home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Олег Леонидов.

Не вечер, не ночь. Не осень, не зима.

Леонидов шел по Чистопрудному бульвару. Пошел снег, медленно тая лишь коснувшись земли, но деревья покрывались чистым серебром наступающей зимы.

С криками мальчишки в старых коротких гимназических шинелях играли в снежки.

Мимо пробежала барышня, мазнула по Леонидову серыми лукавыми глазами и заспешила дальше, мелькая фетровыми ботами.

С козырька кепки капал на пальто растаявший снег.

Город преобразился, стал нарядным.

Леонидов шел по бульвару. Словно чужой в этом любимом им городе.

На Рождественском бульваре у него проверили документы двое в заношенной милицейской форме и отпустили его с явным неудовольствием.

На одном из домов висел здоровенный плакат – красноармеец в шлеме и гимнастерке с разводами кому-то яростно грозил, что он хотел сказать, никто не ведал, так как краска с текстом за осенние дожди стерлась.

Ах, город, город. В котором он был счастлив и несчастлив. В котором к нему прилетала птица удачи, садилась рядом, а поймать ее он никак не мог.

Скамейки на бульваре, разобранные на дрова, разбитые фонари, которыми когда-то гордилась Государственная Дума.

Город его прошлого, в котором не залетит птица удачи, потому что поймал ее Глузмани держит в клетке в подвале ЧК.


У Страстного монастыря милиция гоняла оборванцев, они, словно насекомые, разбегались по окрестным дворам и бульварам.

Леонидов не стал искать неприятных встреч, перелез через сплошную ограду и попал на Большую Дмитровку.


В Козицком переулке Леонидов зашел в маленькую мясную лавку.

На крюках висел большой выбор конины и пара свиных туш.

Приказчик объяснял старушке преимущества конины над говядиной.

Из-за занавески вышел хозяин, здоровенный мужик в засаленном жилете.

Он посмотрел на Леонидова и крикнул:

– Ваше благородие, прапорщик Леонидов.

Олег внутренне напрягся.

– Не узнаете, милый Вы мой, спаситель, можно сказать. Я после госпиталя как уж искал Вас. Вы же меня с немецкой стороны вынесли.

– Шарапов, старший унтер-офицер Шарапов, – обрадовано вспомнил Леонидов.

– Не побрезгуйте, зайдите, – Шарапов откинул занавеску.


В комнате стоял стол, два стула, вешалка, все остальное занимали цинковые лари.

– Шарапов засунул руку за ларь, достал бутылку.

– Казенная, старая, сейчас мясо поджарим…

– Тебя Михал Михалыч зовут, точно?

– Помните, подумать надо.

– Не могу я, Миша, пить, работа очень важная. Я в лавку зашел маленький кусочек говядины прикупить.

– Зачем маленький, да я Вам тушу продам.

– Зачем мне туша, мне вот такой кусочек надо, – Леонидов показал.

– Батюшки святы, это же здоровому мужчине на один зуб.

– Я котеночка подобрал…

– Святая душа ты, Олег Алексеевич, другие нынче животинку забивают на обед, а ты, себе отказывая, растишь. Погоди.

Шарапов нагнулся над ларем, вынул мясо.

– Это говядинка, а это отбивные свиные для тебя, а то после фронта здорово ты с лица спал.

– Леонидов полез за деньгами.

– Не обижай, возьми от чистого сердца. Другим разом плати, а сегодня не надо. А выпить зайди обязательно.

– Не могу сегодня и завтра. А потом зайду.

– Приходи, выпьем по-солдатски.

Они обнялись.

У самых дверей Шарапов крикнул:

– Не забывай.


… И не стало Козицкого переулка, зашумели взрывы. Пулеметные пули со свистом рвали темному.

Леонидов тащил раненого.

– Брось меня, прапор, брось. Оба сгинем.

– Ты сам откуда, – задыхаясь спросил Леонидов.

– Из Москвы будем…

– А откуда?

– Со Сретинки мы…

– А я с Тверской. Где ты слышал, чтобы земляков бросали, особенно москвичи…


В подъезде дома он встретил Ольгку Витальевну Арнольд, знаменитую киностаруху, она играла аристократок и благородных матерей.

– Олег Алексеевич, у Вас за дверью котеночек плачет.

– Бедная, заждалась меня.

– Олег Алексеевич, а у меня к Вам крохотное дельце. Подождите немного.

Бывшая благородная старуха величавой походкой пошла к своей двери.

Через минуту вернулась с баночкой молока.

– Это Вашей новой подруге.

– Батюшки, откуда?

– Вы так мало бываете дома, а поэтому никогда не видели Марусю, приносящую молоко.

– Марусю из старой жизни.

– Представьте себе. Я беру у нее молоко, могу покупать и на Вашу долю.

– Вы моя спасительница, – Леонидов достал и протянул деньги.

– Зачем так много?

– Берите, мне пол-литра.


В квартире Нюша с мяуканьем начала тереться о ноги.

Леонидов взял мисочку, вылил туда молоко, сел на пол и смотрел, как хлебает котенок, и это его упокоило.

Он скоро разжег «буржуйку» и начал варить овсяную кашу.

Когда она сварилась, опять влил в миску, нарезал говядины от души и бросил в овсяную кашу. Потом дал это Нюше, которая даже зарычала от восторга.

Он поужинал, налил себе чаю, сел к столу.

Некогда стол этот стоял в Петербурге, в весьма изящном кабинете, а ныне от былой гвардейской стати мало что осталось. На столе стоял изящный серебреный чернильный прибор, валялись гранки, рукописи, книги с закладками и стоял пыльный телефонный аппарат.

Олег зажег традиционную настольную лампу с зеленым абажуром.

Наевшаяся Нюша мяукнув прыгнула на стол, уселась, подставив сытый животик под тепло, идущее от лампы.

Леонидов разложил документы.

Положил перед собой стопку бумаги, взял ручку.

Задумался на мгновение и написал:

«Налет с французским прононсом».

Он писал быстро, работать было интересно и легко.

Урчал котенок, раскачивала за окном темнота испуганный город, трещали дрова в буржуйке.

Вдруг пыльное сооружение звякнуло, а потом затрещало, как испорченный трамвай.

В великом изумлении Олег поднял трубку:

– Леонидов.

– Привет, Олег Алексеевич…

Голос главного редактора был напористым и веселым.

– Удивлен?

– Сражен. Ведь у меня аппарат отключили во время переворота в семнадцатом, как вещь буржую ненужную.

– Так слушай. Мне позвонил начальник МЧК Манцев… И говорит, как телефонировать тебе, А я отвечаю, у Леонидова телефон отключен как у вреднейшего буржуя.

– А он?

– Засмеялся и спрашивает, есть ли твой номер в последнем выпуске «Вся Москва». Я говорю есть. Вот и вся история. Теперь ты не вреднейший буржуй, а нужный революции человек. Голос редактора в трубке на секунду умолк.

– Много написал?

– Три страницы.

– Чекистам нужно, чтобы мы вышли утром. У них свои дела. Сколько осталось работать?

– Часа три.

– Через три часа я вышлю мотор. Езжай в редакцию.


Когда он вернулся, Нюша спала у дверей. Часы тяжело пробили четыре раза.

Леонидов разделся, накинул халат и пошел умываться, руки были в типографской краске. Он вернулся в комнату и лег на кровать. Нюша подобралась к нему, прижавшись, и заурчала.

Леонидов заснул сразу.


предыдущая глава | Тени кафе «Домино» | Елена Иратова.