home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГПУ

В кабинете Манцева сидели Мартынов и Тыльнер.

– Василий Николаевич, я пообещал Лаврову взамен на информацию прощение.

– Вот это Вы сделали напрасно, Георгий Федорович.

– Я не думаю, то решить его проблему будет так сложно.

– Его проблема – пребывание в банде, маузер и нападение на журналиста. И не просто нападение, а заранее спланированная акция. За это жестоко наказывают, товарищ Тыльнер.

– Я много говорил с ним. Он неплохой парень. Работал вагоновожатым трамвая, хотел учиться на инженера…

– Я понимаю, Георгий Федорович, Вы ему сочувствуете. Но без наказания мы не можем его отпустить. Пусть полгодика посидит в тюрьме, подумает, каким ему быть инженером.

– Главное – не отнимайте у него жизнь, – печально сказал Тыльнер.

– Странная, я бы сказал, библейская формулировка, – Манцев закурил. – Будет жить. Вы этого хотели, товарищ Тыльнер?

– Да, – Тыльнер встал, – спасибо, Василий Николаевич.

– А ты, что молчишь, товарищ Мартынов? У тебя есть мнение по поводу судьбы Лаврова?

– Мы связались с питерскими товарищами. Они характеризовали Лаврова положительно. Я думаю, пусть месяца три посидит, подумает и едет в Питер учиться на инженера.

Манцев тяжело посмотрел на Мартынова.

– Вы довольны, Георгий Федорович? – спросил он.

– Спасибо, – радостно ответил Тыльнер.

– Тогда идите работайте. И помните – мы вашей работой довольны.

Тыльнер вышел.

Манцев поднял трубку телефона.

– Соедините с комендантом. Манцев… Лаврова сегодня же в гараж.

Манцев повесил трубку.

– Как же так, Василий Николаевич, – Мартынов вскочил.

– А вот так. От тебя, Федор, я не ожидал гнилого либерализма. Но я понимаю Тыльнера. Гимназист, влюбленный в революцию. Он из интеллигентной московской семьи, известной на весь город своими прогрессивно-либеральными взглядами. Он еще не сложился как подлинный борец. Такие, как он и дружок твой Леонидов пока еще не с нами, но не в стране, они попутчики. Понимаешь? В декабре я полиберальничал с журналистом Штальбергом, а он бежал в Финляндию и написал порочащие нас статьи. Мы не можем быть мягкотелыми, Федор. Враг это враг, а друг это друг. Я никогда не дам в обиду таких людей, как Леонидов и Тыльнер, потому что твердо знаю, что такие люди поймут и душой станут за наше дело. А паж этот – интеллигентный враг.

– Но зачем было обнадеживать Тыльнера? Как после этого он будет относиться к нам?

– Это его проблемы, Федор. А наше дело – выкорчевывать скверну.


Квартира Лены Иратовой | Тени кафе «Домино» | Внутренняя тюрьма ГПУ