home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Первая алюминиевая война

Если посмотреть на российскую прессу конца 1990-х годов, то мы заметим часто встречающееся словосочетание «первая алюминиевая война». Обычно речь заходит о двух сюжетных блоках – убийствах в Красноярске и убийствах в Москве. Борьба за КрАЗ перешла из кабинетов на улицы и запахла порохом.

Но для нас важнее не то, сколько людей со снайперскими винтовками бегало тогда по чердакам и подвалам и кто кого завалил, а то, что означали все эти события для империи TWG, империи Михаила Черного.

В своих притязаниях на роль «регулировщика финансовыми потоками» предприятий отрасли TWG была далеко не одинока. Ясно, например, что как минимум директорат предприятий был бы не прочь торговать металлом, обманывая своего трейдера, и получать выручку в валюте. И его стремление к самостоятельности вполне понятно – слишком большие деньги проходили мимо.

Поначалу казалось, что 1993 год не внесет никаких фатальных изменений в судьбы этих людей. Внучка директора КрАЗа Ивана Турушева учится в Англии. Учеба оплачена ТСС (74 тысячи фунтов). На средства из тех же источников ей была куплена квартира в Москве (90 тысяч долларов). Мало кто помнит, но тогда за эти деньги можно было, например, купить шикарную четырехкомнатную квартиру в «сталинке» в районе метро «Университет» и сделать там отличный ремонт...

Но летом 1993 года цены на алюминий на Лондонской бирже металлов идут вниз. Черные устанавливают фиксированную цену за тонну по толлинговому контракту за ранее поставленный с КрАЗа металл – 490 долларов. Завод «попадает» на 14 миллионов долларов. Эти деньги и должны поделить между собой Черные, Анисимов и Турушев. Коммерческий директор КрАЗа Юрий Колпаков сначала отказывается, но в итоге подписывает дополнение к договору, закрепляющее новые условия.

И вот тут начинается очень странная история. 12 октября 1993 года Турушев прилетает в Лондон, где подписывает документ, что ТСС в течение десяти лет будет поставлять ВЕСЬ глинозем на КрАЗ. 17 октября он – в Красноярске. 20 октября его избивают в подъезде, бьют монтировкой по голове, но он остается жив.

И снова вопрос: кому это выгодно? Согласно версии, озвученной когда-то самим Турушевым, это дело рук братьев Черных, которые не хотели перечислять ему 2,5 миллиона долларов. Он издает приказ о приостановлении контракта КрАЗа с фирмой Trans-Cis Commodities, а также об увольнении коммерческого директора Колпакова, чтобы списать на него причиненный ущерб КрАЗу.

Вскоре после выздоровления Иван Турушев покидает пост генерального директора. И опять-таки здесь две версии: по одной – его «ушел» Совет директоров, по другой – Турушев все понял и сам ушел на пенсию.

Пронюхавшие о ситуации конкуренты (сотрудники западных компаний, например американской AIOC) поспешили развернуть обстоятельства в свою сторону. Они обратились с письмом в Генпрокуратуру России, где описали сложившуюся ситуацию. По их словам, только вмешательство Олега Сосковца и звонки Льва Черного успокоили Турушева. Он вернул контракт, но 14 миллионов долга повесил на Колпакова...

Есть третья версия, в которой активную роль играет уже Анатолий Быков. Согласно этой версии, Турушев всячески противился росту влияния TWG в крае. Он обращается за помощью к бывшему второму секретарю крайкома КПСС Виктору Цимику, ставшему видным предпринимателем (глава «Красноярского торгового дома»). В милицейских кругах Красноярска ходили слухи, что Цимик заказал Быкова. Однако 4 августа 1994 года Цимик сам был застрелен на пороге собственного дома. Убийца и заказчик преступления, естественно, не были найдены.

Но если эта версия (мол, Быков по чьему-то заказу расправился и с Турушевым, и с Цимиком) верна, то к событиям осени 1993 года она отношения пока не имеет. Это уже сама алюминиевая война в Красноярске. Вернее, ее начало.

А есть еще и четвертая версия – от TWG. Согласно ей, директорат КрАЗа приворовывал солидарно. По указанию Турушева Колпаков отправлял на сторону алюминий, минуя компании TWG. Так что сами там у себя разбирайтесь, кто виноват... Слабенькая версия...

Необходимо отметить во всех версиях одну общую черту: все они говорят о наличии антиТWGэшной направленности в действиях всех фигурантов «дела Турушева». Даже тех, кто очень тесно связан с компанией братьев Черных. Не странно ли это?

Контингент красноярских кладбищ пополнялся не только за счет «убиенных от топ-менеджмента». Ситуация вокруг КрАЗа была такова, что завод кормил и всякого рода уголовную публику. Как в это же время на Саяногорском алюминиевом заводе, вокруг которого вообще забора не было (!), и алюминий вывозил, кто хотел, куда и как мог.

Криминальные группировки являлись серьезным препятствием на пути TWG и ТСС, и их необходимо было любой ценой устранить.

Вывод уголовников из числа участников охоты за алюминием был сделан TWG по всем правилам – чужими руками. Причем ее союзником в этом деле стала не милиция, а авторитетный бизнесмен, ныне известный красноярский политик Анатолий Быков.

Этот исторический эпизод стал настолько хрестоматийным во всех описаниях алюминиевых войн, что не привести его просто невозможно.

Говорят, что Михаил Черный познакомился с Анатолием Быковым совершенно случайно. Якобы дело происходило в ресторане, где ужинали Черный с Юрием Колпаковым, тогда еще замом гендиректора КрАЗа.

Колпаков указал на одного из посетителей, молодого, типично боксерской внешности человека. Его звали Анатолий Быков. Зам. генерального сообщил Черному, что у Быкова хорошие отношения с Геннадием Дружининым, бывшим участковым в красноярском районе Зеленая Роща. В 1982 году тот был комиссован из органов, получив вторую группу инвалидности. Вместе с Быковым работал в кооперативе по изготовлению фляг для масла и розливу его в пластиковую тару (на территории КрАЗа).

Дело было еще в 1991 году. TWG в Красноярске мешали всякого рода наезды со стороны «синих» – уголовников, стремившихся «крышевать» всё и вся. Анатолий Быков, спортсмен и, как он сам считал, бизнесмен «новой формации», не выносивший уголовную братию на дух, боролся с ней очень резко. Авторитетов не уважал и денег им в общак не платил.

Говорили также, что именно он не допустил в город заезжих чеченских криминальных авторитетов. По одной версии, чеченцев его ребята загнали в Енисей, где и оставили. По другой – их расстреляли прямо в аэропорту Емельяново, куда «криминальные генералы» прилетели на чартерном рейсе.

Быков достаточно быстро разобрался с авторитетами. Считалось, что за ним стоит «сила» и в Москве, и в Средней Азии, куда якобы он съездил с подачи Черного. Поговаривали даже, что там Толю Быка «благословил» на подвиги сам Салим. И подвиги начались...

Бывший замначальника краевого УБОПа Валентин Школьный рассказывал: «Помог случай. Как-то одному из наших авторитетов Чистякову (Чистяк) стало известно, что Быков о нем плохо отозвался. Чистяк позвал его на „стрелку“. Как Быкова на ней не разорвали, остается загадкой – с ним разговаривали очень жестко. Но факт: он уехал со встречи живой и невредимый. И вот немного позже Быков со своей бригадой заехал в казино „Яр“. Там он встретил Чистяка. И тот брякнул: „Зачем ты сюда со своим стадом явился?“ Такое прощать нельзя. Ребята Быкова тогда избили Чистяка до полусмерти. Могли, наверное, и убить, но тот взмолился: „Извините! Не убивайте!“

Этот эпизод, происшедший еще в 1992 году, стал определяющим для Быкова. Он впервые показал свою силу. Более того, Чистяк, когда пришел в себя, поехал в Москву искать поддержку к своим авторитетным друзьям, скажем так, весьма известным людям. Жаловался на Быкова. Но в Москве Чистяку сказали: все нормально, Толя свой человек. После этого Быков понял – его все поддерживают. Тем более что на него уже сделали ставку и в самом Красноярске: тогдашний начальник ГУВД Борис Петрунин (отдавший в жены за Быкова свою дочь), начальник местного ФСБ. Они, силовики, кстати, думали, что Быковым будет легко управлять. Но позже он вышел из-под контроля. В Красноярске начался отстрел авторитетов. Чистяка убрали в первую очередь».

Это случилось 10 августа 1993 года. 22 сентября убили Синего, еще одного авторитета.

Ляпа (он же Ляпнигов) предположил, что это дело рук Быкова, и заказал его. Однако Быкова предупредили о нанятом киллере, и Толя... перекупил его.

Ляпнигов был расстрелян вместе с женой и телохранителем в центре Красноярска 23 ноября того же года.

12 мая 1994 года при входе в подъезд родной девятиэтажки был убит другой авторитет – Толмач. Через какое-то время выстрелом из окна дома напротив была убита его жена, которой достался бизнес покойного.

Позже за короткое время в Красноярске были убиты Петруха, Борода, Дипломат, Богдашкин, Самалаидзе, Косяк и другие. Ни одно из этих заказных убийств не было раскрыто. Красноярское кладбище Бадалык пополнялось с завидной регулярностью. Всего за год там выросло около пятидесяти памятников крепким ребятам с решительными лицами... В народе этот кладбищенский участок получил название «Аллея славы»...

Скажем сразу, что такой рассказ о появлении Анатолия Быкова в «алюминиевой истории России» – тоже только версия. Тот же рассказ, как познакомились Черный с Анатолием Быковым, со слов источников, некогда «близких к руководству TWG», выглядит иначе. Якобы Быкова познакомили с Михаилом Черным не случайно, и знакомство это было инициировано именно Михаилом Черным. Сам Михаил Семенович об этом не любит вспоминать, а Быков – не хочет... Это понятно, ведь он, человек, которого привели в TWG фактически «за руку», вскоре решил пойти своим путем, забыв о своих «крестных отцах».

На самом деле все эти «кладбищенские» зачистки делались не только ради интересов новых собственников КрАЗа. Скорее всего, Анатолий Быков уже тогда ставил во главу угла свои личные цели, достижение которых откладывал на потом.

Но в TWG об этом еще не знали...

Из аналитической записки МВД РФ: «В 1994 г. со сменой руководства КрАЗа был принят курс на обеспечение независимости завода от зарубежных партнеров, включая и фирму братьев Черных. В конечном итоге администрация завода отказалась пролонгировать дополнительные соглашения, рассчитанные до 2003 г., а права банков на акции АО „КрАЗ“ были оспорены через суд. В 1995 г., по инициативе краевой администрации, Госкомимущества РФ, нового генерального директора АО „КрАЗ“ Ю. Колпакова, президента АО „КрАМЗ“ А. Кузнецова, гендиректора АО „АГК“ И. Чуприянова и генерального директора АО „Красноярскэнерго“ В. Иванникова была создана финансово-промышленная группа „Транснациональная алюминиевая компания“ („ТаНаКо“), куда вошли 12 предприятий Красноярского края. Создание „ТаНаКо“ преследовало цель добиться сырьевой независимости, а также сохранения 20 % акций, находящихся в собственности государства. Кроме того, более 400 млрд рублей было израсходовано на приобретение Ярославского и Ачинского глиноземных комбинатов, Полевского, Южно-Уральского и Кувандыкского криолитных заводов».

Так в чем же было дело? В принципе TWG могла установить контроль над КрАЗом. Процесс скупки акций был отлажен достаточно четко – от уговоров рабочих, которым задерживали зарплату, до силового убеждения с помощью спортивных ребят с короткими стрижками. Тем более что в Красноярске за скупку акций отвечали «доверенные лица» – Дружинин и Быков, у которых было достаточно рычагов воздействия на лопухов-акционеров.

За скупку акций Черные пообещали своим менеджерам перевести деньги на счета в офшор. Однако братья попытались обвести красноярцев вокруг пальца. После получения акций они отозвали «платежку», мотивировав это технической ошибкой.

Это, кстати, еще одна хорошая иллюстрация не только взаимоотношений внутри TWG, но и пренебрежительного отношения к людям на местах. Своим ли, чужим...

Быков и Дружинин оказались «не хуже», а, пожалуй, даже половчее Турушева. Узнав, что соглашения лопнули как мыльный пузырь, они, пользуясь всей полнотой официальной власти, 28 октября 1994 года рукой Юрия Колпакова просто вычеркнули из реестра акционеров держателей пакета акций (цифры варьируются от 17 до 20 процентов), принадлежавших TWG (это были «Залог-банк» и банк «Русский капитал»).

Впоследствии Быков будет рассказывать, что они так, мол, «договорились», что отношения быстро «восстановились», но это будет полуправдой. Быков просто хотел забрать весь завод себе! Война за КрАЗ только начиналась. И череда убийств, происшедших на улицах Москвы, в следующем, 1995 году, станет логическим продолжением этой войны между TWG и теми, кто не хотел отдавать завод в руки этой структуры в предыдущем, 1994 году...


Как это делалось? Или «Черная приватизация» | Время Ч. | Начало конца...







Loading...