home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



МУР

Тыльнер спал в кабинете, на старом кожаном потертом диване, укрывшись шинелью.

В темноте кабинета с хрипом отсчитывали ночное время часы.

Дверь открылась.

Желтоватый квадрат света вырвал из темноты диван со спящим Тыльнером.

Николаев подошел, потряс его за плечо.

– Георгий Федорович.

Тыльнер сбросил шинель.

– Я… Что?

– Вставайте, жертву грабежа привезли.

– Сейчас. Зажгите свет, пожалуйста.


В последней комнате врач забинтовывал шею человеку лет тридцати, в недорогом, но модном пальто.

На столе донышком кверху железнодорожная фуражка, в которой лежали деньги.

– Перед нами потерпевший – Сорока Сергей Дмитриевич, железнодорожный техник со станции Обираловка.

– Так что с Вами стряслось, Сергей Дмитриевич?

Тыльнер достал папиросу.

Сорока, пересиливая боль, повернулся к нему.

– Георгий Федорович, – сказал врач, – ему нанесен точно такой же удар, как покойному в саду «Аквариум». Правда, вскрытие показало, что умер тот не от удара, а от разрыва сердца.

– Так что же стряслось, Сергей Дмитриевич?

– А я и не понял, товарищ начальник.

– Любопытно. Давайте по порядку. Как Вы попали в ресторан «Ампир»?

– Да просто очень. У нас Обираловке на станции трактир был. Иван Филимонович, так стоял игорный стол с лошадками. Вы вечерами играли по маленькой. Мне эти механические бега очень нравились. А в восемнадцатом пришел вот этот товарищ с чекистами, – Сорока показал на Николаева, – и прикрыл кабак.

– Точно, – засмеялся Николаев, – мы там банду Пастуха ликвидировали. Запомнил меня?

– Запомнил. А третьего дня брат приезжал, он на Лесной в трамвайном депо работает, и рассказал, что в «Ампире» механические лошадки во всю бегают. Я жалование получил и в «Ампир».

– Выиграли много? – поинтересовался Тыльнер.

– Много. Играл два часа и ушел. Деньги по карманам рассовал, оделся, в два нуля зашел, там часть денег в фуражку засунул по привычке.

– Хорошая у Вас привычка, – Николаев пересчитал деньги. – Сумма неплохая.

– Скажите, когда Вы играли, не следил ли кто за Вами?

– Я ничего не замечал.

– А когда уходили, никто не шел за Вами?

– Нет. И на улице никого не видел. Отошел от ресторана метром пятьдесят, может, чуть больше. Там фонарь горел, на стене тень увидел, и удар.

– Оформляйте все как следует, пошлите людей, пусть еще раз опросят швейцара, поговорят в ресторане, походят по домам. А вдруг, кто-то, на наше счастье, в окно смотрел.


Они вошли в кабинет к Тыльнеру.

Николаев зажег стоящую на окне керосинку и поставил на нее чайник.

– Я – человек московский, не могу без чая, – словно извиняясь, сказал он.

– А я лучше кофе заварю, – Тыльнер вязл шинель с дивана, повесил на вешалку. – Пристрастился к этому заморскому напитку.

– Чай, Георгий Федорович, напиток куда более заморский, но он стал в белокаменной знаковым.

В дверь постучали.

– Войдите, – крикнул Тыльнер.

Появился дежурный.

– Товарищ инспектор, спецсообщение из Центророзыска.

– Давайте.

Тыльнер развернул бумагу, начал читать вслух.

«Срочно. Секретно. Московский Уголовный Розыск…

В ночь на 15 января в Петрограде был ограблен Музей быта по адресу Шестая линия Васильевского острова, дом 4. Из музея похищено полотно голландского живописца, являющееся достоянием Республики. Согласно агентурным данным УГРО, похитили ее московские преступники и вывезли в столицу.

Приказываю: создать специальную бригаду из пяти человек. Начальником бригады назначаю инспектора УГРО Тыльнера Г.Ф. К работе приступить немедленно.

Начальник Центророзыска М. Розенталь.»

– Большое Вам спасибо, гражданин начальник Центророзыска.

Тыльнер шутливо поклонился.

– У нас разбойник игроков глушит, банда Веревкина по городу бегает. А тут бросай все и беги искать картину. Вы, Александр Иванович, о таком художнике слышали.

– Бог миловал.

– Вот и мимо меня прошел сей живописец. Но делать нечего В особую группу входите Вы, Еремин, Лебедев и Трофимов.

В девять утра совещание.


Квартира Леонидова | Тени кафе «Домино» | Кафе «Домино»