя на Владимира Пересветова.

— Не забуду, — заулыбался директор. — Прошу к столу!

— Прости, мой друг, но нет. Не могу же я оставить эту прекрасную даму без кавалера? — Нострадамус указал на Алису. — Я просто обязан быть с ней рядом, так как позаимствовала тело ее сопровождающего, если, конечно, мадемуазель не против.

— Нет, что вы, — пролепетала Алиса, удивленно глядя на Молви, который теперь был Нострадамусом.

— Ну, тогда дело решенное, — сказал Мишель.

— Ого, мы будем сидеть за одним столом с самим Мишелем Нострадамусом! — осторожно перегнувшись через стол, шепнул Ян.

— Это, совершенно определенно, особенный Новый год, — согласно кивая, казала Магма.

— Добрый вечер, дорогие мои, — сказал Мишель, подсаживаясь к столу. — Мадемуазель! — он галантно поцеловал руку Алисы. — Могу ли я знать ваше имя?

— Алиса Артезианская, — с тщательно скрываемым ужасом ответила пораженная подружка Алексы.

— Счастлив знакомству, а ваши имена? — обратился Нострадамус к остальным.

— Марьян Орэйн, — тут же сказал Ян.

— Магдалина Черный Кот.

— Артур Изомеров.

— Александра Сильмэ, — особо не задумываясь, представилась Алекса.

— О, счастлив встретиться с вами, так сказать, воплоти, мадемуазель. Зеленен, мой хороший друг. Да, немало замечательных пророчеств им написано.

— И я очень рада с вами познакомиться. Не думала, что обо мне знают даже в потустороннем мире. Жутковато, — удивилась Алекса, наконец, припоминая эту фамилию.

— Мир тесен, а особенно его изнанка! — усмехнулся он. — Но не переживай, девочка. Все будет хорошо, это я тебе как Мишель Нострадамус говорю!

Алекса улыбнулась.

— Кажется, настало время для первого пророчества, — сказал он, поглядывая на потолок, и поднялся.

Зал тут же притих, видимо, каждый исподтишка следил за Мишелем Нострадамусом. Он вышел в центр зала, некоторое время помолчал, глядя в потолок.

— В тишине и зелени все вокруг утопает,

И счастье бьет отовсюду ключом.

Но никто еще пока даже и не подозревает,

Об элементе магии, отрубленном мечом, — изрек он и застыл на месте.

Послышались аплодисменты, нарастающие с каждой секундой. Один из делегатов высшего СУМа заскрипел пером, записывая пророчество.

Мишель поклонился, зал зашумел, обсуждая сказанное.

— Странно как-то он прорицает, как-то не так, — сказала Алекса.

— За столько времени многое изменилось, стиль предсказаний тоже, — пожал плечам и Арт.

— Интереснее, к чему все это относится? — поинтересовался Ян.

— Да кто знает, — пожала плечами Магма.

— Ну, первые две строчки говорят либо о поздней весне, либо о лете. Это однозначно, — сказал Арт, видимо прокручивая предсказание в голове, и пытаясь понять его смысл. — Только вот о каком? Об этом или о предыдущем или вообще за десять лет до сегодняшнего дня?

— Это мы вряд ли узнаем, — пожала плечами Алекса.

— А, может, спросить у самого Нострадамуса? — предложил Ян.

— Что спросить? — оказалось, что Мишель уже вернулся и снова подсел за стол. — Алиса, прошу прощения, вынужден был отлучиться.

Алиса пробормотала что-то невнятно на счет этого.

— Ну, мы о пророчестве, — замялся Ян.

— И что? — заинтересовался Мишель.

— Мы думаем, что речь идет о лете, только о каком? — неуверенно продолжил Ян.

— Совершенно верно! А дело было в прошлом! Но местоположение этого лета значения не имеет. Главное, что это уже произошло! — сказал Мишель.

— Что?

— Разгадать пророчество должны люди, а не духи, а полностью его сможет понять лишь тот, кого коснутся все три его части. Это будет скоро, — сказал Мишель.

— Что ж, друзья мои! Все поздравления оставим на полночь и приступим к нашему Новогоднему пиру! — донеслись слова академика.

Тарелки тут же наполнились едой, графины — жидкостью, а воздух — шумом столовых приборов.

— О, как же давно не наслаждался простой мирской пищей! — Мишель глубоко втянул носом аппетитный запах, исходящий от блюд.

Все принялись за еду. Некоторое время бы слышен только тихий перезвон тарелок, вилок, ложек и ножей. Изредка к ним добавлялось позвякивание стаканов. Пир в Колдумнеях всегда был отменный, так что не попробовать кушанья было просто преступлением.

— Как же льется теперь жизнь? А то за тринадцать лет я порядком подзабыл все, да и все течет, все меняется, — спросил Мишель.

— А вы разве не знаете? Вы же пророк! — удивился Ян.

— Я вижу лишь ключевые моменты, но не всю жизнь, а интересны мне просто бытовые подробности. Кто играл матч по нардаэ, какой курс омел, какие новости вообще в мире и в школе, как живется ученикам? — ответил ему Мишель.

— А… — протянул Ян.

— Кто-нибудь расскажет?

— Да ничего особенного, — пожал плечами Арт. — Играли мы с азиатами из Сывга-шны. Выиграли мы. Новостей в мире, конечно, много каждый день, но… Около полугода назад сбылось предсказание Зеленена. С лета у нас дефицит магии, живем частью на привозной магии. Так что до школы мы добирались сами! Весело было! А вот теперь Новый год и ваше присутствие! Да, курс омел за тринадцать лет не изменился.

— Емко и точно, — похвалил Нострадамус. — Ты, наверное, силен в технических аспектах, если быть точнее, то в счете, — предположил пророк.

— Да, точно так, — кивнул Арт, особо не удивляясь всезнанию прорицателя.

— Ноты, мой друг, все же ошибся однажды в расчетах.

— Откуда вы знаете? — удивился Арт.

— Мой дар не видит различий между будущим и прошлым. Тебе еще только предстоит раскрыть свой дар в полную силу.

— А вы, моя дорогая, какой силой обладаете? — спросил он у Алисы.

— Я могу оживлять предметы, но пока еще не могу этим управлять. Я только на первом курсе, — Алиса уже попривыкла обществу Нострадамуса и теперь разговаривала как обычно.

— Интересный дар и довольно редкий. Ты сможешь многим очень сильно помочь. Особенно тому, кому более всего пожелаешь! — сказал он. — А вы, молодой человек?

— Я… я телепат.

— Да, намучаетесь вы со своим даром! Долго еще придется окружающим опасаться ваших внезапным телепатических приступов.

— То есть, я так и не научусь пользоваться своим даром? — огорчился Ян.

— Я не сказал никогда, но мучиться будешь долго, однако, оно того стоит, поверь. Абсолютная телепатия — это, несомненно, лучшее, что можно пожелать!

— Абсолютная! — присвистнул Ян, но тут же спохватился.

— А у вас, мадемуазель, какой дар? — обратился он к Магме.

— Я оборотень.

— О, вижу-вижу. Вы уже почти контролируете свой дар, и он уже спасал вам и вашим друзьям жизнь, однако, то ли еще будет!

Магма, Ян и Алекса переглянулись, вспоминая побег от Йети.

— А вы, Александра?

— Я эмпат, способный перемещаться в пространстве.

— И это не предел. Вы еще сделаете много открытий, поверьте мне. Магия ваша очень велика, но опасайтесь ее. Найдется лишь один единственный, который будет достаточно силен.

— Для чего? — удивилась Алекса.

— Чтобы удержать вас! — просто ответил Нострадамус.

— Хм… — только и смогла сказать Алекса.

За разговорами не заметили, что пришло время для второго предсказания.

— Вынужден вас покинуть еще на пару минут, — сказал Нострадамус и снова вышел в центр зала к сцене, зал тут затих.

— Жаркие дни и свет каждый раз губят его,

И каждую ночь к жизни возвращается он.

Красота для него лишь слово. Но всего,

Что добился, лишь Она обратит в пустой сон, — медленно с большими паузами изрек пророк.

Тут же пророчество законспектировали, зал разразился аплодисментами и шумным обсуждением полученных сведений. Нострадамус поклонился и поспешил за свой стол.

— Есть соображения? — спросил он, ожидая вопросов.

— Сейчас нет жарких дней, а пророчество о настоящем? — заметил Ян.

— О настоящем, но не об этом месте, — ответил на его вопрос Арт.

— Верно, молодой человек, — кивнул Мишель.

— Да, вот только что может расцветать ночью и гибнуть на свету. Вампиры? — продолжил Арт.

— Все имеет место в каком-то роде, — согласился пророк.

— Но вот как может что-то загубить красота? — изрек Ян.

— Действительно, — согласился Арт.

— Красота спасет мир, — вспомнила как-то услышанное от Алексы выражение Магма.

— Выходит, это должна быть война, если красота ее разрушит, — заметил Арт.

— Недурственно, недурственно, — похвалил Арта Мишель. — Особенно для того, кого пророчество коснется лишь косвенно.

— Все-таки коснется? — напрягся Арт.

— Оно коснется всех в какой-то мере, — снова спутал все карты Мишель.

— Мишель, а меня в какой мере? — сказал Алекса, но тут же спохватилась. — Ой, простите, просто того парня, в которого вы вселились, тоже так зовут, — покаялась девушка.

— Что вы, мадемуазель, так даже лучше! Его тоже так зовут? — Нострадамус ткнул себя в грудь.

— Да, его зовут Мишель Молви, — кивнула Алекса.

— Как я подгадал-то! — удивился Нострадамус. — Даже сам не ожидал от себя такого! Кстати, вас оно коснется тоже, и вы о нем еще вспомните.

Вскоре пир медленно сошел на нет, так как все потихоньку насытились и перепробовали все, что хотели. Начался новогодний концерт, подготовленный специально в честь Нострадамуса высшим СУМом. Тут были и экзотические танцы, и чудесные фокусы, многие из которых повторить казалось невозможным, демонстрировались какие-то особенно зрелищные заклинания, читали магические поэмы и многое другое. Полночь приближалась.

— Что ж, пришло время последнего пророчества, после которого я исчезну — с некоторой грустью сказал Нострадамус. — Жаль, что снова не услышу «Под прицелом»! На протяжении всех моих последних приходов я только о ней и слышу, но концерт свой она начинает только за полночь. Да кому я это все рассказываю! Мне бы так хотелось увидеть хоть кого-нибудь из этой группы.

— Так вы же увидели, — не понял Ян.

— Когда?

— Давно уже, да и сейчас видите. Алекса — солистка!

— Мадемуазель, вы солируете в группе?

— Да, — ответила Алекса, желание зашить Яну рот было очень велико, и Алекса опасалась, что магия сработает самопроизвольно.

— Вдвойне жаль, что я так и не услышу вашего выступления, — покачал головой Нострадамус. — Но я счастлив, что какое-то время побыл рядом с солисткой! Это будет утешением в потустороннем мире. Спасибо вам за замечательный вечер, эти два часа хорошенько запечатлены в памяти старого пророка! Теперь я вынужден с вами попрощаться, мое время подходит к концу, а мне еще нужно произнести последнее пророчество. Так что ждите возвращения вашего Мишеля! Прощайте, дорогие друзья!

— До свидания, — закивали все. — Очень рады были с вами пообщаться! Приходите почаще в наш мир!

— Рад бы, но не могу. Буду счастлив встретиться с вами через тринадцать лет! Прощайте!

Пророк церемонно раскланялся и вышел в центр зала.

Все маги поднялись со своих мест, взяли по бокалу бремора и окружили пророка.

— Спасибо всем за замечательный вечер! Приближается Новый год! Хочу пожелать вам всем поменьше знать о будущем и больше думать о настоящем, ведь мир так прекрасен! И дарю вам мое последнее пророчество!

Счастлив тот, кто любовь найдет,

Но не каждому она счастье принесет.

Нужно суметь сделать верный шаг,

Чтобы повернуть изменения вспять.

И тогда судьбу мира изменит не маг.

Только Он сумеет Ее обуздать.

Но до того придется сразиться,

А порой и на смерть биться.

Но главное, все же, именно верный шаг…

В зале повисло безмолвие и в этой гулкой тишине стали бить часы, отсчитывая последние мгновения Нового года.

— С Новым счастьем! — сказал пророк и махнул рукой.


Глава 11 «Под прицелом» | Летающая серф-доска | Глава 13 «Полночь»