home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Квартира Леонидова.

Тело женщины в тусклом свете рождающегося утра было особенно прекрасным.

Лена сидела к нему спиной и расчесывала свои роскошные волосы.

– Господи, Олег, ты бы хоть зеркало человеческое завел, твое больше напоминает огрызок.

– Непременно, милая, к следующему разу заведу.

– А следующего раза здесь не будет, Олеженька.

– Не понял?

– У меня такое впечатление, что мы любим втроем.

– Что ты несешь?

– Весьма элегантное определение. Твоя поганая кошка всю ночь скреблась и выла.

– Лена, она привыкла спать в комнате…

– Не говори чушь. Короче, или я, или это противное животное. Или сними номер в «Метрополе» – Яша Блюмкин тебе поможет.

– Уже Яша?

– Да, он прелестный человек, кстати, Яша рассказал мне, что организовали Госкино 19 декабря, и тебе предлагают там весьма солидную должность. Машину, квартиру, положение в обществе, а ты отказался. Сошел с ума? Держать в руках весь кинематограф…

– Да, предлагали, – перебил ее Олег, – но пойми, я не чиновник, я журналист.

– Отказаться от большого оклада, пайка, машины и до старости бегать по городу, разыскивая сплетни? Ты уже не мальчик, Олег?

Леонидов взял с тумбочки пачку папирос. Закурил.

– Опять эта солдатская привычка курить натощак, – со злобными интонациями сказала Лена.

За дверью заскреблась, заплакала Нюша.

– Опять эта гадость. Выкинь ее на улицу, – внезапно голос ее сорвался на крик.

– Спокойнее, Лена, спокойнее. Побереги эмоции для сцены. И запомни – Нюша будет жить здесь, никаким начальником я быть не хочу.

– А что же ты хочешь? – голос актрис прозвучал весьма иронично.

– Я журналист, я живу в удивительно интересное время. Оно стремительно и прекрасно…

– Чем же? – закричала Лена.

– Людьми, характерами, событиями, я хочу написать новую книгу.

– О том, как на углу Камергерского дрался с жуликами. «Повести Белкина» были, теперь очередь «Повестей Леонидова».

– Не надо меня сравнивать с Пушкиным. Я сам по себе, и повести мои будут не о Сильвио, а о других.

– О твоих дружках – пьяницах и скандалистах.

Лена начала одеваться.

Торопливо и злобно.

– Выпьешь кофе?

– Нет уж, премного Вам благодарна. Застегни пуговицы сзади.

Олег застегнул.

– Я мечтала о встречи с тобой. С тем прошлым, с человеком, который был украшением любой светской компании. И что я увидела?

В голосе ее прозвучали театрально-трагические нотки.

– Не хочу тебя обижать, – Олег надел халат. – Но то светское общество, украшением которого мне довелось быть, уплыло из Крыма на пароходе.

– Только без намеков. Высшее общество есть везде. Оно существует и сейчас, но не для таких, как ты.

Леонидов с удивлением посмотрел на нее.

– Ты, по-моему, мягко говоря, неделикатна со мной.

– Лекарство, которым лечат болезнь, всегда горько!

Лена сняла бархатную шубку с меховой оторочкой.

Леонидов хотел помочь ей одеться.

Она вырвала шубку.

– Не надо. Галантность не совместима с положением пролетарского журналиста.

Она оделась, пошла к двери. Обернулась.

– Наше счастье в твоих руках, Олег.

– Извини, Лена, но вся эта сцена напоминает мне плохо отрепетированную роль из плохой пьесы.

– Ты ничего не понял.

Лена распахнул дверь.

Нюша бросилась в комнату.

Лена ударила ее ногой, но кошечка перепрыгнула через ее ногу и бросилась к постели.

– Дрянь, мерзость!

Лена хлопнула дверью.

Леонидов взял Нюшу на руки, она начала тереться мордочкой о его лицо.

– Не бойся, маленькая, я тебя никому не отдам.


Больница. | Тени кафе «Домино» | Больница.