home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Застава у пограничной реки

Ему снился странный сон. Петербург. Ресторан «Данон». Григорий Распутин, уронивший лицо в салат.

К Леонидову подходит порутчик лейбгвардии Семеновского полка, наклоняется к нему и говорит:

– Олег, будем его брать, тогда ГПУ все грехи тебе снимет. Он смотрит на порутчика и видит, что это Мартынов. Он достает наган и говорит:

– Пошли, Олежек, пошли.

Его разбудил дневальный, треся за плечо.

– Товарищ корреспондент, товарищ корреспондент…К начальнику.

Леонидов вскочил.

Он спал в казарме заставы.

– Вы, товарищ корреспондент все какого-то Федю звали, – улыбнулся боец.

– Сон, – Леонидов замотал головой.

– Это бывает, ночью «афганец» задул, если спишь, то чертей видишь.

В дежурке сидели начальник заставы, командир пришедшего вчера усиленного эскадрона и замполит.

– Поспал немножко, товарищ Леонидов?

– Немного да, гадость какая-то снилась.

– Привыкай, брат, – засмеялся комиссар – Афганец.

– Слушай сюда, – сказал начальник, – ночью из комендатуры отделенный прискокал сказал, что Амонули-Хен, за кордон уходит. Хочет заставу нашу растоптать и уйти. У него двести сабель.

– Ого, – мрачно сказал Леонидов, – а приказ какой?

– Задержать сколько можно до подхода кавдивизии.

– Легко сказать, – комэска, – совсем молодой парень скрутил огромную «козью ножку», – легко сказать…

– Но приказ исполнять надо.

– Костьми ляжем, но исполним, рявкнул начальник.

Леонидов посмотрел на карту.

– Ребята, а ведь у них один путь к заставе. Из лесков в это ущелье в горах. Так.

– Так: радостно крикнул комэска. Мы мои три ручнека наверху поставим…

– А сколько у тебя гранат, – спросил Леонидов.

– По четыре на бойца. Я тебя понял, посажу десяток ребят с гранатами.

– А как они выскочат? – спросил комиссар.

– Тогда атакуем, возьмем в шашки.

– Отходите к заставе, а там разделитесь, мы их огнем встретим, четыре «максима» все-таки.

– Ты корреспондент, где будешь? – спросил комиссар, – ты же в империалистическую говорят геройствовал, Георгия имеешь.

– Офицерского – спросил комэска.

– Нет, солдатский. Только я шашкой не особенно махать могу, вы мне второй маузер дайте.

– Дадим, – обрадовался начальник, – о твоей стрельбе на границе сказки слагают.

– Вот и хорошо, – Леонидов встал.

– Ты куда? – спросил комиссар.

– Бриться. Я воевать бритым привык.

Когда в ущелье забили пулеметы, и это невероятно усилило звук выстрелов. Потом загремели взрывы гранат, комэско скомандовал.

– Эскадрон, садись!

Из ущелья, как из адских ворот, начали вылетать окровавленные всадники.

– Эскадрон! Шашки вон! С лева по три, в атаку! Марш! Марш!

Леонидов выбрал себе цель, человека в атласной чалме и дорогом халате.

Поднял маузер.

Все ушло. Прошлое. Настоящее. А будущего не было.


«Рабочая газета» | Тени кафе «Домино» | cледующая глава