home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



7


Алекс Брюс рассказал о смерти Поля Дарка. Отравлен стрихнином. Страшные мучения. Есть подпись. О кобре Брюс умолчал. Марко Ферензи и Жюстен Лепек избегали смотреть друг на друга. Лепек то и дело запускал руку с растопыренными пальцами себе в волосы, словно расчесывая их. Этот повторяющийся жест убаюкивал, наводил оцепенение. Но Алекс чувствовал себя по-боевому. В глубине души он любил ситуации, требовавшие от него выдержки: они укрепляли его дух.

- Так, а что за подпись? - поинтересовался Лепек.

- Название змеи.

- Какой? Змей-то много.

Брюс медлил с ответом. Лепек шумно вздохнул. Вмешался Ферензи, желая помешать своему компаньону брякнуть что-нибудь невпопад:

- Уверяю вас, Поль не имел к змеям никакого касательства.

Как он странно сказал: «не имел к змеям никакого касательства», подумал Брюс. Ему вдруг представился человек, вокруг которого кишат змеи, а он их словно и не замечает.

- Кобра, - проговорил Брюс и положил записную книжку себе на колени.

На лице Лепека выразились недоумение и усталость. Ферензи никак не отреагировал; он сидел, скрестив красивые руки с тонкими пальцами, на одном из которых поблескивало золотое обручальное кольцо. Часов видно не было - возможно, он их и не носил. И если Лепек был явно недоволен тем, что его в обеденное время подвергают настоящему допросу, то Ферензи, напротив, никуда не спешил. Брюс дорого бы заплатил, чтоб узнать, какие мысли вертятся в этой голове с чуть тронутыми сединой висками. Именно Ферензи подхватил нить разговора:

- Лично мне на ум приходит, что «Кобра» - это название художественного направления, больше ничего.

- Признаться, Марко, не вижу никакой связи, - возразил Лепек. - Знаешь, кого мне это напоминает?

- Кого?

- Девицу из «Мулен Руж».

- Кого-кого?

- Вспомни, мы водили туда клиентов. Гвоздь программы: голая танцовщица ныряет в гигантский аквариум со змеями. Тогда это нас здорово зацепило.

- А теперь, Жюстен, уже я не понимаю, при чем тут девица. Ты меня прости.

- Клиенты - это моя навязчивая идея, ты знаешь.

- У Дарка были враги? - обратился Брюс к обоим.

- Нет, - ответил Ферензи. - Дарк был сама любезность.

- Славный малый, - согласился Лепек. - Я могу только подтвердить, что такого человека не встретишь на каждом углу и его смерть для «Корониды» - большая утрата. Что вы еще хотите от меня услышать?

- Он ни с кем не соперничал в профессиональном отношении?

- Нет, - со скучающим видом ответил Лепек.

- Он был весьма уважаемым человеком в своей области, - добавил Ферензи.

- А может, женщины?

- Что касается разных там похождений, то тут Поль был немногословен, - заметил Лепек.

- А вы, месье Ферензи, что об этом думаете?

- Это правда, Поль был человеком сдержанным.

- Вы, должно быть, в курсе того, что он развелся?

- Он не обсуждал с нами свои семейные дела, - отрезал Лепек. - Простите, инспектор, если я говорю что-то не так.

- В «Корониде» довольно серьезная служба безопасности, - продолжал расспрашивать Брюс - Невольно возникает мысль о промышленном шпионаже.

- Федерико бдительно за этим следит, - сказал Ферензи. - И потом, Поль бы нас предупредил в случае какой-либо опасности. Нет, мы не видим ничего такого…

- Все это в голове не укладывается, - перебил его Лепек. - Никак не укладывается. Поль просто нарвался на сумасшедшего.

- Видите ли, даже любезный человек не откроет дверь незнакомцу посреди ночи, - возразил Брюс.

- Вам, конечно, виднее, - пожал плечами Лепек.

- Дверь откроют родственнику, другу или коллеге.

- А его сын, Феликс, что вы на это скажете?

Брюс не ответил, а Лепек принялся развивать свою мысль:

- В двадцать шесть лет все еще при папе, пользовался его добротой. Будь у меня дети, я бы такого не потерпел. По-моему, вот им-то вам и стоит вплотную заняться.

- Неплохая идея. Спасибо за совет.

- Жюстен, попридержи язык, пожалуйста.

- А что я такого сказал?

- Мы сегодня не выспались, майор. Что поделаешь, работа! И потом, Жюстен, я с тобой не согласен. Феликс - парень совершенно нормальный.

- Ты-то почём знаешь?

Ферензи пожал плечами. Брюс спросил, когда они видели своего коллегу в последний раз.

- Примерно в половине восьмого вечера, - ответил Ферензи. - Поль собирался домой. Мы пожелали друг другу приятного вечера…

- Он выглядел озабоченным?

- Я ничего такого не заметил.

- Что вы делали потом?

- Подождал, пока Жюстен закончит заниматься гимнастикой, и мы пошли ужинать с нашими корейскими клиентами. В «Ла Куччина». Это очень хороший итальянский ресторан, в двух шагах отсюда.

- Вы оба были в ресторане?

- Оба.

- А Федерико Андрованди что делал?

- Он был с нами, разумеется! Как же я забыл! Он всегда с нами, когда у нас выход с клиентами. Я могу попросить его о чем угодно, он мой шурин.

- Он мне уже сообщил.

- Да, он немного болтлив.

- Явно болтливее Поля, - вставил Лепек.

- Дарк на этом ужине не присутствовал. Почему?

- Он был ранней пташкой и предпочитал, чтобы развлечение клиентов мы брали на себя. А меня это ничуть не затрудняет. Напротив, я люблю бывать в ресторанах и клубах. Больше, чем Жюстен, кстати.

- Ну уж нет, я тоже люблю.

Ферензи продолжал, не обращая внимания на реплику Лепека:

- В этот раз клиент был очень важный и требовалось присутствие Жюстена.

- В котором часу вы ушли из ресторана?

- Я полагаю, чуть раньше полуночи. Мы отвезли Жюстена к нему домой в Везине и вернулись на улицу Удино.

- Кто это «мы»?

- Мой шурин живет с нами.

Брюс уловил легкую усмешку во взгляде Лепека. Наступило короткое молчание, после чего Брюс заметил, что, работая в фармакологии, нетрудно раздобыть яд. Стрихнин или какой-нибудь другой алкалоид. Сказав это, Брюс стал ждать ответной реакции.

Лепек едва заметно улыбнулся, - в эту минуту он был похож на диснеевского мангуста.

- Видите ли, инспектор, «Коронида» больше специализируется на лекарствах. Более того, торговля препаратами, содержащими стрихнин, запрещена в июне 1998 года.

- А запасы на складах?

- Вы шутите!

- Я редко шучу, когда речь идет об убийстве человека.

- Если говорить о запасах, то поверьте, меня они интересуют исключительно с коммерческой точки зрения. Я всегда предпочитал делать деньги, чем убивать своих компаньонов. Себя не переделаешь.

- Поль Дарк приглашал вас к себе домой?

- Приглашал, а как же! И мы его приглашали, - заговорил Лепек, повышая голос - К чему вы клоните? Знаем ли мы код? От двери на улицу Монтань-Сент-Женевьев? Представьте, я его забыл!

Брюс поднял бровь и улыбнулся, потом недоуменно взглянул на Ферензи, как бы спрашивая, что это с его коллегой.

Итальянец сделал умиротворяющий жест.

- Нас следует извинить, майор. Мы все немного выпили. Карла, моя супруга, настояла, чтобы мы открыли вторую бутылку шампанского, а мы почти ничего не ели.

«Отведайте засахаренных кумкуатов», - подумал Брюс, вставая.

- Будьте готовы к тому, господа, что вас вызовут в полицию, - вслух сказал он.

Жюстен Лепек не сводил с него хмурого взгляда, а Марко Ферензи ответил:

- Мы к вашим услугам, майор.

- А сейчас мне бы хотелось осмотреть кабинет Поля Дарка и поговорить с его секретаршей.

- Вы не станете изымать документы? - спросил Лепек.

- Я еще не решил.

- Мы не можем позволить, чтобы информация о нашей работе вышла за пределы лаборатории!

- Я возьму только то, что сочту полезным для следствия.

- И мы не вправе выразить свое мнение?

- Нет.

- Фантастика! Это почему же?

- Потому что зампрокурора уже сегодня утром назначил следователя, который дал мне поручение произвести отдельные следственные действия.

- Эта ваша тарабарщина, знаете…

- Согласно существующему порядку, отдельное поручение включает в себя любое следственное действие, способствующее установлению истины: перемещение по всей территории Франции, допрос, изъятие, обыск. Статья 18 пункт 4 Уголовно-процессуального кодекса. Такое объяснение вас устроит?

- Повторяю вам, есть определенная информация, и мы не хотим, чтобы она разглашалась!

- Документы опечатают, доступ к ним будут иметь только офицер судебной полиции и следователь.

Ферензи в нескольких столь же витиеватых выражениях положил конец дискуссии, проводил Брюса в кабинет Поля Дарка и представил ему секретаршу. Это была пухлая блондинка по имени Иветта, лет сорока, широко и охотно улыбавшаяся вошедшим. Она с не меньшей готовностью заплакала, когда Брюс сообщил о смерти шефа. Брюс дал ей время, чтобы прийти в себя, после чего она раскрыла перед ним папки, где в полном порядке содержались документы. По утверждению Иветты, она фильтровала все звонки, которые шли ее шефу. Ни угроз, ни чего бы то ни было необычного она не отметила. В ее представлении Поль Дарк тоже был сдержанным и любезным человеком, который «никогда ни на миллиметр не открывал дверь в свою частную жизнь». Брюс, ухватившись за эти слова, задал ей вопрос о том, кто в «Корониде» мог знать номер кодового замка в двери на улице Монтань-Сент-Женевьев.

- Понятия не имею, - ответила Иветта.

- Особенно мне хотелось бы знать, общался ли Поль Дарк с коллегами помимо работы.

- Я поняла смысл вашего вопрос, майор. Так вот, месье Дарк поддерживал дружеские отношения только с руководством.

- А поподробнее?

Иветта смутилась. Брюс показал на закрытую дверь:

- Все останется между нами.

Секретаршу это, похоже, не убедило. Выждав немного, Брюс взял Иветту за локоть и сказал, что ему одному, без посторонней помощи, до истины не докопаться.

Иветта в конце концов уступила:

- Ну хорошо. К примеру, он был единственным, кроме, конечно, месье Ферензи, кто пользовался гимнастическим залом месье Лепека. И новоселье он праздновал в очень узком кругу. Проще сказать, приглашены были только Марко Ферензи, Жюстен Лепек и их супруги. Мне кажется, месье Дарк очень дорожил своей частной жизнью. И знаете, он был очень обаятельным человеком.

- Я не сомневаюсь.

Она вновь заплакала. Брюс сел напротив в ожидании, когда она успокоится. Высморкавшись, Иветта проговорила:

- Это, должно быть, трудно - то и дело сообщать о чьей-нибудь смерти?

- Да, это не самое лучшее, что есть в моей работе.

- Уж конечно.

- Но иногда у меня тоже бывают приятные сюрпризы.

Она посмотрела на него. Удивление на ее лице сменилось вниманием. Брюс продолжал:

- Жюстен Лепек всегда такой?

- Я думаю, то обстоятельство, что он получил «Корониду» в наследство от своей семьи, дает ему ощущение свободы. Но… к счастью, он умеет окружать себя толковыми людьми.

- Вы имеете в виду Марко Ферензи?

- Главным образом Поля Дарка. Месье Ферензи занимается безопасностью, кадрами и внешними связями. Что касается управления, то месье Дарк был незаменимым человеком для фирмы.

- То есть?

- Он очень много работал, и важные решения месье Лепек никогда не принимал без его совета. Например, успех совместного предприятия со шведским «Янкисом» - полностью заслуга месье Дарка. Без него работать будет уже не так интересно.

- Хотите кофе? Я видел в коридоре автомат.

Она согласно кивнула сквозь слезы, и Брюс, оставив ее одну, вышел в коридор. Там никого не было. Из кабинета Лепека, этого гнездышка, теперь пустого, доносились звуки работающего телевизора. Когда Брюс вернулся, Иветта сидела уставившись на свои руки, в которых теребила бумажный носовой платок. Он молча протянул ей кофе и, когда она выпила, спросил:

- Вы уверены, что Поль Дарк ни разу не получал угроз или даже просто подозрительных телефонных звонков? В это трудно поверить.

- Нет, уверяю вас, - проговорила она с какой-то странной ужимкой. Сказав это, она знаком попросила Брюса подать ей записную книжку и ручку. Она написала: «Встретимся в другом месте». «Через 20 минут возле ресторана ”Ла Куччина”», - в свою очередь написал Брюс.


Выходя из лифта, Брюс нос к носу столкнулся с Карлой Ферензи. Чуть поодаль на кожаном диванчике сидела Дани Лепек. Она была по-прежнему спокойна и по-прежнему курила.

- Вы оставили нас в стороне, это неправильно.

- Почему же, мадам Ферензи?

- Потому что мне кое-что известно.

Карла Ферензи, наверное, красива, подумал Брюс. Красива вообще. Но впечатление портит ее тон и эта тоска, которая исходит от нее, как запах плохих духов. Бросив взгляд на Дани Лепек, он нашел, что у нее вид опытной великосветской дамы, сокрушенно наблюдающей за истеричной девственницей.

- Так что же вам известно?

- Что у Поля была женщина, вот что!

- Он вам об этом говорил?

- Нет, но это и так было видно. Он вдруг стал лучше одеваться. Меньше есть. Он вел себя как мужчина, который хочет нравиться и боится, что это ему не удастся. Вот что я знаю!

Она почти кричала. Алекс Брюс подумал, что после эпизода с Жюстеном Лепеком все стало как-то опасно повторяться.

- Это вам он хотел понравиться?

- Разумеется, нет, - возмущенно ответила Карла.

- Кому же тогда?

- Если б я знала, я бы вам сказала! Поль был обаятельным человеком. Умным и мягким.

- Позвоните мне, если еще что-нибудь узнаете, - сказал Брюс, протягивая ей визитную карточку.

Карла отказалась брать визитку, взгляд ее вспыхнул.

- Нет, вы посмотрите! Сейчас что - обеденный перерыв и вы с голоду умираете? У вас нет времени расспросить людей, которым есть что сказать? Вы на госслужбе не переутомляетесь, зато все время жалуетесь.

С каменным выражением лица Брюс сказал:

- Единственный из нас, мадам, кто сейчас ничего не делает, - это мой сослуживец, который нарвался на пулю. Он выиграл право отдохнуть в госпитале.

Дани Лепек поднялась с места. Она твердым голосом попросила Карлу «оставить ее на две минуты с полицейским». Темпераментная блондинка как-то сразу обмякла и повиновалась.

- Вам тоже вдруг припомнилось кое-что о Поле Дарке, мадам Лепек?

- Разумеется, нет, я была с ним едва знакома. Сожалею о том, как ведет себя Карла и еще о вашем раненом сослуживце. Мне показалось, это близкий вам человек.

- Да, друг.

- Ну вот, я всем сердцем сочувствую вам, майор, поверьте.

- Спасибо. Итак, чем я заслужил эту беседу с глазу на глаз вдали от деятельного Федерико?

- Деятельного? Ну, это спорно. Однако речь не об этом.

- О чем же?

- Я вас уже где-то видела, майор.

Брюс ничего не ответил. В отличие от Карлы, думал он, Дани Лепек вблизи только выигрывает. Для пятидесятилетней женщины у нее великолепная кожа. Упругая, несмотря на морщинки. Тонкая и изысканно белая. Красивая немолодая женщина. Или просто красивая женщина. Она не сводила с него глаз, но в ее взгляде не было ничего провоцирующего. Дани Лепек спокойно размышляла, как будто майор криминальной полиции собирался посвятить ей целый день.

- По телевизору. Я вас видела по телевизору. Совсем недавно.

- Такое возможно.

- Дело о серийных убийствах. Какой-то подонок убил с десяток женщин. А вы его поймали.

- Так и есть.

- Не каждый день встречаешь такого человека, как вы.

Брюс улыбнулся:

- Мне тоже кажется, что я вас где-то видел.

Она улыбнулась в ответ. Брюс про себя отметил, что стоит она как-то по-особенному. Все люди какую-то часть дня проводят стоя, но у некоторых это выходит красивее, чем у других. У нее грациозная осанка. И очень естественная. Брюс нисколько не удивился, когда Дани Лепек сказала:

- Я была моделью у Хельмута Ньютона. Давно уже.

Он мог бы ей польстить, возразив: «Не так уж и давно». Но с этой женщиной такие штучки не пройдут. Она вовсе не собиралась извиняться за поведение своего мужа. Вместо этого она решила пойти навстречу Брюсу и посмотреть, что будет. Она так здорово взвешивала комплименты, что в них почти уже верилось. Они расстались, вновь мило улыбнувшись друг другу. Не то чтобы сообщники, но люди, вполне друг друга понимающие. Отправляясь в «Ла Куччина», Брюс прошел через будку охранника, как через государственную границу. Границу, отделяющую весьма специфический мир «Корониды». Мир, напоминающий какую-нибудь американскую «мыльную оперу».

Нет, не так. Вернемся лучше к метафоре зверинца, подумал Брюс. Жюстен Лепек - это мангуст, Дани Лепек - черная пантера, Карла Ферензи - гиена, Федерико Андрованди - шакал, а Марко Ферензи - он… он… Вот с ним пока не ясно, но прояснится непременно.



предыдущая глава | Кобра | cледующая глава