home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Премьера.

На темной Триумфальной площади, словно сказочный дворец, горел огнем кинотеатр Ханжонкова. Электролампы ярким квадратом освещали афишу с надписью «Последняя встреча» и портреты Елены Иратовой и Владимира Максимова на фоне алого пожара.

Даже знаменитый матовый фонарь у входа восстановлен, и он освещал лица людей, стоящих в очереди к кассе мертвенно-бледным светом.

Подъезжали авто, спешили дорого одетые дамы и их спутники на первый премьерный сеанс.

Леонидов протиснулся сквозь толку, предъявил билет и вошел в фойе.

Первым, кого он увидел, был нарком Луночарский, который, сияя пенсне, шел ему навстречу.

– Здравствуйте, несговорчивый товарищ Леонидов.

– Добрый вечер, Анатолий Васильевич.

– Ваше место в кинокомитете пока свободно, – лукаво улыбнулся Луночарский.

Он повернулся к своей спутнице – красавице актрисе Розонелли:

– Ты подумай, этот человека отказался от руководящего поста в кинематографе.

Актриса ничего не ответила, только ослепительно улыбнулась.

– Это не мое место, Анатолий Васильевич, я журналист, кабинетная работа не для меня.

– Вам виднее. Но я прошу завтра навестить меня, я недавно перечитал Ваши очерки о Кронштадте. Нам очень нужен патриотический сценарий. Так я жду Вас завтра в два.

Луночарский со спутницей, не дожидаясь ответа Леонидова, повернулся и зашагал ко входу в зал.

И тут раздался первый звонок.

Олег не уставал раскланиваться со знакомыми. Актеры, журналисты, писатели, партчиновники и, конечно, чекисты.

Кто-то взял Леонидова под руку.

Он обернулся.

Ему улыбался Блюмкин.

– Я думал, ты не придешь.

– Почему?

– Так.

– Я хочу посмотреть фильму. О ней так много говорят еще до выхода на экран.

– Сядем вместе?.. – поинтересовался Блюмкин.

– С удовольствием, по-моему, твой друг Саблин в ложе.

– Он мне не друг. Просто приятельствуем.

– Извини, я не знал.

– Друг – это человек, к которому не страшно повернуться спиной.

– Даже так.

Они уселись на свои места.


На сцену поднялся Луночарский.

– Дорогие товарищи. Открою вам секрет. Я видел практически весь отснятый материал, поэтому могу сказать, что это первая революционная трагическая мелодрама.

Он помолчал, снял пенсне.

Близоруко прищурившись, посмотрел в зал.

– Создателям ленты удалось передать дыхание нашего непростого, но героического времени.

На сцену поднялся человек во фраке, сел к роялю.

– Это композитор Леонид Николаев, – продолжал нарком. – Он специально написал музыку для сопровождения ленты, и смею вас заверить, прекрасную музыку. Но давайте смотреть.

Свет в зале начал медленно гаснуть.


На экране появилась надпись «Конец фильма».

Композитор исполнил последний аккорд.

Свет зажегся.

На сцену поднялись актеры и режиссер, оператор, художник.

Они кланялись, а зал гремел аплодисментами.

Из ложи вышел стройный красавиц Юрий Саблин с огромным букетом роз.

Звеня шпорами, пошел к сцене.

Зал затих.

– Вот видишь, – зло прищурился Блюмкин, – фильма о Гражданской войне. Героиню экрана благодарит герой тех сражений. Все по системе Станиславского.

– Не злобствуй, Яша, смотри, как зал принимает ленту.

– Пошли на банкет, у меня есть приглашение для тебя, – Блюмкин достал из кармана красочный билет.

– Спасибо, я в «Домино».

– Не хочешь видеть героиню?

– Просто у меня дело.

– Ну значит увидимся.


Леонидов шел по Тверской.

У Страстной площади увидел светящую стеклянную дверь с надписью «Зайди, приятно удивишься». Под ней была изображена рюмка.


Народу в заведении почти не было.

Олег подошел к стойке, за которой скучал усатый буфетчик.

– Доброго здоровья, – оживился он, – чего изволите, сударь?

– Добрый вечер, а изволю я стаканчик белого хлебного.

– Понимаю-с.

– И кусочек селедки на черном хлебе.

– Стаканчик какой изволите?

Буфетчик поставил на стойку стограммовый граненый шкалик и такой же стакан.

– Большой.

– Сейчас сделаем. Специально для вас имеем селедочку.

– Не люблю пить один, – улыбнулся Леонидов, – составь компанию, братец.

– За честь почту.

Выпили. Помолчали.

Леонидов достал деньги, рассчитался.

– Сдачу оставь себе.

– Благодарствую, господин подполковник.

– Почему подполковник? – удивился Олег.

– Стать, выправка и возраст не поручика.

– Глаз-ватерпас. Будь здоров.

– Заходите, мы таким гостям всегда рады.


Леонидов вышел на Тверскую, закрыл зажигалку ладонью, прикурил.

От стены отделилась девица в пальто с меховым воротником.

– Пойдем ко мне, мужчина. Не пожалеете, я очень испорченная.

– Некогда, дорогуша, другим разом.

Девица отошла потом повернулась.

– А папироской не угостите?

– Это пожалуйста.

От Страстного монастыря шел трамвай.

Он радостно звенел, пересекая Тверскую.

Все окна горели ярким желтым светом.

Да и сама Тверская мерцала окнами домов, витринами магазинов, вывесками ресторанов и кафе.

– Налаживается жизнь, – сказал Леонидов.

– Вы мне? – обернулся случайный прохожий.

– Да нет, я себе, – засмеялся Леонидов.

– Бываем, – прохожий помахал рукой и скрылся в мерцающем полумраке улицы.


Лапшин. | Тени кафе «Домино» | Кафе «Домино».