home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Квартира на Молчановке.

До чего же хороша была гостиная в доме Саблина.

Свет огромной хрустальной люстры, сделанной в виде затейливого цветка, отражался в карельской березе мебели.

За огромным столом, заставленным шикарными закусками и выпивкой, сидели двадцать человек. Военные в высоких чинах, в новой форме с петлицами на кителях, в которых, в основном, были кавалерийские эмблемы и шифры.

На нарукавных нашивках теснились ромбы.

Были и штатские, и дамы, конечно.

Рядом с Татьяной сидел Блюмкин, в роскошном парижском костюме цвета кофе с молоком.

Он коснулся Татьяны:

– Скажите, Танеча, Вы не родственница знаменитого писателя Лескова?

– Он наш дальний родственник. А почему Вы спрашиваете?

– Просто поинтересовался. Все-таки национальное достояние России. А Вы поддерживаете отношения с его семьей.

– Как сказать. В Рождество и Новый год шлем друг другу поздравления, по-моему все.

– Ваш батюшка специализировался на изящном искусстве?

– Да, он профессор Московского Университета, читает русское искусство.

– Господа, господа! – крикнула сидящая во главе стола на правах хозяйки Елена Иратова.

– Мы еще успеем выпить и поговорить. У меня для вас сюрприз. Сегодня с нами Таня Лескова, из нашего знаменитого театра. Давайте попросим ее спеть.

– Просим!

– Просим! – оживились гости.

Один из краскомов встал и, звеня шпорами, с полным бокалом в руке подошел к Татьяне.

– А он пьян в стельку, – прошептал Блюмкин.

Краском подошел к Татьяне, опустился на одно колено, поднял бокал.

– От имени героев Перекопа, прошу, романс.

Он выпил бокал до дна.

Замолк.

И рухнул на пол.

Военные с хохотом бросились его поднимать.

– Ноги ему поднимите, – закричала Лена, он шпорами исцарапает паркет.

Пьяного отнесли в соседнюю комнату.

– Ну так как же, Танечка, – повернулся к ней Саблин, – неужели не уважите героев Перекопа?

– Уважу, – засмеялась Таньяна.

Она встала, подошла к роялю в углу у окна.

Провела руками по клавишам, пробуя настройку.

Села на вертящийся стул, опустила руки на клавиши.

Она пела прекрасный, грустный романс о любви, разлуке, счастье встречи.

За столом все затихли, слушая нежные слова романса.

Таня закончила петь, сняла руки с клавиш.

– Еще!

– Браво!

– Бис!

– Бис, Татьяна!

Татьяна повернулась к гостям.

– Спасибо, мои дорогие. Я спою странную песню, ее привез из Крыма один наш актер. Это прощание людей со своей Родиной перед бегством из Крыма.

– Спой, спой, – внезапно резко сказал краском с двумя ромбами на нарукавной нашивке, – это мы дали им под зад, так что осталась от сволочи этой одна песня.

Все повернулись к нему.

Краском налил водки, выпил.

– Ну что замолчала, пой.

Татьяна встала, закрыла крышку рояля.

– Простите, друзья, я спою чуть позже.

– Правильно – крикнула Лена. – Все в гостиную – танцевать.

В столовой остались Блюмкин, потягивающий ликер, Татьяна и краском.

В гостиной граммофон заиграл танго.

Краском встал, звеня шпорами, подошел к Татьяне.

– Прошу, – он наклонил голову.

– Простите, я очень устала.

– А я сказал пошли.

Краском схватил Таню за плечо, рванул со стула.

– Как Вы смеете!

– Смею, я таких как ты актрис в обозе возил…

– Хам! – Татьяна вырвалась.

– Пошли, блядь, – краском замахнулся.

Его руку перехватил Блюмкин.

– Держи себя прилично, не позорь ферму.

– Ты кто такой, жиденок?

Блюмкин достал удостоверение.

– Я начальник отдела ИНО ОГПУ… и ты обо мне вспомнишь.

– Попался бы ты мне три месяца назад…

Краском повернулся и пошел в гостиную.

– Яша, – попросила Таня, – проводите меня.

– Я сам хотел предложить Вам уйти.

– Вот и прекрасно, давайте по-английски.

– Чудно, – Блюмкин допил ликер. – Только время еще детское. Может, в «Домино»? У меня мотор внизу.

– Давайте, – махнула рукой Таня.


Внутренняя тюрьма ГПУ | Тени кафе «Домино» | Тюрьма ГПУ