home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Кафе «Домино»

В «Домино» все было по-прежнему.

– В чем прелесть этого кафе? – громогласно от дверей провозгласил Винклер.

– В чем? – поинтересовался кто-то из зала.

– А в том, что бы не случилось за его стенами, здесь ничего не меняется.

К режиссеру подошел Николай Николаевич.

– Говорят, Вы закончили ленту.

– С Божьей помощью.

– Осторожнее, в наше кафе повадились сотрудники журнала «Безбожник».

– Хорошая шутка, прямо одесская.

– А это не шутка, а горькая правда.

– Ничего, мы их обкатаем, главное, не дать им устроить антирелигиозный диспут, – засмеялся Разумнов.

Он полез в карман, вытащил деньги.

– Вот все, что есть у бедных киноработников. Сварганьте что-нибудь пикантное.

– Постараюсь.

Пока сдвигали столы. Шумно. Весело. Пока официанты несли тарелки и приборы, Лена Иратова подсела за стол бывших коллег по Художественному театру.

– Ты, Леночка, надеюсь, понимаешь, что я тебе не завидую, – сказала пожилая актриса Глебова, – но я была на генеральной у вас. Ой, смотрю, девочка, провинцией сильно тянет. Особенно в той сцене, когда ты нагишом ходишь.

– Как, – обрадовался один из актеров, – Ленка голая по сцене бегает? Не пойду – побегу на премьеру.

– Ой, Коленька, – махнула рукой Глебова, – ты как гимназист, бабы голой не видел? Тем более, она в очень хитром пеньюаре.

– Тогда не пойду, – сделал расстроено лицо Коленька и выпил.

– Леночка, ты играешь прелестно. Но не король делает свиту, а свита короля. Остальные просто ужасны, и это портит твою роль.

– Дура я, Мария Андреевна, дура, – Лена вытерла платочком глаза.

– А ну прекрати, – скомандовала Глебова, – тушь по мордочке потечет.

– Хорошо, что я Вас встретила. Как Вы думаете, я могу вернуться?

Глебова задумалась.

– Леночка, – обрадовался Коля, – вчера на репетиции Немирович сказал, как нам Леночки Иратовой не хватает.

– Коля, – обрадовалась Лена, – это правда?

– Правда, милая, правда, – сказала Глебова, – разделился наш театр. На одном этаже правит Немирович, на другом Константин Сергеевич. У Константина Сергеевича любимая героиня Таня Лескова, а у Немировича пока нет. Беги к нему, бросайся в ножки.

– И брошусь.

– Правильно сделаешь, – пробормотал Коля, обгладывая куриную ножку.

К столу подошел оператор.

– Леночка, пора. Люди ждут любимую героиню. И Вас, Вера Андреевна, прошу, Вы тоже у нас снимались.

– Да что за роль-то была, старуха, хорошо, что не процентщица.

– Зато, как сыграна.

– А я, – капризно сказал Коленька, меня бросаешь?

– Пойдем, Коля, всем водки хватит.

Когда выпили по второй в зал вошли Леонидов и Татьяна.

Поздоровались со всеми.

Сели в уголке.

На эстраде появились пианист, трубач, ударник и человек в соломенном канотье и клетчатых брюках.

Грянул развеселый мотивчик, и человек в канотье начал бить чечетку.

Под ее разудалый стук в кафе вошел Бартеньев.

Он подошел к столу, расцеловался со всеми.

Лена встала, огляделась и пошла к столу Леонидова.

– Не прогоните?

– Садитесь, Леночка, – Таня посмотрела на нее с удивлением.

– Ты что, сбежала от своего шикарного кавалера? – ехидно спросил Леонидов.

– Не знаю, бояться его стола, мутный он какой-то.

Бартеньев подошел к их столу.

– Добрый вечер, Татьяна Сергеевна, добрый вечер, Олег.

Он наклонился к Лене.

– Детка, пошли, неудобно, люди ждут.

– Я уже пришла, Вадим, хочу посидеть с друзьями.

– С каких пор они стали тебе друзьями? Или вы делите репортера? – усмехнулся Бартеньев.

Олег встал.

– До чего же бить всякую сволочь неприятно.

– Что… – Бартеньев надвинулся.

Олег ударил.

И Бартеньев, смешно махая руками, отлетел за несколько метров и упал.

– Пошли, Таня.

Проходя мимо, Олег взял со стола графин с квасом и вылил на Бартеньева.

Тот застонал.

Сел.

Таня и Олег прошли мимо к выходу.


Киностудия | Тени кафе «Домино» | cледующая глава