home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



27


Мартина Левин прибыла в Лион-Перраш в 16.37 и, взяв такси, поехала в квартал Жерлан. Лаборатория Мерьё П-4 располагалась на авеню Тони-Гарнье, в здании из стекла и стали, которое на первый взгляд казалось прозрачным. Левин знала, что в действительности это не так. Здание представляло собой неприступную крепость с пуленепробиваемыми и взрывоустойчивыми стеклами. Рашид Тара пояснил, что в П-4 охрана осуществляется на максимально высоком уровне, поскольку лаборатория занимается изучением самых опасных из существующих в мире вирусов, в частности, возбудителей геморрагических лихорадок Ласса и Эбола. Разделительные камеры обеспечивают лаборатории полную герметичность. Отходы сжигаются при высокой температуре, а персонал работает в скафандрах, оснащенных автономными аппаратами подачи воздуха. Сотрудники лаборатории обязаны принимать феноловый душ после каждого выхода наружу. Кроме того, все они обучены тому, как вести себя в случае возможного нападения террористов.

Выйдя из такси, Мартина некоторое время осматривала здание. Логика нормального поведения в подобной ситуации подсказывала, что ей следует прийти на проходную и сказать, что ей необходимо переговорить с Люси Мориа. Она назовет себя, предъявит удостоверение офицера полиции. Ее данные занесут в компьютер: фамилия, имя, место работы, цель и время визита. Вдова Венсана Мориа крайне холодно и кратко говорила с ней по телефону. Стало быть, нужно действовать иначе, найти какой-то более тонкий подход. Левин достала из сумки мобильник.

- Люси Мориа!

Все тот же решительный голос. Левин в том же тоне представилась:

- Капитан Мартина Левин, парижская криминальная полиция. Я только что приехала в Лион.

Вздох на том конце линии и молчание.

- Мадам Мориа?

- Да, я вас слушаю.

- Мне необходимо с вами увидеться. Я сейчас нахожусь возле вас.

- Мне нечего вам сказать сверх того, что я уже сказала сегодня утром.

- Об этом судить полиции.

- Венсан погиб более трех лет назад и…

- И все-таки нам есть о чем поговорить.

- У меня нет времени.

- Постарайтесь найти.

- Мне бы хотелось, чтобы меня оставили со всем этим в покое.

- Мадам Мориа, я предпочитаю не афишировать свой приезд.

- И что из этого следует?

- У вас есть выбор: или в обстановке полной секретности выпить кофе с женщиной, которая совершенно не похожа на полицейского, или же я нагряну к вам официально, переполошив всю вашу П-4 в полном составе. Что вы предпочитаете?

Вновь молчание, затем чуть смягчившимся голосом Люси Мориа проговорила:

- Хорошо, я иду. Но наберитесь терпения. Отсюда не так-то просто выйти.

- Я терпеливая.


Люси Мориа была невысокой, кое-как причесанной брюнеткой, почти без макияжа и с явно встревоженным видом. Черная кожаная куртка, гавайская рубашка, джинсы. Шла она быстро, засунув руки в карманы, однако Левин заметила, что она внимательно осматривает улицу, и, похоже, не только из-за интенсивного дорожного движения. Не поздоровавшись и даже не кивнув слегка головой, Люси Мориа сухо спросила:

- Куда пойдем, капитан?

В слове «капитан» прозвучала ироническая нотка. Люси словно говорила: «Легавые, вояки, фашисты всех мастей, - в мешок бы вас да в воду».

- В какое-нибудь кафе, как вы полагаете?

- Давайте в первое попавшееся.

Первое попавшееся кафе оказалось заведением спокойным. Атмосфера ретро - интересно, подлинная или только видимость? Пол, сложенный из старых цементных плит, был посыпан опилками, а официант, облаченный в длинный темный фартук, курил сигареты «житан». Однако из радио неслась какая-то очень быстрая мелодия и явно не Шарль Трене. Алексу бы здесь понравилось.

Они сели за столик, и Левин сразу же заказала два кофе-эспрессо. Лицо у Люси Мориа было непроницаемым, глаза подвижными, но холодными.

- Итак? - спросила она нарочито спокойным тоном.

- Мадам Мориа, я буду с вами откровенна, поскольку так же, как и вы, не могу терять время. В Париже убит ученый. Поль Дарк. Нет ни следов взлома, ни отпечатков, ни свидетелей. Единственное, что нам известно, это что он работал с двумя людьми. Они тоже мертвы. Патрисия Креспи, научный сотрудник Комиссариата по атомной энергии, до этого работавшая в «Корониде», и ваш муж.

- И что вы хотите узнать?

- Прежде всего, знали ли вы Поля Дарка?

- Ответом будет «нет».

- Ваш муж говорил вам о нем?

- Никогда.

- Почему вы так уверены?

- Потому что фамилию Дарк легко запомнить.

- А Креспи?

- Эта фамилия мне тоже ничего не говорит.

- Ваш муж занимался животными ядами?

- Да.

- Убийца Дарка называет себя Коброй.

- Допустим.

- Ваш муж погиб в автокатастрофе?

- Это установленный факт.

- А вы-то сами в этом уверены?

- Что вы хотите этим сказать?

- У вас никогда не возникало сомнений?

- Венсан потерял управление потому, что спустило колесо, а он ехал очень быстро по скоростному шоссе в Бретани. Он попытался выровнять машину, но на полной скорости врезался во встречную. Все погибли.

- Вы говорите об этом так, будто вас это уже не трогает.

- Я имею обыкновение держать свои чувства при себе.

- Вы человек крепкий, это видно. Мне кажется, большинство ученых именно такие, нет? Рациональные люди, умеющие сохранять спокойствие. К тому же в П-4 вас ведь обучают владеть собой в экстремальной ситуации. Или я ошибаюсь?

- Нет, не ошибаетесь. Но к чему вы клоните? И пожалуйста, не надо говорить обо всех ученых вообще. А я не стану высказываться вообще о полиции.

- Хотелось бы мне знать, до конца ли Дарк и ваш муж оставались спокойными?

- Спокойными?

- Да, когда они почувствовали приближение смерти. Медленное - в случае с Дарком и очень быстрое - в случае с Мориа.

Люси сидела скрестив руки, с непроницаемым лицом и не притрагиваясь к кофе.

- Я знаю, что вам страшно. А если женщина вашего склада испытывает страх, то у нее есть для этого основания.

- Я не могу помешать вам думать все, что вам угодно, капитан.

- Значит, вы полагаете, что мы на этом и закончим?

- Как, простите?

- Ну, вы пойдете к своим вирусам и я вернусь в Париж?

- Делайте как хотите.

- Вашему мужу угрожали?

- Не думаю, нет.

- Вашему мужу угрожали и вы боялись этих угроз, так ведь?

- Мой муж никогда не говорил мне ни о каких угрозах.

- В машине находилась канистра с бензином.

- Но ведь колесо же не от этого спустило.

В это мгновение зазвенел мобильник Люси Мориа, лежавший в заднем кармане ее джинсов. Она ответила. Последовал короткий разговор с коллегой, настойчиво просившим ее вернуться к работе. Люси невозмутимым тоном сообщила, что она у «Папаши Пикрата» и придет через несколько минут. Левин подождала, пока она закончит говорить, и спросила:

- Ваш муж был человеком предусмотрительным?

- Как, простите?

- Я о канистре с бензином. Мне надо кое-что прояснить.

- Скорее да. Что необычного в том, чтобы иметь запас бензина в багажнике?

- Вы опознали тело?

- Да.

- И что?

- Не понимаю.

- Тело вашего мужа можно было узнать, мадам Мориа?

- Оно… обгорело до последней степени. Но была машина, бумаги в ящичке, обручальное кольцо. И потом, эта поездка была спланирована заранее.

- Что он собирался делать в Бретани?

Тут Левин уловила легкое замешательство в карих глазах Люси Мориа.

- У его родителей дом в Оре.

- Катастрофа произошла вечером в пятницу. Он ехал на уик-энд?

- Да.

- А вы?

- Я должна была к нему приехать.

- Почему вы не поехали вместе с ним?

- У меня было много работы.

Тон уже не такой уверенный. Люси Мориа - человек прямой и любящий ясность. Ей трудно лгать. Так часто бывает, когда расспрашиваешь людей. Большинство лгать не любят. Говорить «да» и «нет» - это просто. Лгать гораздо трудней, в особенности когда уже кое-что присочинил и надо продолжать в том же духе, пуская в ход весь свой талант, чтобы не запутаться.

- Вы в этом уверены?

- У меня всегда много работы.

- Каким образом вы собирались ехать в Бретань?

- Поездом.

- У вас есть дети?

- Да.

- Сколько?

- Дочь.

- Сколько ей лет?

- Восемь.

- Почему она не поехала с отцом в машине? Сразу после школы, чтобы осталось побольше времени на отдых? Вы работали, значит, она была для вас только помехой.

- Поезд не так утомителен.

Люси Мориа посмотрела на часы, положила два кусочка сахару в уже остывший кофе и разом выпила его. Приподнявшись, она сказала:

- Спасибо за кофе.

- Мы возьмем еще, - ответила Левин, удерживая ее за руку.

- Навряд ли.

- А я вам говорю, что мы сейчас закажем еще кофе.

- Меня ждет коллега.

- Я знаю.

- Ничто не помешает мне уйти.

- Помешает страх, помните? Если вы уйдете, не ответив на все мои вопросы, я устрою скандал в П-4. Вы знаете, голос у меня запоминающийся.

- Ничего я не знаю.

- Может быть, но вы солгали мне про уик-энд в Бретани. И эта маленькая ложь не дает мне покоя. Ваш муж ехал не с вами. Он ехал к кому-то, не так ли? К кому?

- Я не знаю.

Люси Мориа опять села и бесстрастным взглядом уставилась на Левин. Мартина на какое-то время замолчала в ожидании. Она развернула маленькую плиточку темного шоколада, который полагался к кофе, и съела ее. Потом съела шоколад Люси Мориа.

- Ну так что?

- Клянусь вам, я не знаю.

- Вы плохо жили с мужем?

- Ни хорошо, ни плохо.

- Он хотел уйти от вас?

- Ну, этого я уже никогда не узнаю.

Левин спиной ощутила сквозняк и увидела, что Люси Мориа немигающим взглядом смотрит куда-то поверх ее плеча.

- Эй, Люси! Что ж ты делаешь, дружочек? Тебя все ждут в конференц-зале!

- Сейчас иду, Давид.

- Ты меня представишь?

- Мартина Левин. Подруга. Она в Лионе проездом.

- Здравствуйте, мадемуазель.

- Здравствуйте. Моя фамилия действительно Левин, но я полагаю, что ваша работа подождет.

- Вот как?

- Нам с Люси нужно очень много сказать друг другу. И вовсе не потому, что я подруга - мы только что познакомились, и я из уголовной полиции.

- У тебя правда все в порядке, Люси?

- Да, подожди меня на улице, Давид. Я сейчас.

Как только коллега вышел из кафе, она сказала:

- У моего мужа есть брат. Антонен. Он живет в Ла-Гаренн-Коломб, улица Сарторис.

- Надеюсь, с ним разговаривать интересней, чем с вами.

- Он часто мне звонит. И всегда говорит о Венсане. Я думаю, что между ними что-то произошло, что-то непонятное.

- Вы так считаете? И это все?

- Я ничего не знаю. Действительно ничего. Но с Антоненом… будьте помягче. Он нездоров. И хромает.

- Я не изверг.

Люси Мориа одарила ее взглядом, которого она ожидала: «Все вы фашисты, и всех бы вас куда подальше».


Левин оплатила счет и вышла из кафе. На улице она поравнялась с Давидом, тот стоял возле автобусной остановки и курил. Он неприветливо взглянул на нее.

- До свидания, Давид, - сказала она ему.

Он не ответил. Миллионы французов терпеть не могут полицейских, подумала Мартина, но готовы забыть об этом, когда у них свистнут их драндулет.

- ДО СВИДАНИЯ, ДАВИД! - не оборачиваясь, прокричала она.

Левин взяла такси и попросила отвезти ее на вокзал.



предыдущая глава | Кобра | cледующая глава