home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Закулисье

Татьяна разгримировывалась после репетиции.

Дверь распахнулась, вошла Лена Иратова.

– Ты прекрасно репетировала, Таня.

– Спасибо, Лена.

Татьяна с интересом поглядела на нее.

– Танечка, рыбка моя, выручи.

– Если смогу, Леночка.

– Сможешь.

Лена села на стул рядом.

– Еще как сможешь.

– Так в чем дело?

Татьяна сняла грим, начала мазать лицо кремом.

– У моего маленькая пирушка, типа новоселья.

– А где он получил квартиру?

– На Молчановке, дом со львами помнишь?

– Еще бы, я там в семнадцатом году была в гостях у писателя Алексея Толстого.

– Очень интересно. Эту квартиру получил Саблин.

– Подумать надо, – искренне удивилась Татьяна, – там, кажется, четыре комнаты.

– Пять, – гордо ответила Лена.

– Тебе можно только позавидовать.

– Не надо завидовать, надо просто устроить свою жизнь. Самим, запомни, нам никто не поможет. В гостях у Юры будет несколько весьма солидных и влиятельных людей. Скорректируйся по ходу пьесы.

– Не знаю, Лена.

– Но это не важно, Танюша, мы тебя в субботу ждем.

Лена вышла.

Татьяна вытерла лицо.

В дверь постучали.

– Войдите.

Появился «благородных отец».

– Танюша, я был в зале, глядел на тебя, милая. Ты прекрасно репетировала. Умница. У тебя нет, случайно, папироски?

– Случайно, есть, Михаил Романович, держу специально для Вас.

Татьяна выдвинула ящик трельяжа, достала пачку папирос «Ира».

Михаил Романович взял одну, закурил.

– Вот спасибо, солнышко, а то я все раскурил. Зачем к тебе змея приходила?

– Да какая она змея, Звала в гости.

– Будь осторожна, она, наверняка, какую-то гадость готовит.

– Зачем?

– Танюша, помнишь, мы ушли из «Домино»? Ты на Олега смотрела, а я на Иратову. Она от ненависти перекосилась.

– Но она же разошлась с Олегом?

– Нет, она ушла к прекрасному генералу, а Леонидова в резерве оставила. Если с Саблиным не срастется, она обратно к Олегу.

– Неужели она не понимает, что он не тот человек, с которым можно так поступать.

– Не понимает, – Михаил Романович выпустил колечко дыма, – и не поймет, потому что самонадеянная дура. А ты будь осторожнее, она сделает все, чтобы обгадить тебя в глазах Олега. Ты же его любишь?

– Да, – тихо ответила Татьяна.


Лещинский сидел за угловатым столиком в кафе «Домино» и писал.

На столе остывало кофе в большой чашке, стояла тарелочка с бутербродами.

Подошел Сергей Федоровский, интересный спортивный парень.

– Прямо Париж, кафе «Куполь». Здравствуйте, Саша, извините, что помешал.

– Да нет, Сережа, все нормально. Как твои дела?

– Пошел, наконец, в гору. Преподаю гимнастику в Всеобуче и учу играть в теннис сильных мира сего. Хочу вернуть тебе, наконец, долг и поблагодарить за терпение.

– Перестань. Я сам регулярно бываю в твоем положении.

Федоровский присел за стол, вынул несколько купюр.

– Еще раз спасибо. Я обратил внимание, что не терзают кредиторов только бедные.

– Любопытное наблюдение. Значит, не зря ты учился в Париже теннису.

– Не зря.

– Я рад, что ты опять в «Домино».

– Раздал долги, теперь смогу смело ходить сюда. Ну, я пойду, появился мой щедрый ученик, финский подданный – господин Шварц.

Федоровский помахал рукой невысокому, толстенькому господину, одетому во все дорогое.

Лещинский, отхлебнул кофе из чашки и начал перечитывать написанное.

– Александр, здравствуйте.

У стола стоял один из «французов».

– Здравствуйте, Валерий, присаживайтесь.

«Француз» сел.

– Хотите кофе, пирожных, бутерброды?

– Благодарю Вас, связан временем. Ольга просила узнать, как с нашим делом.

– Людей, которых могут что-то знать, я разыскал. Но за информацию они требуют деньги. А у меня их хватит только на кофе и бутерброды.

– А много денег надо? – спросил Валерий.

– Пока не знаю, но червонцев сорок. Не меньше.

– Я передам Ольге, – Валерий встал.

– Я Вас до дверей провожу, – Лещинский, как вежливый хозяин, проводил гостя до дверей и на прощание дважды хлопнул по плечу.

Когда он возвращался к столику, то увидел двоих весьма прилично одетых людей, быстро идущих к выходу.


Валерий свернул в Камергерский и пошел в сторону Петровки.

Шел он спокойно, не оглядываясь и не перепроверяясь.

– Совсем теленый, – сказал один из наружников.

– Точно, – ответил второй, – с таким работать приятно.


На Кузнецком Валерий сел в трамвай.

Наружка за ним.

Трамвай свернул на Лубянку.

Проехал по Сретинкею.

По Садовому.

Свернул к трем вокзалам.

Там «француз» пересел на трамвай, который шел в Сокольники.

На Сокольническом трамвайном кругу «француз» вышел из вагона и пошел в сторону дачи.

Свернул на просеку, совершенно пустынную, заваленную блестящим на солнце снегом.

– Я пойду один, по другой стороне, а ты жди меня на углу, – сказал старший наружник.

«Француз» миновал три пустых дачи, открыл ключом калитку и поднялся на крыльцо.

Наружник бегом вернулся к напарнику.

– Оставайся здесь, следи за четвертой дачей, я к телефону – звонить Мартынову.


Конспиративная квартира МГПУ | Тени кафе «Домино» | Дача в Сокольниках